Вацлав Клаус
Вацлав Клаус

Своё десятилетнее правление Вацлав Клаус завершил своеобразно – объявил амнистию. Сложно сказать, чем она была вызвана. Всё время своего правления бывший президент более чем скупо пользовался этим правом. И вот его январская амнистия производит впечатление поспешности. У многих сложилось впечатление, что она была плохо подготовлена.

У большинства граждан Чехии к амнистии Вацлава Клауса отношение достаточно негативное. Это не удивительно, поскольку на свободу выходят люди (всего около 7000), осуждённые по различным уголовным преступлениям, чьё возращение на улицы сулит лишь увеличение преступности (что, собственно, уже подтвердилось в ряде мест). В конце концов, большинство преступников быстро вернётся назад в тюрьму (что, собственно, уже  началось).

Наиболее негативно чехи отнеслись к тому, что под амнистию могут попасть дела, связанные с коррупцией и экономическими преступлениями. К примеру, амнистия может коснуться дела, связанного с судьёй Беркой, менеджерами Коммерческого банка, фондом Trend, Чешским домом, лицами, связанных с воровством денег «H-Systemu»,  коррупцией в футболе. Амнистия может распространиться, к примеру, на хорошо известный случай Алеша Трпишовского, осуждённого за агрессивную езду на D1.

Отчего Клаус решил распространить амнистию и на эту часть преступлений, остаётся только спекулировать. Ведь Вацлав Клаус принадлежит к тем людям, которые весьма неохотно признают свои ошибки. Поэтому настоящую подоплёку столь масштабной амнистии, скорее всего, общественность узнает нескоро.

После январской амнистии 28 сенаторов и 72 000 граждан подали жалобу на бывшего президента, обвиняя его в предательстве Родины. В свою очередь Вацлав Клаус заявил, что всё это не больше чем политическая игра, вызванная людьми из бывшего окружения Вацлава Гавела. Заявление более чем интересное.

Следует заметить, что в своё время Вацлав Гавел объявил целых четыре амнистии: январскую и декабрьскую в 1990 году в Чехословакии, февральскую в 1993-м и в 1998-м уже в Чешской Республике. Перечисленные амнистии, особенно первая, так же вызвали в своё время большое возмущение граждан. Как настоящий либерал-демократ, Гавел объявил амнистию в отношении всех приговоров социалистической Чехословакии (кстати, несмотря на то, что принимал присягу на верность социалистической Чехословакии, вступая в должность президента).

Всего амнистия коснулась 23 000 человек (при общем числе заключённых 31 000). На свободу тогда вышли осуждённые до двух-трёх лет, а более высокий срок сокращался от трети до половины. Амнистия не касалась осуждённых за убийство, изнасилование и преступления, связанные с использованием служебного положения. Данная амнистия в начале политической деятельности Вацлава Гавела, равно как и извинение перед судетскими немцами, подверглись в то время критике широкой общественности.

Кстати, Гавел оправдывался тогда тем, что не было времени разбирать каждый случай, а хотелось «невинно осуждённых кровавым режимом пустить на свободу». Это напоминает действия Временного правительства в России, которое из-за отсутствия политических заключённых выпустило откровенных уголовников, что весьма ухудшило и без того сложную ситуацию в стране «победившей революции».

Интересно, что демократические шаги Гавела были по-своему расценены уголовным миром. 15 марта 1990 года в тюрьме Леопольдов вспыхнуло восстание заключённых. Инициаторами были те, кого не коснулась и без того масштабная амнистия. Фактически две недели тюрьма находилась в руках заключённых (заключённые, отказавшиеся участвовать в восстании, содержались в качестве заложников), пока наконец-то не было принято решение о подавлении восстания.

В течение двух с половиной часов с тяжелейшими боями частям армии и МВД удалось взять контроль над тюрьмой в свои руки. Подавление восстания в лучших традициях периода перестройки было объявлено жестоким. Интересно, что руководитель восстания Тибор Полгари через год совершил побег, во время которого лично убил трёх охранников.

Вот такие демократические перемены. Больше половины амнистированных Вацлавом Гавелом в течение двух лет опять оказались за решёткой. Однако Гавела предателем Родины никто не называл. В последующих амнистиях Гавел был уже более осторожен.

Вацлав Клаус в отношении амнистий Вацлава Гавела всегда высказывался достаточно негативно. И неожиданно поступил практически подобным образом. Правда, с тем отличием, что Гавел объявил амнистию в начале своего срока правления на волне общей эйфории, и все последствия своей амнистии нёс сам. Клаус объявил амнистию, уходя с поста президента (как в своё время Масарик в 1935 году), и фактически последствия его решения лягут на плечи следующего президента Милош Земан.

Олег Волков

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №13

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя