Marussia
Marussia

Чтобы явить свою продукцию зарубежным покупателям, создатели первого российского серийного суперкара Marussia воспользовались одним из престижнейших этапов «Формулы-1».

Пока другой представитель нового автомобильного бренда, команда Marussia Virgin, с нулевым багажом очков продолжал замыкать зачёт Кубка конструкторов «Формулы» и после «Гран-при Монако», первый клиентский тест-драйв спорткаров B1 и В2 в соседней деревушке Эз-ле-Вилаж принёс компании Николая Фоменко сразу 11 контрактов.

Теперь автомобили от Marussia Motors увидят не только на улицах Москвы, но и Франкфурта, Лондона и даже Пекина.

Первый русский спорткар объединил лучшие достижения техники как автомобильной, так и просто мобильной. Ручная сборка, материалы нового поколения вроде углепластика, турбированные 6-циллиндровые двигатели с объёмом 2,8 либо 3,5 литра и мощностью от 300 до 420 «лошадок» — до 100 км/ч 1100-килограммовая Marussia разгоняется всего за 3,2 секунды.

Гурманов хай-тека наверняка порадуют уникальная мультимедийная система на основе процессора IntelCore 2 Duo, 3 монитора на приборной панели, 6 видеокамер, жёсткий диск на 350 Гб для кино и музыки, Skype, Bluetooth, GPS-навигатор и встроенный модуль беспроводного скоростного Интернета WiMax — автомобильный прогресс уже немыслим без сети 4G. Отдельная позиция — цены: от €100 000 зa модель B1 до €117 000 за В2. Особенно притягательно прайс-лист смотрится на фоне €285 000 — нижнего порога прейскуранта Ferrari.

В сентябре 2009-го компания Фоменко имела только 17 полностью оплаченных заказов. После тест-драйва в Эзе представители Marussia Motors огласили уже цифру близкую к 700. Планы компании звучат амбициозно: 10 000 машин в год.

Правда, московскому заводу «Снежинка» по силам выпускать лишь 300 машинокомплектов, а собирать — и вовсе 150 авто в год. Давно анонсированное открытие производства русских спорткаров в одной из стран Евросоюза пока тормозится бюрократическими процедурами, а самим «марусям» для выхода на европейский рынок ещё только предстоит пройти сертификацию в соответствии со стандартами ЕС.

Есть и другие подводные камни. Производство спорткаров — одно из наименее перспективных направлений автомобилестроения, и «взорвать» этот нишевый рынок удавалось считанным единицам. Первый чешский суперкар Innotech Mysterro, проданный в 2000-м в одном (!) лишь экземпляре, — весьма показательный тому пример.

Вдобавок конкуренцию «марусям» составит целый взвод таких же восточно-европейских дебютантов: доработанный тем же Innotech’ом Chevrolet Corvette C6, словенский Shayton Equilibrium, пока ещё безымянный польский суперкар от Arrinera Automotive… Да и дифирамбы в адрес Marussia могут смениться совсем иными настроениями уже после Нового года, когда начнут высказываться ворчуны, отъездившие на «марусях» в полевых условиях хотя бы несколько месяцев — ведь первые B1 и В2 новоиспеченные владельцы получат только в конце лета.

Тем временем Николай Фоменко готовит премьеру новой B3 к салону во Франкфурте, а команду Marussia Virgin — к дебюту на улицах Сочи в рамках июльского автофестиваля, предваряющего первый в истории «Формулы-1» российский этап «Королевских гонок». Сроки его проведения в столице Белой Олимпиады, впрочем, уже сдвигают на 2015 год.

Фоменко такая задержка только на руку: глава инженерного департамента Marussia Virgin дал дерзкое обещание подготовить к этапу «Формулы-1» в Сочи российскую команду, способную сражаться за самые высокие места. Если преображение нынешних аутсайдеров Кубка конструкторов в обозначенные сроки таки произойдет, Николай уж точно впишет свое имя в автоисторию — вне зависимости от предстоящего триумфа/провала его «супермарусь».

 

Андрей БЕЛЯЕВ