Причуды Бессарабии
Причуды Бессарабии

На днях Конституционный суд Молдавии признал состоявшиеся 16 марта президентские выборы законными, поставив долгожданную точку в длившемся 917 дней периоде безвластия. С пятой попытки молдавский парламент (именно его депутаты и выбирают главу государства) наконец-то смог определиться с президентом.

Им стал 63-летний председатель Высшего Совета магистратуры, судья Николае Тимофти, ранее не имевший опыта публичной политики.

Молдавия без официального президента прожила почти три года, а обязанности главы государства вынужден был исполнять спикер парламента Мариан Лупу. Причина трёхлетнего «зависания» была донельзя банальной: ни один из обоих парламентских блоков не обладал достаточным запасом голосов для избрания президента.

Согласно молдавскому законодательству, за кандидата на высший пост должен проголосовать 61 депутат из 101, однако ни коммунисты, ни «Альянс за Европейскую интеграцию» не дотягивали до «президентского минимума», а искать хоть какой-то компромисс стороны даже не пытались.

Ситуацию не смогли изменить и досрочные выборы (не способный избрать президента с нескольких попыток законодательный орган должен быть переизбран) — за три последних года парламент распускался дважды, но расклад сил оставался прежним.

Этой весной, когда процедура уже третьих по счёту перевыборов довольно отчётливо замаячила на горизонте, «Альянс» сделал ход конём и переманил в свой стан трёх депутатов-коммунистов. Их голоса и стали определяющими в победе Николае Тимофти.

Позиционируя себя как фигуру аполитичную, новоиспечённый президент уже успел заявить, что не намерен втягивать Молдавию ни в какую внешнеполитическую комбинацию, кроме евроинтеграции: «Большой политикой пусть занимаются большие страны, Кишинёв же должен проводить разумную политику».

Не исключено, что евроинтеграция по Тимофти будет носить определённый румынский акцент: во всяком случае, румынский паспорт у главы республики уже имеется. Впрочем, если не на Бухаресте, так на Евросоюзе завязаны, похоже, все политические силы страны. Те же коммунисты, находившиеся у власти до 2009 года, имели ярко выраженную проевропейскую ориентацию, а в преддверии любых выборов не брезговали шумными антироссийскими кампаниями.

Именно «коммунистический» президент Владимир Воронин сорвал в ноябре 2003-го подписание меморандума об объединённом молдавском государстве, согласно которому Молдавия превратилась бы в федерацию с Гагаузией и Приднестровьем в качестве автономных федеративных республик.

При Воронине Молдавия стала пусть периферийной, но всё же европейской хозяйственной шестеренкой: уже в 2007-м в страны Евросоюза уходила половина молдавского экспорта, в то время как экспортная доля РФ снизилась до 17%. Резко изменились и потоки трудовой миграции: в Старом Свете работали добрых полмиллиона молдаван против вдвое меньшего числа соотечественников, трудоустроенных на просторах России.

«Брат Румыния» и другие

Что говорить о «системных» альянсистах и коммунистах, если за интеграцию с Румынией ратуют совсем уж экзотические политические деятели вроде бездомного (!) выходца из африканской Сьерра-Леоне Джона Оноже. Этот колоритный персонаж, к слову, ещё совсем недавно тоже претендовал на пост президента Молдавии — правда, должной поддержки депутатов он всё же не получил.

Представляя Национально-либеральную партию Молдавии, уроженец Сьерра-Леоне с прежним пылом участвует во всевозможных акциях, где повторяет свою забавную мантру: «Я за то, чтобы мы вернулись к нашему румынскому народу и нашему брату Румынии».

Параллельно бездомный политик, обитающий на раскладушке в скверике напротив парламента, ведёт тяжбу с экс-президентом Владимиром Ворониным, давеча небрежно обронившим, будто Оноже «слез с дерева».

Самому лидеру коммунистов пока не до европейских судов. После избрания президентом Николае Тимофти потребовавший немедленных перевыборов Воронин грозился вывести людей на улицы. Но в Кишинёве, чьи жители за три года попросту устали от любых электоральных сражений, обошлось без масштабных коммунистических перфоменсов. А уже после окончательного вердикта Конституционного суда у Николая Тимофти появились все легитимные шансы «досидеть» президентом аж до осени 2014 года, когда в республике пройдут следующие парламентские выборы.

В своём геополитическом ареале Молдавия только на первый взгляд не играет существенной роли. Да, она не имеет общих границ с бывшей метрополией, зато эта крохотная страна способна влиять на поведение куда более габаритных соседей вроде Украины.

Ни для кого не секрет, что реализация плана «Великая Румыния» круто изменит баланс сил в зоне Карпаты-Балканы, и внутри столь разношёрстного кишинёвского политического балагана нет никаких принципиальных разногласий по поводу молдавского будущего — оно однозначно завязано на Брюсселе в целом и Бухаресте в частности.

 

Андрей Беляев

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №13

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя