Дмитрий Харатьян
Дмитрий Харатьян

Дмитрия Харатьяна очень сложно представить взрослым.

Для подавляющего большинства жителей страны Советов он был и остаётся неотразимым юношей из «Розыгрыша» и «Гардемаринов». Тем не менее, нестареющему секс-символу советского, а потом и российского экрана уже пятьдесят лет. И вместо ролей блистательных молодых людей он играет роли отцов.

Недавно на экраны вышел фильм «Валерий Харламов.Дополнительное время», в котором Дмитрий Харатьян исполнил роль отца самого техничного нападающего мирового хоккея всех времён и народов. В Российском центре науки и культуры в апреле прошла презентация этого фильма, после которого шеф-редактор самой любимой газеты Чехии Наталья Судленкова побеседовала с неувядающим гардемарином.

Накануне показа фильма я просмотрела рецензии на него. Нельзя сказать, чтобы они были сплошь и рядом позитивными. Как Вы реагируете на критику?

Народ в интернете озлобленный. А вообще я считаю, что критика полезна в любом случае.

А Вы следите за тем, что пишут о Вас в прессе?

Если попадается на глаза заметка, то читаю, специально не отслеживаю. С фильмом о Харламове была особая история – его смотрели три категории зрителей. Сначала показали для спортивных людей, которые знают спорт и близки к этому. Потом на Фестивале спортивного Кино в Степногороске, а там была другая аудитория. Многие из этих людей лично знали Харламова, вообще по-другому к спорту относятся, это их жизнь. А потом была премьера на телевидение – это третья аудитория появилась. И мне было интересно узнать мнение всех трёх категорий.

Многие уже взрослые сейчас люди вспоминают о Харламове с лёгкой грустью – это был кумир их далёкого детства. А для Вас он тоже был кумиром?

У меня с детства были два кумира – Старшинов и Харламов, Старшинов, слава Богу, жив. В Праге у меня сбылась моя детская мечта. Я выступал с хоккейной командой на благотворительном хоккейном матче, первый раз в жизни полностью надел хоккейную форму – щитки, краги, у меня никогда такого не было.

А в детстве?

В детстве я играл в дворовой хоккей, вся экипировка была непозволительной роскошью. А тут мало того, что надел форму, так мне ещё сам Вячеслав Старшинов помогал её надевать!

Роль у Вас в фильме совсем небольшая. Не обидно было?

Ни в коем случае. Как только возникала эта идея – снять фильм о Харламове, и режиссёр Юрий Королёв предложил прочитать сценарий, то я сразу вцепился в эту историю. Во-первых, она мне по-человечески очень близка оказалась, я много знал у Харламове, а вот историю его жизни не знал. Кстати, этот фильм больше не о хоккеисте Харламове, а о человеке.

Вам многим приходится в себе жертвовать, чтобы в роль вжиться?

Это заблуждение, что мы настолько перевоплощаемся, что входим полностью в роль. Если бы это было так, что можно в психушке закончить. Это всё-таки профессия, это создание образа. Вживание в образ не означает, что становишься этим героем, что в момент съёмок ты и есть он.

Но многие живут в этом образе…

Это уже дело психики. Хотя роль, конечно, многое меняет в человеке.

Натали Портман почти год занималась балетом для того чтобы Оскара получить. А у Вас было в жизни такое?

Конечно. Я занимался спортом, учился на лошади кататься.

Для «Гардемаринов»?

Я раньше начал. Сначала был фильм «Пушкин» Марлена Хуциева, который так и не состоялся. А через пять лет были «Гардемарины». Пришлось получать специальные навыки.

Как Вы оцениваете работу Алексея Чадова в роли Валерия Харламова?

Мне он понравился. Он по психотипу близок к Харламову — такой нервный, собранный, решительный, волевой. В Чадове были все слагаемые. Думаю, что он – единственный из артистов, которые на слуху, которые в медийном поле находятся.

Насколько, с Вашей точки зрения, было велико влияние отца на судьбу Харламова?

Оно было решающим. Борис Харламов привёл Валерия в хоккей вопреки мнению врачей, втайне от супруги. У Валерия порок сердца был, ему было запрещено заниматься физкультурой, вообще любимые нагрузки были ему противопоказаны

Со стороны отца это было волюнтаристское решение или он всё же взвешивал риски?

Мне кажется, что он не думал об этом. Я убеждён, что подумал: клин клином вышибают.

А Вы смогли бы по отношению к своим детям так поступить?

Я бы смог, но мне жена не даёт. У меня такая же история с моим сыном. У него завал стопы и плоскостопие, он освобождён вообще от всех занятий. И он такой рыхлый растёт, а я никак не могу переубедить жену, что надо тренироваться. Единственный вид спорта, который ему разрешён – это плаванье.

А плоскостопие может привести к искривлению позвоночника, это уже влияет на все органы. В результате, боюсь, будем делать операцию. Сейчас он нормально ходить не может. Я думаю, что если бы больше воли проявил, и вовремя, лет в 9-10 отдал его в какой-нибудь вид спорта, думаю, это могло бы ему помочь.

А почему не настояли?

Сложно с женой спорить. А отец Харламова втихую от жены отдал ребёнка в хоккей. А потом он привёл её на матч, где играл сын, Валерий забил гол, и по по радио объявили: «Гол забил Валерий Харламов». Она воскликнула: «Как это? Это что, наш Валерка? И давно?». А отец: «Год уже играет. Талант у человека».

Вы сами встречались с отцом Харламова?

К сожалению, нет. Но он, кстати, дал миру двух выдающихся хоккеистов – Валерия Харламова и Вячеслава Фетисова. Это просто мистика какая-то. Он ведь был простым мальчишкой с городской окраины, гонял в хоккей во дворе. Отец Харламова его увидел и по сути отвёл за руку в хоккейную команду. Фетисов ему очень благодарен за это, и после смерти Валерия много занимался с его сыном Александром, опекал его, фактически заменил ему отца.

Вы играли за российскую команду в благотворительном матче. Часто приходится выступать вот так, ради помощи другим?

В хоккейных нет, а в футбольных — да.

А что мешает в хоккейных выступать?

Я всегда думал, что мои спортивные показатели недостаточно высоки для того, чтобы принимать участие в командной игре и подставлять команду под удар. Я в Праге впервые в жизни в полной экипировке вышел на лёд. Слава Богу, развенчались мои самые дурные ожидания, я думал, что просто не смогу двух шагов сделать, упаду тут же. Но память дворового хоккея всё равно крепко сидит, это мне и помогло.

В самом начале матча вместо российского гимна заиграл гимн Советского Союза. Как Вы себя чувствовали в этот момент?

Великолепно. Это было замечательно. Именно во времена Советского Союза процветал наш спорт как таковой, а в хоккее нам равных не было, как и в балете, так и в космосе. Для меня это был такой ностальгический момент, потому что я действительно рос под этот гимн, и эти слова я знаю наизусть.

Я даже сначала машинально начал подпевать, а потом подумал: «Может, они нам подарок такой сделали?». Это было не умышленно сделано, это не была какая-то провокация, не надо из этого делать грандиозную историю. Наверняка это гимн запустили по оплошности, но мы росли под этот гимн и достигали больших побед в спорте.