Сергей Залётин
Сергей Залётин

В этом году в Чехию приезжали целых два Героя Российской Федерации, два бравых космонавта, два Сергея — Трещёв и Залётин.

Они побывали в нескольких городах ЧР, чтобы встретиться с чешскими детьми и рассказать им о космосе и работе космонавтов. Корреспондент «Пражского Телеграфа» Анатолий Орлов встретился с ними в Теплицах и поговорил с Сергеем Викторовичем Залётиным о тонкостях судьбы космических посланцев и о депутатской должности Героя.

Сергей Викторович, я знаю, что Вы впервые в Чехии. Удалось ли Вам отведать чешского пива?

Да, удалось. Хотя мы и прилетели из Москвы достаточно поздно, всё же зашли в один из баров рядом с отелем и, как говорят у вас, «охутнали» отменного чешского пива.

Вы посетили три чешских города: Прагу, Духцов и Теплице. Что Вам запомнилось?

Прага — это сказочно красивый город, но, к сожалению, у нас было недостаточно времени, и мы не смогли увидеть всё, что хотели. А вот Духцов и Теплице разглядели лучше. Кстати, в духцовской гимназии ребята и девчонки нам очень понравились. Жаль только, что всего трое из них хотят стать космонавтами.

А Вы когда решили стать космонавтом?

Ещё в детстве. Я тогда был уверен, что самая короткая дорога в космос у военных лётчиков, вот и поступил в Борисоглебское училище. После его окончания летал на истребителе-бомбардировщике.

А как стала воплощаться мечта о космосе?

Да, наверное, так, как и у многих моих товарищей. Был объявлен конкурс. Я подал рапорт. Потом несколько собеседований, медкомиссия, тесты, экзамены. В отряд космонавтов другого пути нет. Здесь по блату не проскочишь.

Сергей Викторович, когда я вижу по телевизору сферу, в которой космонавты спускаются на землю, она мне кажется совсем небольшой. Я всегда полагал, что космонавты должны быть маленького роста. Но Вы-то, пожалуй, не ниже 180 см.

Да, на первых кораблях были ограничения: рост космонавта не более 170 см и вес до 65 кг. Сегодня многое изменилось, космонавт может весить до 95 килограммов, а рост вообще никакого значения не имеет. Важно только, чтобы после того, как он сложится в кресле, его общая высота, от пяток до макушки, не превышала 99 см. Знаете, я никогда не встречал среди космонавтов грузных людей. Ведь во время старта и подъёма на орбиту мы испытываем такие колоссальные перегрузки, что каждый грамм на теле кажется лишним.

А сколько времени проходит с момента старта до выхода корабля в космос?

Чуть больше девяти минут.

Вы побывали в космосе дважды, в том числе на МКС, где работала международная команда. На каком языке вы общались?

Хороший вопрос. Согласно международным правилам, рабочий язык в космосе — английский. И мы его, разумеется, изучаем. Но на практике всё иначе: например, во время полёта Сергея (Трещёва – прим. ред.) они с Валерой Корзуном, конечно же, говорили по-русски (было бы удивительно, если бы они между собой разговаривали на английском) и Пегги Уитсон ничего не оставалось, как пользоваться их языком. Если на станции больше американцев — общаемся на английском.

Вы сказали, что изучаете английский. Где и как это обычно происходит?  

В Америке. На несколько месяцев в году мы ездим в командировки в НАСА. Там живём, учимся и работаем. Создаются такие условия, даже если не хочешь, вынужден будешь говорить по-английски. Все остальные астронавты и тайконавты русский изучают в Москве, на тех же самый условиях.

У каждого космонавта своя судьба в отряде. Кто-то, долгие годы тренируясь и готовясь, так никогда и не поднимается на орбиту, а кто-то, например, Сергей Крикалёв, делает это регулярно. Он уже шесть раз был в космосе. Но рано или поздно человеку приходится уходить из этой профессии. Как это происходит, и чем потом занимаются бывшие космонавты?

Это очень не простой вопрос для каждого из нас. Как правило, уходят по двум причинам: первая — уже не проходят по здоровью; вторая — теряют надежду, что когда-либо полетят в космос. Что касается дальнейшего трудоустройства, то с этим, обычно, проблем не бывает. Наш брат-космонавт востребован всегда.

А чем занимаетесь сейчас Вы?

Я депутат Тульской областной Думы и по мере своих сил и возможностей помогаю родному городу становиться чище, лучше, красивее, богаче.

Так, значит, с космосом Вы распрощались?

Отнюдь нет! Я хотя и ушёл из отряда в связи с избранием депутатом, по-прежнему состою в активном резерве, то есть — почти действующий космонавт. Если понадобится, пройду ускоренную переподготовку и, пожалуйста, — Сергей Залётин готов к старту.

 

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №49

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя