Людмила Ганькова
Людмила Ганькова

Её профессию ещё называют «врачеватель человеческих душ». Психолог призван помочь человеку разобраться в сложившейся непростой, иногда безвыходной ситуации и научить человека выйти из неё самому, посмотреть на происходящее другими глазами.

За всё время практической деятельности в качестве психолога и психотерапевта, Людмила Ганькова помогла многим людям справиться со сложными жизненными проблемами. У человека такого рода профессии должны быть добрые сердце и душа, большое терпение и отзывчивость. У Людмилы за плечами большой практический опыт: около 9 лет она проработала в государственном психологическом центре г.Кладно.

О себе, профессии психолога и способах сохранить психологическое равновесие в чужой стране, Людмила Ганькова рассказала корреспонденту «ПТ» Марии Урсул.

Как Вы решили стать психологом?

В детстве я занималась спортом — синхронным плаванием. Когда подросла, пришлось делать сложный выбор между психологией, медициной, которыми стала увлекаться, и спортом. Победил спорт – в 16 лет я поступила в Ленинградский институт физкультуры. По окончании института поняла, что в спорте больше оставаться не хочу, и решила поступить в университет и изучать возрастную психологию. В это же время я познакомилась с молодым чешским предпринимателем, вышла замуж и уехала в Чехию. В 1995 г. поступила в Карлов университет на психологический факультет.

И сразу после окончания стали работать по специальности?

По окончании учёбы я приступила к работе в государственном психологическом центре в г. Кладно. Это была сложная, но, в то же время, хорошая школа, потому что это не совсем благополучный регион, там много психопатологии, социальной патологии, много социально неблагополучных семей.

Я получила практику как психиатрическую, с семейными проблемами, так и с другими проблемами. Научилась работать с чешскими клиентами. После этого начала параллельно заниматься частной практикой. На сегодняшний день занимаюсь только частной практикой, работаю со взрослыми и с семьями.

В каком возрасте обычно начинают обращаться к психологу?

Основной контингент у психологов – это люди от 25 до 45 лет, средний возраст. Это понятно. По достижении определённого возраста, человек начинает понимать, что у него есть проблемы и он созрел для психотерапии, появляется больше проблем личного плана.

Какова первая помощь?

Пациентам, у которых в данный момент имеются серьёзные проблемы личного характера (развод, измены, неудачи), вначале помогаю справиться с острой болью.

Первое что надо сделать — дать возможность выговориться, создать атмосферу для того, чтобы человек понял, что может говорить о том, что его волнует, дать понять, что есть тот, кто разделит его боль. Второе – показать человеку перспективу, потому что часто в моменты, когда рушится всё, возникает чувство катастрофы. Наша задача — нарисовать перспективу, показать, что на самом деле всё не так трагично.

Психолога можно назвать врачевателем человеческих душ. Есть ли у вас «хронические» пациенты?

Есть, и много. Есть психические отклонения, которые тяжело поддаются терапии, а некоторые невозможно вылечить на сто процентов. Это аномалии психического склада или нервной системы, например, тяжёлые неврозы, имеющие характер нарушения личности. С ними человек живёт всю жизнь, и наша задача – помочь ему. Как? Он должен смириться с тем, что никогда не будет другим, но он может исправить то, что его больше всего тревожит.

Бывает ли у человека зависимость от психолога, когда по любому вопросу хочется спросить ответ и получить консультацию?

Да, бывает. И нас очень серьёзно учат тому, чтобы мы это качество не вырабатывали у пациентов, а наоборот, подталкивали их к тому, чтобы они учились сами справляться с проблемами. Зависимость может возникнуть к гадалке, когда человек бежит к ней узнать, что его ждёт впереди. Целью психотерапии является научить человека самому справляться с ситуацией и научиться выдержать последствия своего решения, может быть, даже неблагоприятные.

На работе Вы — психолог, дома – жена и мать. Приходится ли оказывать психотерапевтическую помощь домочадцам?

К счастью, мои близкие — достаточно стабильные личности, которым помощь не нужна. Дальним родственникам, да, бывает, приходится помогать.

А сыну психологическую помощь не приходилось оказывать?

Пока что нет. Моему сыну 15 лет и думаю, если ему понадобится такая помощь, он обратится не ко мне.

Покинув свою родину, мы оказались в чужой стране, всё вокруг новое и непривычное. Не все могут легко пережить адаптацию. Много ли русскоязычных граждан обращается к Вам за помощью?

По-разному бывает: от одной трети до половины клиентов. К сожалению, в последнее время стало и больше тех, кто приходят уже с психическими заболеваниями, отклонениями психического характера, т.е. нуждающихся в госпитализации, а не в помощи психолога.

Почему так происходит?

Это стресс, перемена обстановки, всё чужое, бывает и недостаток средств у людей. Нервная система не справляется с такими резкими переменами.

А что Вы испытали, впервые попав в чужую страну и как выйти из такого состояния?

Конечно, я жутко скучала, мне не хватало родных, подруг, я часами разговаривала с домом по телефону. Но потом я стала изучать язык, поступила учиться, у меня появились чешские друзья. Поэтому советую не замыкаться на своей диаспоре, а заводить дружбу с местным населением, постигать их культуру наравне со своей.

Что бы Вы посоветовали делать, чтобы не попадать в ситуации, когда надо обращаться за помощью к специалистам?

Это вопрос, который люди задают испокон веков. На него, к сожалению, нет однозначного ответа. Но в любом случае, не стоит стесняться обращаться к психологу. Если неудачи случаются часто, психолог может указать причины того, почему это происходит, подсказать, что можно изменить.