Карел Кёхер
Карел Кёхер

Его имя в своё время было известно только очень узкому кругу лиц. И одним из них был предатель. Он живёт с красавицей женой в пригороде Праги, читает книги по философии и пристально следит за перипетиями чешской политики. Скорее, по привычке, чем рассчитывая как-то на эту политику повлиять.

Его зовут Карел Кёхер. Это «крот» социалистических времён, который добился самого высокого положения в ЦРУ. Необыкновенная судьба «чешского националиста», как сам себя называет Карел Кёхер, полна зигзагов и символов.

Он стал одним из тех немногих – по пальцам одной руки можно пересчитать – людей, которые, не расколовшись, прошли детектор лжи при приёме в ЦРУ. Его выдал ЦРУ ныне уже беглый генерал КГБ Олег Калугин. А обменяли из нью-йоркской тюрьмы на известного в СССР диссидента, нынешнего председателя агентства «Сохнут» и бывшего министра промышленности Израиля Анатолия (Натана) Щаранского.

Карел Кёхер сыграл одну из основных ролей в получении материалов о новой ядерной доктрине США эпохи Рональда Рейгана. Но выходцам из СССР он гораздо лучше известен по другому фрагменту своей биографии. Именно Карел Кёхер был тем переводчиком, который прослушивал телефон Александра Огородника, главного героя эпопеи «ТАСС уполномочен заявить…».

Согласно сюжету, написанному Юлианом Семёновым, Александр Огородник был завербован ЦРУ. Но Карел Кёхер утверждает, что всё было совершенно не так. Об истории вербовки Огородника и скрытых пружинах этого дела читайте в одном из ближайших номеров «Пражского телеграфа».

Шеф-редактор самой любимой газеты Чехии Наталья Судленкова несколько раз встречалась с Карлом Кёхером, обсуждая с ним подробности его биографии. Этот портрет «социалистического крота» написан по материалам встреч и бесед с ним.

Свободный выбор

Карел Кёхер родился 21 сентября 1934 г. в Братиславе, в Прагу семья переехала в 1939 г. В 1958 г. Карел вступил в Компартию Чехословакии.

«Я был антикоммунистом, не могу сказать, что рьяным антикоммунистом, но всё же режим вызывал у меня чувство протеста», — говорит Карел Кёхер. По его словам, он не знал никакого другого варианта вырваться за границы Чехословакии, кроме как завербоваться на работу в спецслужбы и попытаться с их помощью выбраться за рубеж.

«Меня наскоро подготовили сотрудники STB (чехословацкая служба государственной безопасности), которые, как мне показалось, сами не очень верили в то, что я смогу чего-то добиться и вообще выйду на контакт, оказавшись за границей», — вспоминает Карел Кёхер. Подготовка началась в 1962 г., а через год Карел познакомился с неотразимой миниатюрной блондинкой Ханой. Они поженились через три месяца после знакомства и начали вместе готовиться к отъезду.

Сначала Карел Кёхер с супругой Ханой оказались в Австрии, а 4 декабря 1965 г. они въехали на территорию США. В 1967 г. Карел был принят на работу на «Радио Свободная Европа» и одновременно поступил в престижный Колумбийский университет, который закончил в 1970 г. Одним из его преподавателей был «главный антисоветчик» Збигнев Бжезинский, бывший советник президент Джиммии Картера по национальной безопасности, автор книги о геополитике «Великая шахматная доска».

Ложь на детекторе

Ему не сразу дали гражданство США, пришлось прибегнуть к поддержке влиятельных персон. И вскоре после получения гражданства Карел Кёхер подал заявление на устройство на работу в ЦРУ. Одним из этапов трудоустройства стал полиграф – детектор лжи. Карел Кёхер говорит, что ему удалось обмануть «умную машину» благодаря тому, что он постоянно думал о булочках с маком.

«Почему о булочках с маком? Просто я их очень люблю, а чтобы обмануть полиграф, надо думать о чем-то приятном, что не возбуждает, а наоборот — расслабляет… Я представил себе этот запах свежих булочек с маком, которые готовила моя мать, и будто опять оказался в детстве…» — вспоминает Карел Кехер.

Справедливости ради надо отметить, что существует и другая версия победы Карла Кёхера над полиграфом. Авторы этой версии утверждают, что детектор не ошибся и показал волнение Карла, но тот смог убедить работавшего на аппарате оператора, что его нервозность была совершенно естественной, и тот пропустил Карла в следующий тур. Большим плюсом для Карла Кёхера стали положительные рекомендации его преподавателей из Колумбийского университета.

5 февраля 1973 г. Карел Кёхер был принят на работу переводчиком в ЦРУ. Он получил допуск к самым тайным документам. Он переводил сообщения от агентов ЦРУ в России и Чехословакии, и ценность его информации была настолько высока, что он посылал свои сообщения напрямую в Москву, минуя Прагу.

Ракетно-ядерное нападение

В конце 1975 г. семья Кёхеров переехала в Нью-Йорк. В 1981 г. Карел Кёхер получил новое задание – раздобыть документы о новой атомной доктрине США. До появления этой доктрины атомное оружие рассматривалось и Москвой, и Вашингтоном как орудие сдерживания, обороны, а не нападения. Новая доктрина ввела понятие «ограниченного атомного конфликта».

«Разработчики новой концепции исходили из того, что США могли не просто выстоять в таком конфликте, но победить. Де-факто в новой концепции ядерное оружие становилось оружием нападения, — говорит Карел Кёхер.

Американцы были уверены, что имеют такое сверхточное оружие, что могут ударить по какой угодно цели безошибочно. Поэтому они исходили из того, что первым же ударом уничтожат руководство СССР. Разработчики концепции исходили из того, что при соблюдении этого плана война могла бы закончиться за три месяца победой США».

Карел Кёхер не знает, что происходило далее с переданными им в Москву документами. О том, что материалы достигли цели, он догадался, когда тогдашний министр обороны США Каспер Уайнбергер неожиданно разослал письмо редакторам влиятельных газет США, в которых опроверг сообщения о том, что США готовят ядерное нападение на СССР. Уайнбергер в письме подчёркивал, что ядерное оружие необходимо США только как оружие сдерживания. После этого Уайнбергер ушел в отставку.

Вскоре после окончания разработок по операции «РЯН» — «Ракетно-ядерное нападение» Карел Кёхер и его жена были арестованы и обвинены в шпионаже. «Я убеждён, что меня выдал Олег Калугин. Не было другого высокопоставленного сотрудника КГБ, который мог это сделать», — утверждает Карел Кёхер. За арестом последовали суды и приговор – пожизненное заключение.

В феврале 1986 г. на знаменитом берлинском мосту Глиникер Брюк произошёл обмен – Карел и Хана Кёхеры и двое выходцев из соцблока были отпущены взамен на свободу Анатолия Щаранского и ещё нескольких человек, осуждённых в СССР.

Вспоминая годы в США, Карел Кёхер говорит, что всё это время им двигала мысль о том, что США угрожают национальной безопасности Чехии. И ещё он понял, что он – чешский националист, а Чехословакия, как часть восточного блока, была мишенью для США. «Поэтому мы были вынуждены защищаться в любом случае. Я занимался вопросами, связанными с защитой интересов моего государства», — заявляет самый известный «крот» времён развитого социализма.