Валерий Фокин
Валерий Фокин

В первой половине октября 2012 года Прагу посетил Валерий Фокин, художественный руководитель Александринского театра в Санкт-Петербурге. Приехал он не с пустыми руками, а со своей постановкой «Гамлета», в своё время наделавшей шуму в театральном Петербурге и разделившей зрителей на два лагеря.

Несмотря на то, что было необходимо репетировать с актёрами в новом для них зале Национального театра, подключать к спектаклю «чешскую» массовку, наблюдать за установкой привезённых с собой нетривиальных декораций (многотонной огромной, более 8 метров в высоту, конструкции, собранной из металлических лесов, изображающей часть трибуны стадиона, повёрнутой к зрителю спиной), Валерий Фокин нашёл время и для деловых бесед, и для встречи с соотечественниками. Ответил режиссёр и на вопросы корреспондента ПТ Натальи Сергеевой.

Вы привезли спектакль «Гамлет» в Национальный театр. Насколько удобным оказалось для Вас сотрудничество с первой чешской сценой с точки зрения людей, техники?

 Сотрудники Чешского Национально театра были очень деловые и доброжелательные. У меня никаких претензий нет. Здание и сцена хорошая. Конечно, нам пришлось от чего-то отказаться, что-то переделать, но так бывает всегда, когда ты приезжаешь на новую площадку. В техническом отношении наш театр после реконструкции оснащён лучше, но для этого спектакля нам было достаточно того, что есть. Главное, что нам помогали местные техники, – это очень важно на таком большом спектакле.

 Как пражская публика приняла спектакль?

Мне понравилось, как она нас воспринимала, реагировала. Правда, бывает и более эмоциональный зал. Например, в Вене «Гамлета» принимали более бурно, хотя я, наоборот, думал, что это такой буржуазный город и вряд ли он будет бурно реагировать. Но реакция везде зависит от менталитета.

Вот финны, например, на протяжении спектакля никак не реагируют, но зато громко аплодируют в конце. Я знаю, что многие не принимают современные интерпретации классики, им кажется, что это обеднение произведения, им хочется всего монолога «Быть или не быть». Но это нормально – кого-то спектакль будет колоть, а кому-то не понятно, зачем так ставить.

Вы договорились о каком-либо сотрудничестве с чешским театром?

 Мне предложили работать, но я не работаю в других местах уже много лет. И так почти одиннадцать лет я работаю в Москве и Петербурге. Это очень тяжело. Зато мы договорились, что Чешский Национальный театр примет участие в фестивале европейских театров с пьесой «Нора» – в современной обработке, поскольку весь фестиваль будет посвящён современной экспериментальной драматургии. Думаю, это будет любопытно для русского зрителя.

Большинство Ваших режиссёрских работ поставлено по русской драматургии, а Шекспира, кроме лабораторного спектакля того же «Гамлета» в 1978 году, Вы не ставили вообще. Почему именно сейчас и именно эта пьеса?

Потому что именно сейчас и именно такой «Гамлет» мне показался важным. Когда он был написан 400 лет назад, это была почти политическая публицистическая пьеса. Она строилась на актуальных событиях, текст всё время изменялся. Это уже после Шекспира «Гамлет» становился всё интеллектуальнее и философичнее. Артисты добавляли своё, были десятки блестящих переводов, пьеса разбухала и дошла до нас в таком виде. А я увидел там болевую точку конфликта между фасадом и изнанкой власти. Не случайно стадион развёрнут спиной, все праздники – там, а за кулисами убивают и интригуют…

Вы не только сильно сократили, Вы сильно депоэтизировали Шекспира. Вам кажется, что современную жизнь надо очистить от поэзии?

 Нет, просто мне хотелось сделать сегодняшнюю историю. Для этого я её приземлил, взял прозаический подстрочник, который Вадим Леванов адаптировал под современный язык. Но я совсем не против поэзии в нашей жизни. Другое дело, что её мало. Но я был бы очень рад, если бы снова вернулся Гамлет, выражающий наши мысли через романтизм, философию. Но боюсь, что это будет после второй эпохи интернета, когда он вдруг взорвётся, и на этом всё закончится.

60 процентов зрителей на ваших спектаклях – молодые люди. Можно порадоваться, что девушка, не бравшая в руки Шекспира, сходив на Ваш спектакль, может, возьмётся дома читать «Гамлета». Но Вы не боитесь, что, прочитав «настоящего» Шекспира, она должна будет выбрать между Шекспиром и Фокиным и одного из них не принять?

Любая её позиция будет правильной, потому что так или иначе она будет колебаться вокруг Шекспира или вокруг искусства. Пусть она сомневается, пусть выберет, что ей понравится. Для меня важно, чтобы у молодых в их жизненном «прейскуранте» среди ночного клуба и всяких тусовок был драматический театр – как возможность какой-то помощи себе в жизни.

Ваше сокращение пьесы, сочетание отрывков классических стихотворных переводов с осовремененной прозой, то, что вся история с призраком оказалась розыгрышем, напомнило мне версию «Гамлета» Бориса Акунина. Я всё ждала, не раскроется ли и финал подобным образом…

 Бориса Акунина я знаю, но его «Гамлета» не читал. В моём случае история с призраком была чистой воды провокацией. Правители старались выяснить, хочет Гамлет власти или не хочет, пойдёт на эту борьбу или не пойдёт. Он пьёт, потому что ждёт своего часа, или ему эта власть не нужна? Знаете историю о том, как Екатерина Великая в Кремле посмотрела любительский спектакль, в котором будущий император Павел играл роль Гамлета?

Он так провёл сцену, где убивал свою мать, что она всё поняла – поняла, что его надо изолировать. Именно с этой пьесы начался Михайловский дворец и заговоры. А перевёл пьесу тогда Сумароков, который, как и Леванов в нашем случае, сделал свою версию, даже с изменённым счастливым концом. Поэтому я бы сказал, что «Гамлет» – пьеса политическая во все времена.

 

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №41

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Добрый вечер, хотелось бы оставить отзыв, я конечно могу понять, какой смысл был в постановке Фокина, но уважаемый, то что в мире хватает грязи, это люди знают, то что мир не идеален, люди это знают. Я пришел с девушкой, в театр Александрийский Театр, прошу заметить,в костюме, девушка в платье, мы купли лучшие места, и вместо того чтобы лицезреть шедевр, окунутся в мир гения Шекспира,прослушать монологи и слова, которые писались в те далекие годы Мастером. Мы слушали мат, причем такой хороший, отборный, все бегали и кричала, Горацио сидел в первом ряду в толстовке и джинсах, и когда сначала все были в современной одежде и переодевшись в старинную, Горацио играл с Гамлетом, в джинсах. Фокин, вы идиот простите? Никому ваш пьеса не нужна, и если вы пишите( таланта у вас нет) то не называйте это Гамлетом Шекспира, люди ведутся на гения, а видят чушь! ЧУШЬ ПОЛНАЯ! Ужас, вечер загажен, деньги на ветер. Фокин, ты враг народа, и тебе не место в театре вообще!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя