Сергей Бояркин
Сергей Бояркин

Оба участника тендера на достройку АЭС «Темелин» удивлены решением компании ЧЭЗ в предварительном рейтинге. Каждый удивился своему.

Предварительный рейтинг в тендере на достройку АЭС «Темелин», который 25 марта 2013 г. обнародовала компания ЧЭЗ, вызвал массу вопросов у обоих остающихся в процессе участников тендера – чешско-российского консорциума МИР 1200 в составе Škoda JS — «Атомстройэкспорт» — ОКБ «Гидропресс» и американской корпорации Westinghouse.

Согласно сообщению газеты MFDnes, соотношение баллов по итогам рейтинга составляет 80:66,5 в пользу Westinghouse, при этом консорциум опережает конкурента по трём категориям из четырёх.  Однако дьявол, как известно, таится в деталях.

Вес каждой категории различен. Консорциум получил максимальное возможное число баллов в категориях «цена» (25 баллов) и «стоимость эксплуатации» (5 баллов).  Потери Westinghouse в этих категориях незначительны —  24,305 и 4,7095.

Консорциум также опережает конкурента в категории «условия контракта». Вес этой категории – 20 баллов, консорциум получил 3 балла, Westinghouse – 1 балл.

Сложная ситуация сложилась в категории «лицензирование, управление процессом, технические риски».  Это самая «тяжёлая» категория из четырёх, её вес составляет 50 баллов. Westinghouse получил максимально возможную оценку — 50. Консорциум – только 33,515 балла. Означает ли это, что предложение консорциума на 30% слабее конкурентного? Судя по неофициальной информации, в этом как раз и проявились дьявольские детали. Категория делится ещё на 7 показателей, причём вес каждого из них составляет 1 балл.

При финальных расчётах эти показатели умножаются друг на друга, а потом итоговый коэффициент ещё и умножается на общий вес категории. То есть, достаточно было бы, к примеру, консорциуму потерять по 0,2 балла в двух показателях, и итоговый критерий стремительно свалился бы к цифре 32 (0,8х0,8х50 = 32), что, судя по финальной оценке, и произошло.

В итоге, во второй фазе тендера корпорации Westinghouse придётся поработать над улучшением позиций по коммерческим категориям, консорциуму – наверстать отставание по техническим параметрам и сохранить лидерство по критерию «условия контракта».

Оба участника тендера удивлены итоговыми результатами предварительного рейтинга. Вице-президент корпорации Westinghouse Майк Кирст в интервью газете Е15 заявил, что неожиданно для американской стороны их предложение, в котором гораздо меньше проводов, трубовопроводов, кабелей и т.д. оказалось дороже конкурирюущего предложения консорциума.

Представители МИР 1200, в свою очередь, не скрывали недоумения по поводу оценки технических рисков. «Наши реакторы, которые являются предшественниками ВВЭР 1200, были лицензированы в Болгарии, Чехии, Словакии, Венгрии, Финляндии, других странах мира. В Чехии работают две станции, построенные по нашим технологиям, и обе они традиционно получают самые высшие баллы при проверках МАГАТЭ, — говорит директор программ Госкорпорации Росатом Сергей Бояркин.

– Реакторы ВВЭР 1000, установленные на китайской АЭС «Тяньвань», были признаны МАГАТЭ единственными в мире действующими блоками поколения 3+, то есть, нового поколения реакторов с повышенными мерами безопасности».

Главным достоинством с точки зрения безопасности российских реакторов Сергей Бояркин считает комплексность решения. В предложенном в тендере на достройку АЭС «Темелин» реакторе ВВЭР 1200 есть как активные системы безопасности, которые работают с применением электроэнергии, так и пассивные, которые не нуждаются в электроэнергии.

«Активные системы включаются тогда, когда начинается отклонение от стандартных параметров, и предупреждают развитие ситуации до стадии аварии. В этом смысле они незаменимы. Их недостаток состоит в том, что они не работают при отключении электроэнергии, — поясняет Сергей Бояркин. – Пассивные системы «включаются» в случае аварии, однако они не предотвращают развитие ситуации от стадии отклонения от нормы до аварийного».

Российские конструкторы, руководствуясь законами Мэрфи и осторожностью, разработали и предлагают в новых реакторах новое устройство – ловушку расплава активной зоны. Это огромный сосуд, который устанавливается под реактором. В случае аварии, если начинают плавиться топливные элементы, ловушка расплава задержит этот расплав и не позволит радиации распространиться за пределы реактора.

Американцы, которые в реакторе АР 1000 сделали ставку на пассивные системы безопасности, считают, что предусмотрели все возможные меры для того, чтобы не допустить неожиданных событий.

Во второй фазе тендера на достройку АЭС «Темелин» оба участника имеют шанс убедить ЧЭЗ в своей правоте и улучшить поданные ранее предложения. Насколько успешными они были в новом этапе переговоров, покажет окончательное решение ЧЭЗ.

Наталья Судленкова

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №13

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя