Юлия Тимошенко
Юлия Тимошенко

После неожиданно взятой и растянувшейся на полмесяца паузы в Киеве возобновился процесс над бывшим украинским премьером Юлией Тимошенко, которую обвиняют в превышении власти при подписании газовых контрактов с Россией в 2009 году и причинении ущерба компании «Нафтогаз Украины» на сумму 1,5 млрд. гривен.

Гособвинение требует для Тимошенко семи лет лишения свободы, однако длящееся с 5 августа заточение «газовой принцессы» уже сейчас ставит президента страны Виктора Януковича в весьма щекотливое положение как перед Западом, так и Россией.

Одним только фактом ареста превратив оппозиционного политика в эдакую европейскую Жанну д’Арк, украинский президент совершил непростительную ошибку и навлёк на страну гнев либералолюбивых европейцев.

Комиссар по расширению ЕС Штефан Фюле сразу обозначил, что если с Тимошенко не будут сняты обвинения, «отношения между Евросоюзом и Украиной едва ли останутся прежними», а министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт после встречи с Януковичем произнёс: «Надеюсь, мы чётко донесли до него свои мысли».

Теперь Брюссель грозит заморозить переговоры с Украиной по запланированному на декабрь подписанию Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли, о чём и было объявлено на саммите «Восточного партнёрства» в Варшаве, откуда украинская делегация, вдоволь насытившись упрёками по поводу киевского процесса, ретировалась досрочно.

Если в начале сентября суровый приговор экс-премьеру виделся довольно очевидным исходом, то уже в октябре Януковичу пришлось спешно изыскивать способ сглаживания противоречий с Европой, пытаясь при этом сохранить лицо. Поскольку прекращение судебного преследования, равно как и амнистия, исключались изначально, в арсенале властей оставалась лишь возможность использования какой-нибудь юридической уловки.

Чем они, собственно, и воспользовались, экстренно отправив в Верховную Раду президентский законопроект №9221, смягчающий наказания по преступлениям в хозяйственной сфере до санкций в виде штрафов.

Закон о декриминализации с забавными положениями вроде фактической легализации контрафакта уже нашёл поддержку парламентского большинства в первом чтении, а ко второму его должна дополнить и норма, отменяющая уголовную ответственность по «тимошенковской» 365-й статье украинского УК. Ожидается, что окончательно документ примут до 20 октября — даты ближайшего вояжа Януковича в Брюссель.

Однако уже сейчас понятно, что украинскому лидеру процесс над Тимошенко выйдет ещё тем боком. Ведь весь этот сыр-бор Янукович затеял вовсе не с целью удалить экс-премьера с политической сцены: по итогам замысленной им партии изоляция политика могла стать лишь дополнительным кушем. На деле же президенту, внезапно вознамеревшемуся покупать российское голубое топливо по «справедливой немецкой» цене, просто понадобилось формальное основание для аннулирования российско-украинских контрактов на транзит и поставки газа.

Но он просчитался — и проиграл битву одновременно на двух фронтах, не считая внутреннего. Россия пересматривать контракты даже не подумала, Евросоюз припугнул статусом «второй Белоруссии». А с началом четвёртого квартала цена на газ стала ещё выше, что только подстегнуло Тимошенко прямо из-за застенок запустить антипрезидентскую кампанию с акцентом на «продажу флота» и «торговлю трубой».

В то же время Дмитрий Медведев недвусмысленно пояснил, что Украина имеет все шансы заполучить столь желанные скидки – но лишь в обмен на часть своей газотранспортной системы или же в случае присоединения страны к «интеграционному пространству». Последнее замечание российского президента особенно любопытно в свете недавнего призыва Владимира Путина к постсоветским республикам вступать в Евразийский союз, который Россия намерена создать на базе Таможенного.

Как предполагает Financial Times, это межгосударственное образование станет для Путина знаковым мегапроектом его неотвратимого президентства, а для шестёрки стран «дуги разочарования» от Молдавии до Азербайджана – уникальным шансом интегрироваться в крупный экономический блок, где ни у кого и мысли не возникнет устранять чей-либо «дефицит демократии» методом санкций.

Так что вне зависимости от того, как именно Янукович намерен высвобождаться из капкана, в который он угодил благодаря собственной же инициативе, исход киевского процесса будет иметь весьма широкие последствия – и как уже видится, не только для Украины.

 

Андрей Беляев

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №41

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя