Владимир Длоуги
Владимир Длоуги

Владимир Длоуги, бывший министр промышленности ЧР (1992-1997), а ныне советник банка Goldman Sachs, дал интервью чешскому изданию Týden, в котором рассказал о своём видении новой России, чешско-российских отношений и тендере на достройку АЭС «Темелин».

Каков должен быть посыл Чехии в отношениях с Россией?

Как я уже сказал, мы уважаем Россию как сильного соседа и как отличное в культурном и социальном плане общество. Благодаря членству в ЕС, несмотря на все сегодняшние проблемы в нём, мы достаточно сильны, чтобы отрешиться от тяжёлого коммунистического  прошлого и не бояться влияния России в области экономики и инвестиций.

Мы не будем отягощать эти отношения русофобией, наоборот: вместе с немцами мы готовы извлекать выгоду из хорошего знания российских условий. Подобными соображениями стоит руководствоваться и при вынесении решения по «Темелину»: с нашей стороны это должен быть стандартный прозрачный процесс, а не набивание карманов. И цена — в этом отношении российское предложение, скорее всего, будет лучшим – в проекте подобном «Темелину» не может быть единственным критерием.

А каково ваше мнение о дисбалансе в критике Клауса ЕС и России?

Это его дело. Мне скорее кажется, что, как он и сам говорил, политика представляется ему в виде шахматной партии, где можно просчитать лишь три-четыре хода вперёд и остаётся ждать, как поведёт себя противник. Это возможно, если играют два равных политика. Так мог играть Клаус против Гавела в начале 90-х, когда он отстаивал своевременную экономическую реформу и, в конечном итоге, самого себя. Но так не может действовать Чешская Республика, которая играет с несоизмеримо более сильными соперниками.

Хорошо, что наш президент способен открыто и прямо критиковать ЕС и одновременно не принимать упрощённый и демонизированный взгляд на Россию. На это мало у кого находится смелость. Но всё должно быть в меру. Некоторые последние события в России, будь то решения судов или действия в отношении неугодных журналистов, превысили меру
уважения к внутренним отличиям – это события, которые мы в Чешской Республике критикуем всегда и везде, где бы они не произошли.

Есть мнение, что Россия заинтересована в раздробленном Евросоюзе и что Клаус, представляя именно эти интересы, поэтому занял позицию оппозиционера в ЕС.

Конечно, Россия может желать нестабильного, необъединённого Европейского союза. Однако я не отважусь предположить, что тут может быть какая-то связь с чешским президентом.

Ваша деятельность близка к сфере энергетики. Каков ваш прогноз: кто достроит «Темелин» — русские, французы или американцы?

Что бы я ни сказал, всё будет расцениваться как лоббирование одной из сторон. Это ясно. Я уже говорил, что россияне, вероятно, предложат самую низкую цену, но в таком проекте, как «Темелин» играют роль и другие факторы, в том числе критерии техники и безопасности, то есть атомной безопасности. И если меня спросят, правильно ли с точки зрения стратегии и безопасности, я имею в
виду страх перед расширением российского влияния, исключить российское предложение, я отвечу однозначно — нет.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя