Битва за Арктику
Битва за Арктику

В арктических недрах сокрыто до 30% всех неосвоенных газовых и 13% нефтяных месторождений (а это 50 трлн. кубометров газа и 90 млрд. баррелей нефти), не считая алмазов, золота, серебра, меди, цинка, редкоземельных металлов.

Значение Арктики неуклонно растёт, и каждая из пяти имеющих к ней выход стран пытается застолбить за собой перспективные территории, расположенные в нынешних международных водах.

 Спорные границы

 Напряжение за полярным кругом создаёт отсутствие хоть какого-то мало-мальски внятного общего соглашения о разделе Арктики, что позволяет каждой из стран выдвигать всё новые претензии на спорные или частично совпадающие территории.

Россия, рассматривающая Крайний Север как естественный рычаг к увеличению экспорта углеводородов и постепенной замене истощающихся запасов сибирских месторождений новыми, претендует на территорию размером с половину Западной Европы. Если ей удастся документально доказать, что хребты Ломоносова и Менделеева являются геологическим продолжением её континентального шельфа, площадь самой большой страны мира увеличится на добрых 7%.

И на этом притязания Москвы не исчерпываются. До сих пор нет ясности, где в точности должна проходить российско-американская граница на участке от Берингова моря до Северного Ледовитого океана: Россия отказывается ратифицировать заключённый ещё с СССР договор, в то время как Штаты не спешат присоединяться к Конвенции ООН по морскому праву.

Этот конфликт интересов далеко не единственный в регионе. США и Канада всё никак не договорятся о границах в море Бофорта, Канада и Дания не могут провести демаркационную линию между Гренландией и островом Элсмирс и определить принадлежность острова Ганса, а Великобритания и Норвегия настолько по-разному интерпретируют договор от 1920 года об архипелаге Шпицберген, что если одна из них обнаружит поблизости ценные залежи, нешуточный спор между странами неизбежен.

К нему, собственно, соседи по Арктике готовятся уже сейчас. Пока Норвегия передислоцирует свою главную военную базу в Заполярье, а американские подлодки патрулируют воды в 150 милях севернее Аляски, Россия вкладывает колоссальные средства в модернизацию Северного флота, на который и сегодня приходится 2/3 военно-морской мощи страны, и строит плавучие АЭС для питания разбросанных по Арктике буровых платформ.

Россия – хозяйка Арктики?

 Преемница СССР, однозначная принадлежность которой большей части предполагаемых месторождений даже не оспаривается независимыми экспертами, вообще старается вести себя на Крайнем Севере по-хозяйски.

Её бомбардировщики ещё с 2007 г. летают в непосредственной близости от канадских границ (что 3 года назад сподвигло Страну кленового листа ужесточить для граждан РФ визовый режим), а когда в том же 2007-м легендарный исследователь-полярник Артур Чилингаров установил титановый триколор на дне океана на самом Северном полюсе, российскому МИДу даже пришлось экстренно гасить разгорающийся международный скандал — хотя норвежское оборонное ведомство даже успело под шумок обосновать закупку новых бомбардировщиков.

Впрочем, большинство конфликтологов солидарно: сражение за Арктику будут вести отнюдь не военные, а юристы, и в качестве позитивного примера указывается подписанное Россией и Норвегией соглашение о границах в Баренцевом море. К тому же Москва прекрасно понимает, что на пути к безоговорочной победе в «самой холодной из войн» без обоймы западных крупнокалиберных концернов ей не обойтись: на фоне нещаднейшей конкуренции среди ведущих сырьевых гигантов даже трения между странами явно откатываются на второй план.

Показательным выглядит пример с Exxon Mobil, в конце лета буквально вырвавшей из рук конкурентов из BP беспрецедентную сделку с «Роснефтью»: американцы получили выгодный арктический контракт, в ответ предоставив России доступ к скважинам в водах Мексиканского залива и песках Техаса. Вслед за Exxon Mobil ждут на русском Севере и других знатных игроков: французский Total SA ещё весной заключил соглашение о намерениях с «Новатэк», готовит свой проект и «Газпром» с Shell.

В свете происходящего международный договор о запрете на поиск и разработку нефтегазовых месторождений в Арктике уже не имеет будущего. Несмотря на мегазатратность любого северного проекта, ни один другой регион мира не выглядит для газовиков и нефтяников столь привлекательным: доступ к природным ресурсам в белом безмолвии уж точно не зависит от той политической конъюнктуры, на которую ориентируются работающие в странах Востока сырьевики.

Андрей Беляев

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №38

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя