Октябрьские размышления
Октябрьские размышления

В советское время 7 ноября пышно и до зубной боли однообразно отмечали праздник Великой Октябрьской революции. Маститые, хорошо откормленные историки всё чётко расставили «по полочкам»: в октябре 1917 года угнетённый пролетариат во главе с Лениным совершил революцию, свергнув власть ненавистных буржуев, которые несколько месяцев назад свергли кровавого царя.

Сейчас для большинства интересующихся людей нет проблемы с доступом к литературе, скорее, сложнее разобраться в её качестве и достоверности. Одни авторы восхваляют Российскую империю, другие наоборот. Для одних Николай II – сильная личность, преданная и оболганная, для других – слабый правитель, не удержавший власть.

Большевики для одних – чуть ли не спасители России, для других – её губители. Всё это, так или иначе, говорит о том, что события 1917 года продолжают волновать нас и сейчас. Особенно на фоне событий, связанных с распадом СССР.

1917 год. Вот уже третий год Российская империя ведёт тяжелейшую войну. Были успехи, были и поражения. Катастрофический 1915 год Великого отступления сменился более успешным 1916-м. Армия готовилась к наступлению летом 1917 года. Это наступление, если бы и не привело к окончанию войны, то могло кардинально склонить чашу весов в сторону Антанты…

И вдруг Февральский переворот! Именно вдруг, поскольку особых-то предпосылок для революции не было. А вот желание совершить переворот было. Причём у классов, которым особо жаловаться не приходилось. Им просто не хватало власти.

Недовольным своим положением могла быть только основная масса народонаселения России – крестьянство. Именно в его недовольстве и скрываются глубинные проблемы Февральского переворота, как впоследствии и Октябрьского. Крестьяне требовали передать землю тем, кто на ней трудится. Российская империя решала данный вопрос, но, увы, не так быстро, как требовалось. Следует заметить, что ни один из переворотов так и не решил эту проблему.

Временное правительство, взявшее бразды правления в свои руки, особо не спешило легализироваться, оттягивая  выборы в учредительное собрание. Показательным является один из первых законов правительства: амнистированных осуждённых за махинации и поставки некачественного материала – в действующую армию! Как говорится, «по делам их узнаете»…

Однако управлять демократической Россией оказалось не так просто. Государство просто расползалось на глазах, лишённое монархического стержня. Армия, которая ещё недавно вызывала у противника страх и уважение, катастрофически теряла боеспособность. Как написал один из германских генералов, после февраля «это уже были другие русские».

То, как неожиданно произошла Февральская революция, поразило даже будущего вождя мирового пролетариата. Ульянов, уже второе десятилетие проживающий в Европе, в это время попивал швейцарское пиво, размышляя о том, что возможно его поколение даже и не доживёт до социалистической революции.

Чтобы побыстрее попасть в Россию, Ульянову и сотоварищам пришлось воспользоваться транспортными услугами Германской империи, не отказались они и от финансовой поддержки. По правде говоря, сложно понять, какое «светлое будущее» может оправдать сотрудничество большевиков с государством, которое вот уже третий год вело войну с Россией.

Небольшая, но весьма сплочённая партия большевиков вступила в борьбу за власть. Следует заметить, что товарищ Ульянов весьма настойчиво отстаивал именно вооружённый захват власти, очевидно считая парламентские дебаты вредными для «светлого будущего».

Сейчас многие историки склонны считать, что Керенский как бы подыгрывал большевикам, готовя им передачу власти. «Мятеж» Корнилова более чем напоминает ГКЧП в 1991 году, а поведение Керенского неотличимо от Горбачёва. В октябре защищать Временное правительство уже практически было некому.

Более-менее спокойно большевики захватили власть в Петрограде, и по стране прокатилась волна большевицких восстаний, то, что раньше называли «торжественным шествием советской власти». В Москве, Киеве и других городах власть пришлось брать с кровью, к сожалению, с кровью драгоценной военной молодежи, поскольку защищали Временное правительство чаще всего юнкера и школы прапорщиков.

Захватив власть, большевики ещё какое-то время «поиграли в демократию», а в январе 1918 года, проиграв выборы в Учредительное собрание (оказалось, что большевиков поддерживает менее четверти проголосовавших), просто разогнали его. 5 января в Петрограде и 6 января в Москве были расстреляли митинги в поддержку собрания. Тем самым была установлена «диктатура партии» (диктатура именно партии, а не рабочего класса).

История не терпит сослагательного наклонения, поэтому трудно судить, как развивалась бы Российская империя после победы в Первой мировой войне, смогло ли бы Учредительное собрание создать жизнеспособное правительство. С уверенностью можно утверждать только следующее: большевицкий переворот привёл к страшной гражданской войне.

В 1921 году, после окончания войны, Россия практически лежала в руинах. От бывшей Российской империии отошли территории Польши, Финляндии, Прибалтики, Волыни, Белоруссии, Карской области (в Армении) и Бессарабии.

Во время военных действий сильно пострадала промышленность. Промышленное производство упало до 4–20% от уровня 1913 года. К примеру, металлургия производила столько металла, сколько его выплавляли при Петре I. Сельское производство сократилось на 40%. В целом ущерб народному хозяйству составил около 50 млрд золотых руб.

В ходе Гражданской войны от голода, болезней, террора и в боях погибло (по различным данным) от 8 до 13 млн человек, в том числе около 1 млн бойцов Красной армии. Эмигрировало из страны до 2 млн человек. Резко увеличилось число беспризорных детей (от 4,5 до 7 млн).

Гражданская война и репрессии в 20–30-е гг. привели к истреблению целых сословий, исчезновению национальной и торгово-промышленной элиты, исторического российского общества, тяжёлым социальным потрясениям (искусственному голоду, репрессиям, войнам), жертвами которых стали десятки миллионов наших соотечественников.

За первые двадцать лет советской власти была физически почти уничтожена самая крупная поместная Православная церковь в мире. Невосполнимой была потеря практически всей имперской интеллигенции. Кто не был уничтожен, эмигрировал, чтобы избежать этой участи.

В начале ХХ столетия авторы-составители статистического «Русского календаря на 1905 г. Алексея Суворина» предсказывали, что к 1930 году население России составит 200 млн. (для сравнения численность населения СССР составила лишь 157,4 млн.), в 1985 году – 400 млн. человек (в 1990-м численность населения СССР достигла лишь 290 млн.).

В конце 30-х, судя по сталинский статистике, СССР достиг высоких результатов благодаря индустриализации и коллективизации. Однако если сравнить цифры, то оказывается, что 1938 году СССР лишь в некоторых параметрах (в первую очередь в тяжёлой промышленности) едва достиг уровня развития Российской империи 1913 года!

Олег Волков

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №47

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя