Вишванатан Ананд
Вишванатан Ананд

В Праге прошла большая шахматная неделя Czech Chess Trophy 2011. В рамках этой недели действующий чемпион мира по шахматам Вишванатан Ананд дал сеанс одновременной игры на двадцати пяти досках.

Более того, один из чешских игроков, Петр Болеслав, смог выиграть у Ананда. Отныне и навсегда он может говорить сам себе и окружающим: «Я победил чемпиона мира по шахматам».

Среди чешских шахматистов был и сын президента ЧР Вацлава Клауса Ян.

Сам Вацлав Клаус, страстный игрок в шахматы, который следил за игрой сына, тепло приветствовал живую легендку шахмат Анатолия Карпова, который также пришёл на открытие большой шахматной недели.

„Мне приходилось играть в шахматы с Вацлавом Клаусом, он – сильный игрок. Его сыновья тоже играют очень неплохо“, — сказал Анатолий Карпов. Глянув на игровую позицию Яна Клауса, Карпов заметил: „Он крепко держится“.

Во время неофициальной церемонии открытия шахматного клуба Вишванатан Ананд был на удивление прост и доступен и охотно согласился побеседовать с шеф-редактором „ПТ“ Натальей Судленковой. Сам стиль его ответов точно отражал манеру его игры – быстро, чётко, конкретно и очень легко, просто играючи.

Первый вопрос: что для Вас означают шахматы?

— Скажем так: шахматы для меня – это некое подобие загадки, которая не прекращает приводить меня в восторг. Эта игра, которую я очень люблю. Я начал играть в шесть лет и с тех пор не прекращал этим заниматься.

Можете ли Вы представить себе свою жизнь без шахмат?

Мне никогда даже не приходилось этого делать. Мне повезло.

Да, но если не шахматы, то что? Чем бы Вы, с Вашей точки зрения, могли заняться?

Я даже не знаю. Возможно, я мог бы стать инженером, как мой отец или брат. Возможно, я мог бы освоить другие профессии. Но я начал играть в шахматы, когда был ещё ребёнком. Мне не предоставилось возможности попробовать что-то другое. Возможно, я попытал бы свои силы в астрономии. Не исключаю, что нашёл бы себя в финансах. Но, повторюсь, у меня не было шанса даже попытаться делать что-то другое в своей жизни.

Почему Вы выбрали Испанию как страну, где Вы с супругой живёте постоянно?

Мне очень нравится эта страна. Я встретил здесь массу друзей, все они стали моими близкими людьми, почти семьёй. Вообще Испания – прекрасная страна с очень тёплыми и добрыми людьми. И жизнь там оказалась для меня необыкновенно комфортной.

25 мая стало известно, что Вам предстоит матч за звание чемпиона мира с Борисом Гельфандом. Что Вы думаете о нём как об игроке?

О, это большой и серьёзный игрок высочайшего уровня. Он играет очень жёстко. Мы в какой-то степени близки с ним друг другу, потому что начали вместе играть на шахматном Олимпе приблизительно в одно и то же время – около двадцати лет назад. Каждая игра с ним – это всегда вызов, он никогда не даёт послаблений.

Вы уже почти четверть века входите в тройку лучших шахматистов мира. Вас это не утомляет?

Это непросто, но могу сказать – я буду оставаться там так долго, как это только будет возможно.

Что Вы делаете для того, чтобы постоянно оставаться лучшим?

Конечно, необходимо постоянно учиться, всё время следить за тем, что делают остальные, изучать их партии. Но главное – вам должна нравиться сама игра, вы должны получать удовольствие от самого процесса игры. Если вы играете в шахматы на профессиональном уровне и воспринимаете это как свою работу, то вы, наверное, делаете что-то неправильно.

Как выглядит обычный день чемпиона мира по шахматам? Он ведь наверняка отличается от привычного для нас всех образа жизни…

Я встаю обычно не слишком рано, часов в 8-9 утра, потом занимаюсь не меньше часа гимнастикой, завтракаю. Потом тренируюсь. Бывают дни, когда у меня нет тренировок, тогда мы с моей женой придумываем что-то интересное.

Вам ведь не всегда везёт даже в шахматах, где Вы – король. Есть ли какие-то особые слова, которые Вы говорите себе в те дни, когда преследует неудача?

Это никогда не бывает легко. Но я всегда говорю себе: «Придёт завтрашний день», и чувствую себя счастливым.

Есть ли у Вас герой в шахматах, гроссмейстер, которого Вы считаете своим примером?

Для меня это Фишер и Таль.

Вы изучали их партии наизусть?

Конечно. Я просто собрал все их партии, моя мать принесли мне их, когда мне было шесть лет, и я только начинал играть в шахматы.