Лия Ахеджакова
Лия Ахеджакова

В конце мая пражские театралы получили поистине шикарный подарок — на гастролях в Праге побывала гениальная актриса театра и кино, одна из самых любимых актрис знаменитого режиссёра Эльдара Рязанова, неподражаемая Лия Ахеджакова.

В дуэте с не менее талантливым Михаилом Жигаловым они представили на суд зрителей пьесу «Персидская сирень». Все, кому в тот вечер посчастливилось попасть на спектакль, получили колоссальное наслаждение от игры актёров и мощный заряд положительных эмоций на недели вперёд.

Время не властно над этой актрисой. Лия Ахеджакова в прекрасной форме, она всё так же молода, привлекательна и… кокетлива. Да, именно кокетлива. Потому как того требовала роль. А после спектакля, несмотря на усталость и позднее время, любезно согласилась побеседовать с журналистом «Пражского телеграфа» Марией Урсул.

Лия Меджидовна, кто были Ваши родители?

Мой папа был главным режиссёром в Майкопе, а мама – ведущей актрисой. Мамы вот уже 20 лет как нет в живых, а папе в этом году исполнилось 97 лет.

Получается, что Вы – из рода долгожителей?

…Да! Но мама оказалась не из их числа. Она умерла в том возрасте, в котором, сейчас нахожусь я.

Вы родились в творческой, театральной семье, почему же после школы решили поступать в Институт цветных металлов?

Не помню, это было очень давно.

Во всяком случае, Вы очень правильно поступили потом, изменив своё решение. Иначе мы бы не получили ещё одну блистательную актрису в Вашем лице. Скажите, перевоплощение для актёра – это дар, талант или профессионализм?

Это совершенно разные вещи. И то важно, и другое. Перевоплощение – это способ работы, а талант – он либо есть, либо его нет. Тогда уже перевоплощайся — не перевоплощайся, всё бесполезно. Это очень разные вещи.

Какие роли Вам ближе – комические, лирические, трагические?

Мне ближе – хорошие роли. Любые хорошие роли, и при этом – хороший режиссёр.

Вы принадлежите к числу любимых актёров прекрасного режиссёра Эльдара Рязанова…

Сейчас у него снимаются совсем другие актёры, совершенно других поколений. В последних его фильмах уже не снимались те, кто играл в «Старых клячах».

Речь идёт о том первом «звёздном» составе. Какие у вас сложились взаимоотношения?

К большому сожалению, половины из них уже нет среди нас. Последним совсем недавно мы хоронили Александра Лазарева, супруга Светланы Немоляевой, которая снималась с нами. Конечно же, мы все дружили, любили друг друга. И Люся Гурченко ушла… Это, конечно же, ужасно, чудовищно…

У Вас друзей много?

Конечно. Ведь, что это за человек, у которого нет друзей? Анахорет, мизантроп. Нет, есть, конечно, люди, которые обходятся без друзей, и я знаю таких людей, которые перессорились абсолютно со всеми, всех обвинили, все перед ними виноваты. Но я не из этой породы. Безусловно, для меня друзья – самое дорогое, что может быть в жизни.

Мы, зрители, с нетерпением ждали выхода на экраны «Иронии судьбы-2», и, конечно же, ждали встречи с нашими любимыми актёрами, сыгравшими в первом фильме. Вас там, к сожалению, не было. Почему?

Я в это время выпускала спектакль «Фигаро». Я не могла бросить огромный коллектив во главе с Кириллом Серебренниковым и поехать на три-четыре съёмочных дня в Прагу. У нас была премьера, и я никак не могла подвести своих коллег.

Актрис такого уровня и таланта, как Лия Ахеджакова, не так много. Кто придёт на смену, есть достойные артисты среди молодёжи?

Безусловно! Есть очень талантливые люди, и много талатливой молодёжи. В России много просто потрясающих актёров, хорошее поколение молодых, до сорока лет, интересных актёров. И постарше.

Скажем, в «Табакерке» — им по 43- 45 лет, это очень талантливые люди. Есть молодые, которым нет и тридцати, двадцати пяти лет, но они уже очень хорошо себя зарекомендовали. Они уже – мощные, сильные актёры, мастера.

А режиссёры?

Мало. Режиссёров всегда мало. Это очень редкая профессия, редчайшая. И большой режиссёр – всегда на вес золота. Но они у нас есть. И в кинематографе сейчас есть портясающие мастера, есть несколько в театре.

Это и мой любимый Могучий Андрей, художественный руководитель петербургского Формального театра, и замечательный Валера Фокин – главный режиссёр Александринского театра, и великолепный Кирилл Серебренников, с которым мне приходилось работать, я просто обожаю его. Есть такой режиссёр — Виктор Рыжаков. Недавно я смотрела его спектакль – просто изумительная работа! Могу назвать много имён.

Как с кино?

А в кино есть такие удачи! И уже не одна! Мне кажется, Алексей Балабанов сейчас возглавляет этот список. Есть Борис Хлебников, Андрей Звягинцев, Сергей Урсуляк, мой любимейший Николай Досталь. Слава Богу, есть!

Признание на международном уровне, награды на международных кинофестивалях – их пока не так много, как хотелось бы?

Их много! В Венеции весь зал стоя аплодировал фильму Звягинцева «Возвращение». Уже третий его фильм покоряет кинофестивали. Потом, совершенно потрясающий фильм у Балабанова «Кочегар».

Это просто шедевр. Появился грандиозный режиссёр Сергей Лозница. Он снял замечательный фильм «Счастье моё». Если найдёте, обязательно посмотрите! Многие наши фильмы сейчас получают награды.

Фильм Серебренникова «Изображая жертву» тоже успешно побывал и в Риме на кинофестивале, и в Роттердаме, и у нас на «Кинотавре».

Можно считать, что российское кино вышло из того упадка, который его постиг в 90-е годы?

Да я и не заметила того упадка. Иногда случается так, что во времена упадка рождается совершенно гениальный молодой режиссёр. Ведь упадок — это как? Равномерно по всему миру распространяется. Идёт упадок и вдруг – Ларсен Фон Триер появляется! Раз – и Звягинцев! Ни с того ни с сего вдруг является роскошная фигура Хлебникова!

Какой из фильмов последних лет затронул Вас?

Как я уже сказала, мне нравятся работы перечисленных режиссёров. Могу добавить замечательный фильм «Сумасшедшая помощь» Бориса Хлебникова. «Кочегар», «Мне не больно» — потрясающие фильмы Балабанова. У Балабанова до этого был ещё один потрясающий фильм — «Груз 200».

Многие зрители считают «Груз 200» тяжёлым фильмом.

Что значит «тяжёлый»? А как они смотрят «Ричард III», «Гамлет»? Тяжёлого много в искусстве. Это образ сегодняшней России. На многое сегодня тяжело смотреть, и душа плачет. А что делать? Надо же смотреть правде в глаза.

Каковы Ваши планы – творческие и личные?

У меня есть планы, но я боюсь о них говорить. Иногда случается так, что начинаешь работать, и всё это потом куда-то пропадает. Я боюсь сглазить сама себя.