Валентина Матвиенко
Валентина Матвиенко

Председатель Совета Федерации России Валентина Матвиенко в ходе официального визита в Чехию, состоявшегося 18 и 19 марта, дала интервью газетам Pravo и «Пражский Телеграф».

 Продолжение. Начало в № 12(202).

Чешский премьер Петр Нечас не так давно заявил, что поддержка со стороны некоторых чешских политиков российской группы PussyRiot вредит чешскому экспорту. Как Вы считаете, может ли критика со стороны чешских политиков каких-то процессов в России повлиять на взаимодействие в области экономики?

Мы спокойно относимся к критике, к высказываниям и демаршам оппозиции. Для демократического государства это нормально. Главное, чтобы всё происходило в рамках закона, критика была конструктивная, а не истеричная и политизированная. Так же мы относимся и к критике извне. Что касается упомянутого заявления господина Нечаса, то, считаю, он прав. Критика ради критики, основанная не на знании фактов, а эмоциях, конечно же, как минимум, не способствует развитию российско-чешских отношений.

Уважительное отношение жителей наших стран друг к другу – самый прочный фундамент межгосударственных отношений. Если некие радикальные политики позволяют себе резкие высказывания в адрес Чехии или России, то это не потому, что реальности таковы, а ради политических дивидендов, пиара.

Вы в прошлый раз приезжали в Прагу в должности губернатора Санкт-Петербурга. Сегодня – главы Советы Федерации. Были ли Вы готовы к этой роли, когда Вам её предложили?

На посту губернатора Санкт-Петербурга я проработала два срока, восемь лет. Для любого политика два срока достаточно, чтобы осуществить планы, увидеть результаты своей деятельности. Поэтому, когда поступило предложение стать председателем Совета Федерации, я, обдумав как следует, приняла его. Исходила из того, что и парламентская деятельность для меня не внове, и что предстоит интересная и важная работа.

Конечно же, я сознаю, какую огромную ответственность накладывает на меня этот пост. Совет Федерации – очень важный орган в государственно-политической системе страны. Я постаралась за прошедшие полтора года сделать всё, чтобы поднять эффективность работы и роль Совета Федерации в стране. Вступил в силу закон, который вводит новый порядок формирования Совета Федерации: теперь наделение сенаторскими полномочиями включает в себя элемент выборности, учёт волеизъявления населения.

Выросла роль Совета Федерации как палаты регионов, повысилось качество нашей законодательной деятельности. Много работаем над тем, чтобы сделать нашу деятельность открытой и понятной обществу. Сделано немало, но ещё больше предстоит. Поэтому мне моя нынешняя работа интересна. Это своего рода новый «челлендж», вызов, и я охотно отвечаю на него.

О некоторых законах, принятых российским парламентом, много писалось как в чешских, так и в международных СМИ. Например, о «законе Димы Яковлева». По мнению многих людей, это была преувеличенно быстрая реакция на «закон Магнитского», принятый в США. Не был ли этот закон подготовлен слишком быстро? Не было ли вмешательство политики вмешательством в жизнь людей?

Прежде всего, не мы эту историю начали. «Закон Магнитского» – полностью выдуманная история. Это вмешательство извне в наши внутренние дела. Причём оно произошло тогда, когда правоохранительные органы нашей страны не закончили расследования дела Магнитского, не состоялось решение суда. Следовательно, инициаторами «закона Магнитского» двигали совсем не те мотивы, о которых они говорят, а стремление, после того как отменена поправка Джексона-Вэника, создать новый инструмент давления на нашу страну.

У каждого государства есть закрытые списки лиц, въезд которых в него нежелателен. Если бы США приняли аналогичный закон, относящийся ко всем странам, где нарушаются какие-то права человека, то это было понятно. Но принять такой закон против России, осуществившей за 20 лет демократические преобразования такой глубины и масштабов, на которые другим государствам потребовалось 100 и более лет! Это самый настоящий вызов! Поверьте, он вызвал в российском обществе бурю негодования.

Теперь о «законе Димы Яковлева». Он не возник на пустом месте. Фактов насилия над российскими детьми, усыновлёнными в американские семьи, накопилось немало. Власти США не сотрудничали с нашей страной в контроле над положением усыновлённых детей, отказывали в этом нашим консульским учреждениям. США и ещё два государства, всего три государства в мире, не ратифицировали Конвенцию ООН о правах ребёнка.

Значит, США не хотят, чтобы был публичный мониторинг, чтобы стала доступной для всех информация о положении детей, об условиях, в каких они живут, тогда как Конвенция предписывает предоставление такой информации. Наконец, нельзя было и далее терпеть положение, когда российские дети становятся жертвами насилия в приёмных семьях, а суды выносят виновным оправдательные приговоры.

Возмущение граждан могло выплеснуться на полгода раньше, на полгода позже, но факт то, что ситуация стала нетерпимой. Так что «закон Димы Яковлева» – не конъюнктурный, не «в отместку», он рождён самой реальностью. Просто так сложилось, что его принятие наложилось на историю с «законом Магнитского».

Принятие «закона Димы Яковлева» встряхнуло и власть, и общество. Люди задали и властям, и самим себе вопрос: «Почему мы отдаём своих детей за границу? Отдаём при таком состоянии экономики, социальной сферы, которые позволяют России самой эффективно решать все вопросы, начиная с улучшения положения детей в детских домах и кончая усыновлением их на родине?»

В результате всего за несколько месяцев ситуация начала меняться в лучшую сторону. Президент России Владимир Путин издал указ, в котором намечены меры по усилению социальной защищённости детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, Готовятся законы, предусматривающие как упрощение порядка усыновления в российские семьи, поддержки таких семей, так и усиление контроля со стороны государства и гражданского общества за положением усыновлённых детей.

В Думе также рассматривается закон об ограничении пропаганды гомосексуализма. В Санкт-Петербург был такой закон принят раньше. Как удаётся найти равновесие между правами сексуальных меньшинств и сохранением традиционных патриархальных ценностей?

В нашей стране нет ни законов, ни практики, генерирующих притеснения, гонения в отношении сексуальных меньшинств. Россия не только провозглашает, но и на деле придерживается принципа толерантности в этой сфере. Упомянутые вами законы не предусматривают никаких репрессивных мер по отношению к сексуальным меньшинствам.

Почему появились такие нормативные правовые акты? В каждом обществе есть свои базовые культурные ценности. Ценности, исповедуемые сексуальными меньшинствами, подавляющее большинство россиян не приемлет. Категорически против однополых браков выступает 80% российских граждан. Согласитесь, государство не имеет права не считаться с этими настроениями.

Закон Санкт-Петербурга, думский законопроект направлены не против гомосексуализма, они лишь ограничивают  пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних. Пока ребёнок формируется, пока не сложились его сексуальные предпочтения, он должен быть ограждён от навязывания определённой ориентации в этой сфере. Став взрослым, он осознанно и свободно сделает свой выбор.

Вопрос о ситуации в Сирии, где Россия пытается спасти положение. Как Вы считаете, может ли президент Башар Асад справиться с возникшей в стране ситуацией?

Позиция России по Сирии последовательна с самого начала. Мы не поддерживаем никаких конкретных политических сил. Мы за то, чтобы обе стороны сложили оружие и начали диалог о будущем устройстве Сирии. Мы выступаем за верховенство международного права в отношении Сирии, за то чтобы любые действия по разрешению ситуации строго соответствовали Уставу ООН.

Вы посмотрите, что творится сейчас в арабских странах, в Северной Африке! Посмотрите, что происходит в Египте, в Ливии! Да в этих странах были свои проблемы. Но у кого их нет? А что, сейчас там лучше?

Только сирийский народ вправе определять свою судьбу. Россия прилагает усилия, чтобы принудить все стороны сесть за стол переговоров. Может быть, я чрезмерный оптимист, но верю, что шансы на это есть.

Есть ли в руководстве России консенсус по поводу главных задач, которые сейчас стоят перед страной?

Безусловно, такой консенсус имеется. Причём не только в руководстве Российского государства, но и в обществе в целом. В этом убеждают результаты выборов президента России: стратегию развития страны, предложенную Владимиром Путиным, поддержали две трети избирателей. Мы все участники выработки стратегии, которая определяет развитие России на ближайшие 20 лет.

Цель стратегии – стабильная, сильная, процветающая Россия. Пути достижения этих целей – обновление политической системы страны, технологическая модернизация, перевод экономики на инновационные рельсы, повышение качества жизни граждан, укрепление национальной безопасности. Мы хотим к 2020 году войти в пятёрку ведущих экономик мира, добиться роста благосостояния своих граждан.

Мы уверены в реальности наших планов. Экономика России вышла на траекторию устойчивого роста. Уровень ВВП на душу населения за 10 лет в России вырос в два раза. За 10 лет реальные доходы населения выросли почти в 3 раза. Даже самые суровые годы кризиса, благодаря своевременно принятым руководством нашей страны совместно с парламентом и регионами мерам, нам удалось пройти без больших потрясений.

При этом Россия – единственное государство, которое в этот период не снизило свои обязательства перед населением. Напротив, мы даже усилили его социальную поддержку. По итогам прошлого года на 9% выросла реальная заработная плата, повысились пенсии.

В Чехии в последнее время были громкие скандалы с депутатами парламента. В России так же ряд депутатов Госдумы был вынужден отказаться от своих мандатов из-за скандалов, вызванных их имущественными отношениями. Возможно ли нечто подобное в Совете Федерации?

Российское государство последовательно борется с коррупцией. Таких мер, которые мы приняли в последнее время, по-моему, не было вообще в истории нашей страны: ни во времена Российской империи, ни в советский период. Усилия власти находят мощный положительный отклик в обществе.

В ближайшее время будет принят закон о введении ограничений для чиновников высокого уровня, депутатов, сенаторов. Им будет запрещено иметь за рубежом счета, акции и т.п. У нас в Совете Федерации около двадцати сенаторов – люди состоятельные, и в этом нет ничего плохого. Это успешные люди, их опыт полезен и в Совете Федерации. Теперь у них выбор: либо вывести счета в Россию, перевести сюда свой бизнес, либо, если это им не подходит, – уходить из Совета Федерации.

Но это не имеет ничего общего с коррупцией, нарушениями законов. Речь о приведении сенаторами своей деятельности в соответствие с законом, который вскоре будет принят. Да, несколько человек, наверное, уйдёт. Но у нас немало кандидатов  в сенаторы – людей достойных, опытных и без счётов за рубежом.

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №13

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя