Тимур Кибиров
Тимур Кибиров

Тимур Кибиров, один из самых авторитетных и титулованных русских поэтов, обладатель премии «Поэт», пожалуй, самой престижной поэтической премии в современной России, в ноябре пригласил пражан на литературный вечер. Среди живых, а не посмертно забронзовевших, поэтов его уровня можно пересчитать по пальцам одной-двух рук.

Но на счастье или на беду, те времена, когда выдающиеся поэты собирали стадионы, уже давно позади. В круглых очках, с лукавинкой в глазах и замечательным чувством юмора, поэт Кибиров оказался удивительно приятным собеседником. Неспешный разговор с Тимуром Юрьевичем, который сам не считает себя «говоруном», состоялся у корреспондента ПТ Натальи Волковой.

 В свободной энциклопедии «Википедии» о Вас пишут: «Тимур Юрьевич Кибиров российский поэт осетинского происхождения». Вы сами так себя ощущаете? Может быть, и о Пушкине надо писать: российский поэт африканского происхождения?

 Конечно, это забавно, и я, безусловно, ощущаю себя просто русским поэтом, поскольку никакого другого языка не знаю. Но по происхождению я действительно осетин, так что мне это описание кажется достаточно правильным и честным.

 Тогда давайте поговорим о том, что Вы пишете в последние годы. В 2009 году вышли Ваши «Греко- и римско-кафолические песенки и потешки». Это книга с большим духовным зарядом, очевидно, близкая многим, кто ищет христианство внутри себя. Тимур Юрьевич, что должно привести поэта к созданию таких стихов, как в этом сборнике?

 То же, что приводит и не поэтов. Всё просто – честные размышления о жизни с неизбежностью приводят именно к этому.

 А сами Вы считаете себя христианином? Вы активно практикуете христианство или это лишь состояние души?

 Я считаю себя довольно плохим, но христианином. Не могу себя назвать по-настоящему воцерковлённым, но посмотрим, что дальше будет.

 А Вам ближе православие?

 Я не настолько хорошо знаю различия между католиками и православными, а те, которые я знаю, моему недалёкому уму кажутся не такими принципиальными, что я и выразил в названии. Мне кажется, что для современного мира и современного человека важнее и гораздо насущнее то, что сейчас объединяет католиков и православных, чем то, что их разъединяет.

 Вы часто говорите о необходимости различения чёрного и белого, Добра и Зла. Но часто ли бывает так, что что-то является однозначным добром или однозначным злом?

 Такого не бывает никогда, нет однозначного добра и нет однозначного зла. Во всяком случае, в нашем – земном мире. Но долг человека всё-таки разделять добро и зло. Пусть это будет даже выбором «меньшего зла», но разделять чёрное и белое, добро и зло, красоту и уродство человек обязан. И писатель – в том числе.

 В 2010 году вышел Ваш роман «Лада или радость». Причём и раньше появлялись первые ласточки перехода от стихов к прозе: уже в 2008 году в «Трёх поэмах» появилась поэма в прозе. Как Вы пришли к прозе? Если, конечно, не цитировать Пушкина, мол, «года к суровой прозе клонят»?

 Тут сложно его не процитировать. Но если хотите, скажу так: я просто понял, что есть некие темы, которые мне близки, но в других формах их выразить невозможно. Какие бы ни были прозаизированные стихи, но рассказать историю, даже такую неглубокую, как сделал я, всё-таки в стихах труднее.

 Вы часто говорите, что написали такую книгу, которой Вам лично не хватало в сегодняшней литературе. Это хроника верной и счастливой любви, как написано в подзаголовке книги, рассказывающая историю дворняжки Лады. Так чего же именно Вам не хватает в современной русской литературе?

 Я, к сожалению, не очень хорошо знаю современную западную, да и русскую литературу. Но мне не хватает внятности нравственных оценок, увлекательности. В общем, мне не хватает истины, добра и красоты. С этой священной троицей в последние полтора века писатели как-то раздружились и относятся к ней с пренебрежением. Мне кажется, это ошибка.

 Что для Вас значило присуждение литературной премии «Поэт»?

 В первую очередь, была гордость за то, что меня так высоко оценили мои коллеги. Но не менее важно, что это были большие деньги, которые очень помогли мне во всяких житейских трудностях.

 А если не обращать внимания на материальную сторону? Вы ведь получили множество премий: Пушкинскую, журналов «Знамя» и «Арион», «Незнакомку», «Северную Пальмиру» и многие другие. Для Вас лично это наиболее ценная из наград и регалий?

 Пожалуй, да. Я глубоко уважаю тех людей, которые тогда входили в жюри. Я сейчас и сам в его составе. И мне было очень лестно, что они сочли меня достойным этой премии.

 Скажите, вышло ли у Вас что-нибудь в последние два года? Мне не удалось ничего найти. Готовите ли Вы сейчас к изданию новую книгу поэзии или прозы?

 К сожалению, действительно, ничего не было. Я напряжённо раздумываю над следующим шагом, но пока ничего не получается.

 Скажите хотя бы, это будет проза или поэзия?

­

Мне бы очень хотелось, чтобы это была проза или пьеса для кукольного театра.

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №48

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя