Сергея Лукъяненко в Праге ждали уже не первый год. Фанаты творчества Сергея успели проложить «народную тропу» к ресторану «Чёрный орёл», в котором происходит встреча главных героев книги «Дневной дозор» Светлого Мага Антона Городецкого и Тёмного Мага Эдгара. Ресторан этот на самом деле существует, причём, расположен он именно на том месте, которое описывает в романе Сергей Лукьяненко — неподалёку от станции метро Malostransk?.

В ресторане существует книга записей посетителей, исписанная вдоль и поперёк на русском, казахском, украинском и других языках. В «Чёрном орле» Сергея ждали, как самого дорогого посетителя. Развернулась скатерть-самобранка, и на столе оказались самые вкусные блюда местной кухни — свиные рёбрышки, печёная утка и, конечно, свиное колено, которое также прославили Антон Городецкий и Эдгар.

Отдельная порция «колена» была приготовлена для Сергея. Сергей, любитель хорошей кухни, попробовал всего и остался доволен. «Одобрено Ночным Дозором!» (С.Лукьяненко). 15 мая 2009 г.». Эта надпись осталась на стене «Чёрного орла».

Обед был неспешным, и шеф-редактор «Пражского телеграфа» Наталья Судленкова успела обсудить с Сергеем Лукьяненко массу тем. Разговор был настолько интересным, что редакция самой любимой газеты Чехии решали опубликовать его практически полностью в двух номерах. Сегодня — первая часть «Тайны Дозоров».


— Сергей, мы сейчас сидим в ресторане, который точь-в-точь соответствует его описанию в «Дневном дозоре». Вы были здесь во время посещения Праги или кто-то рассказал о нём?

— Я сам здесь был лет десять назад, и колено здесь поел. О чём и написал в «Дозоре».

— Насколько Ваши личные впечатления влияют на написание книг?

— Очень сильно влияют. Потому что какое бы место ты не описывал, даже фантастическое, всё равно берешь реальные черты чего-то. И, разумеется, это будут черты того места, которое тебе понравилось. В «Дневном Дозоре», кстати, была описана реальная Прага, и поэтому хотелось упомянуть именно те места, которые понравились, чтобы они тоже порадовали читателей.

— А бывает такое, что событие из реальной жизни становится толчком для фантастического произведения?

— Это почти всегда так. Вот характерный пример: старая такая книжечка «Линия грёз». Там по сюжету пилот космического корабля садится на своей маленькой яхте и случайно выхлопом двигателя убивает девчонку, которая подбегала к космическому кораблю, чтобы сразу предложить какие-то услуги — местные наркотики, иллюминатор протереть или дюзы.

— Очень напоминает ребят на светофорах, которые стёкла у машин протирают…

— Точно. В тот период, когда я писал «Линию зрёз», как раз появилась мода у детей на перекрёстках подбегать к машинам, протирать стёкла. И это была такая беда, потому что у детей, естественно, нет никакого чувства опасности. Они на перекрёстках выбегали, бросались прямо под машины. И я представил: «Ага, в каком-нибудь далёком будущем будут подбегать к космическому кораблю: «Давайте, я Вам дюзы отполирую».

— Если фантастика настолько переплетена с реальностью, то кем надо быть, чтобы писать фантастику — фантастом или реалистом?

— Лучше — и тем, и другим. Потому что фантастика строится на каком-то ирреальном допущении, но дальше все должно быть реально. Очень просто представить себе мир, в котором светит солнце зелёного цвета, труднее описать, к чему это приводит в окружающем мире. А еще труднее представить всё это непротиворечиво.

— А если взять столь любимые народом «Дозоры», то что было толчком к написанию книги?

— Я хотел написать фэнтези, но мне не хотелось погружаться в средневековье. Это потребовало бы массу времени и усилий, чтобы узнать, как люди жили в то время, как общались между собой, обрасти чисто бытовыми мелкими подробностями. И я решил перенести всех этих магов, волшебников, вампиров, оборотней в наши дни, в наш мир и посмотреть, что из этого получится, как они будут жить.

— Но они не просто живут, есть и Дозоры. Дозоры — это аналог полиции из реального мира?

— Я размышлял очень просто. Если они живут в нашем мире, и мы этого не знаем, значит, есть какая-то структура, которая следит, чтобы они не высовывались. Кстати, да, волшебная полиция своего рода. Прекрасно, волшебная полиция есть. Назовём её, к примеру, «Ночной дозор». Очень красиво звучит, чётко, лаконично, есть отсылки сразу к чему угодно – к Рембрандту, к Галичу. И как только появился «Ночной дозор», сразу родилась идея – это будет детектив, возникли какие-то ситуации, всё немедленно прорисовалось.

— А Вы ожидали, что «Дозоры» будут настолько популярными?

— Я думал, что «Ночной Дозор» будет популярным, но не ожидал масштабов. Мой издатель вообще в это не верил. Когда я ему сказал, что хочу написать фэнтези,то издатель меня отговаривал. Он говорил, мол, у тебя замечательно получается космическая фантастика, это твоё, зачем ты будешь писать фэнтези, это совершенно не то, что ты умеешь и любишь делать.

— И Вы пошли поперёк издателю?

— Я к тому моменту написал подряд несколько космических опер, и мне это надоело. Я решил немножко поиграть в сказку и сказал: «Нет, я хочу это сделать, извини».

— Насколько автор свободен принимать такие решения? У Вас же наверняка был контракт с издательством, которое и заказывает Вам книги?

— У меня, конечно, был контракт, по которому я был обязан написать несколько романов. К счастьяю, издатель был умным человеком, он не стал бить кулаком по столу и кричать: «Нет, у тебя контракт! Напиши-ка то, что мы хотим.» Он понимал, что когда автор пишет то, что ему хочется, он всегда напишет лучше, чем то, что он пишет по заказу.

— И Вы написали, что называется, в охотку?

— Да. Когда я дописал «Ночной дозор», у меня сразу возникла чёткая мысль, что это вещь, которую легко экранизировать. Ведь всё происходит в нашем мире в наши дни, то есть антураж – вот он, вокруг, существует. Садись и пиши, а потом снимай.

-Тем не менее, экранизация сильно отличается от романа, что зачастую вызывает массу нареканий фанатов Вашего творчества.

— Конечно. Но у кино свои законы, и не было возможности снять всё точь-в-точь по книге.

— У Вас эти изменения не вызвали возражений?

— Нет, потому что я сам работал над сценарием. Я видел, что ни у кого из кино нет такой цели — переиначить книгу. Все хотели сделать именно так, как было в «Ночном Дозоре». Но в процессе этой работы мы поняли, что придётся изменять одну линию, другую, потому что невозможно вместить события целой книги в фильм. Приходится сокращать. Когда ты сокращаешь, то поневоле у тебя теряется то одна сюжетная линия, то другая, их надо чем-то заменить, что-то добавить, чтобы всё это обрело связность. Это похоже на перевод с одного языка на другой.

— А как Вам игра актёров в фильме? Например, Константина Хабенского?

— Хабенский… Тут сложно. Хабенский хорошо сыграл, но он сыграл совершенно не того Антона Городецкого, который описан в книге. Городецкий в «Дозорах», конечно, интеллигент с комплексами и прочим. Но он вовсе не такой нервно-спившийся интеллигент, который получился в трактовке Хабенского. А вот, например, Гессер – это полное попадание в точку. Это абсолютно тот образ, который я видел. На мой взгляд Гессер – это такой советский партийный работник средней руки. Меньшов это сыграл просто один в один.

— А ведьма?

— Алиса тоже совершенно другая ведьма, но образ получился очень органичный. У меня Алиса совсем молодая, она не сволочь, она просто наивная и, в общем, запутавшаяся девочка, очень несчастная. А здесь, скорее, состоявшаяся женщина-вамп. Скажем так, Алиса, которая описана в книге, через какое-то время могла бы стать той Алисой, которую мы видим в фильме. Очень хорошо получился Костя-вампир. И Алёша Чадов сумел держаться наравне с опытными мощными сильными актёрами. Мальчик Егор сыграл очень сильно. В фильме очень много хороших ролей — и Ольга, и Светлана. Работа была проделана просто огромная.

Окончание разговора с Сергеем Лукьяненко читайте в «Пражском телеграфе» N11.

Сергей Лукьяненко (41) — русский писатель-фантаст (родился в Казахстане, профессия — врач-психиатр, владеет гипнозом). Его первые книги вышли на рубеже 80-90-х годов. С 1995 г. — профессиональный писатель. Известность Лукьяненко принесли повести «Рыцари сорока островов» и «Атомный сон». Первая фантастическая публикация — «Нарушение» (1988). Самый популярный цикл книг Сергея Лукьяненко — «Ночной Дозор», «Дневной Дозор» и «Сумеречный Дозор». Первые две были экранизированы.
Вышли компьютерные игры по «дозорному» циклу, ролевая игра по книге «Не время для драконов». Существует браузерная on-line игра в мире «дозорного» цикла, создано множество настольных игр и игр для сотовых телефонов по мотивам творчества писателя.
Сергей женат. Жена Соня — кандидат наук, доцент. Сергей живёт в Москве со своей женой и двумя сыновьями Артемием и Даниилом. Держит домашних животных (йоркширскую терьершу и её потомство), коллекционирует мышей и увлекается кулинарией.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя