Валентина Матвиенко
Валентина Матвиенко

Председатель Совета Федерации России Валентина Матвиенко в ходе официального визита в Чехию, состоявшегося 18 и 19 марта, дала интервью газетам Právo и «Пражский Телеграф».

Сегодня во время переговоров с Вашим коллегой, главой чешского Сената Миланом Штехом, Вы призвали отменить визовый режим с Россией. Есть ли, с Вашей точки зрения, близкие перспективы отмены этого режима? В каком временном интервале это могло бы произойти?

Мы обсуждали с господином председателем Миланом Штехом возможность отказа от визового режима. В глобальном мире, в котором мы все живём, этот режим представляет собой анахронизм. Он сдерживает развитие туризма, который играет важную роль в экономике многих государств, в том числе Чехии. Он создаёт немалые неудобства для деловых людей, для расширения бизнеса, для молодёжного обмена, поездок студентов, контактов людей.

Россия давно ведёт с Европейским Союзом переговоры о возможности поэтапной отмены визового режима. И в качестве первого шага на этом пути – об отмене виз для краткосрочных поездок. Когда мы разговариваем об отмене виз с каждой отдельной страной, все аплодируют, все за отмену. Когда же разговариваем с Еврокомиссией, то наталкиваемся на нехватку политической воли. Такое впечатление, что в ней пока не готовы прислушаться к мнению стран – членов ЕС, принять решение по проблеме виз с учётом их позиции.

Сегодня российские туристы, посещая страны Евросоюза, оставляют в них миллиарды евро. Но чтобы приехать в эти страны, они должны проходить процедуры получения виз, а значит, должны задолго планировать свои поездки. Зачем все барьеры?

Визовый режим выглядит особенно странно в отношении нашей страны. Россия – часть Европы. Все, кто хочет попасть в страны ЕС в обход визы, делают это. Российские граждане – законопослушные, они следуют установленным правилам. В прошлом году в Чехии побывало более 700 тысяч граждан России. И как обычные туристы, и чтобы поправить, укрепить здоровье на курортах Чехии. Если бы не визовый режим, моих соотечественников было бы гораздо больше.

В двусторонних взаимоотношениях с отдельными странами нам удаётся договориться об облегчении визового режима для студентов, молодёжи, спортсменов, государственных служащих. Нам было приятно услышать, что господин Штех тоже выступает за движение к отмене визового режима. Мы понимаем, что это зависит не только от Чешской Республики. Но всё равно это позитивный сигнал.

Каковы, с Вашей точки зрения, основные позитивные моменты предложения консорциума МИР 1200 в тендере на достройку АЭС «Темелин»? Какие аргументы Вы приводите для того, чтобы убедить чешских партнёров в качестве предложения консорциума?

Прежде всего, я хочу сказать, что у наших стран большой опыт успешного взаимодействия в сфере атомной энергетики. У нас общая научно-техническая и производственная база. Как вы знаете, существующие в Чехии АЭС построены при содействии наших специалистов. Россия и сейчас оказывает техническую и консультационную помощь в эксплуатации этих атомных станций. Чешские АЭС работают на топливе, поставляемом из России.

Преимущества заявки консорциума следующие.

Первое. Это заявка совместного чешско-российского предприятия, которое представляет интересы и Чехии, и России.

Второе. Нашу заявку отличает высокая конкурентоспособность. Это не только точка зрения консорциума, это мнение независимых, в том числе европейских, экспертов. Проект конкурентоспособен и с технической, и с экономической точки зрения.

Третье. Предлагаемый реактор отличает самая высокая на сегодня степень безопасности. Как известно, именно на этот аспект обращают в первую очередь внимание граждане. То, что степень безопасности практически абсолютная, доказано экспертами.

Четвёртое. Проект, который предложен консорциумом, проверен на практике. Такая станция строится в России, это Ленинградская АЭС. Такая станция уже построена и введена в строй в Китае. Мы не кота в мешке предлагаем, это апробированный проект.

Пятое. Чешско-российский консорциум очень выгоден в экономическом плане. Судите сами. Стоимость станции, по предварительным оценкам, составит порядка 10 млрд. евро. 75% стоимости подряда предполагается отдать чешским предприятиям. Уже 40 промышленных предприятий Чехии дали согласие на участие в поставках оборудования, технического оснащения, других компонентов, необходимых для строительства и работы этой станции.

Это значит, что чешские компании получат заказы на 6–7 млрд. евро. Это 10 тысяч дополнительных рабочих мест. Это выход на качественно новую ступень кооперации в такой высокотехнологичной отрасли, как атомная энергетика. Что, в свою очередь, открывает перспективу нашего совместного выхода на рынки третьих стран. Мы сможем вместе строить АЭС в разных странах, на различных континентах.

Шестое. Чехия – одна из немногих европейских стран, которая обладает знаниями, технологиями, опытом в сфере атомной энергетики. Наша совместная работа над реализацией проекта позволит нашим странам сделать крупный шаг вперёд в данной области, усилить наши конкурентные преимущества на рынке атомных технологий.

Если итоги тендера будут подводиться непредвзято, без политизации, то, на мой взгляд, у консорциума все шансы на победу.

А какова позиция в этом вопросе господина Штеха?

Коллега Штех сказал, что Сенат будет внимательно следить за ситуацией, предпримет все усилия для того, чтобы тендер носил объективный, прозрачный и честный характер. У Чехии репутация открытого и надёжного партнёра. Будем надеяться, что тендер именно так и пройдёт.

Всё же речь идёт об очень крупном контракте, который влияет на энергетическую безопасность страны. Вы не опасаетесь того, что политика всё же будет влиять на тендер?

Что значит энергетическая безопасность в современном мире? 80% газа и 70% нефти, потребляемых сегодня Чехией, поставляет Россия. Более того, наши компании активно выходят на чешский рынок, осуществляют инвестиции. К примеру, компания «Лукойл» имеет в Чехии большое количество заправочных станций, она намерена в ближайшие годы инвестировать ещё 50 млн. евро в развитие сети АЗС. И ничего плохого от этого в вашей стране не происходит. Россия – надёжный партнёр.

Не стоит в стороне и чешский бизнес. Компании вашей страны участвуют в России в крупнейшем проекте строительства железной дороги. Поверьте, желающих построить 340 километров железной дороги более чем достаточно. Но Чехия выиграла этот тендер, предложив конкурентные условия. Мы же не считаем, что если Чехия будет строить такой важный транспортный и инфраструктурный проект, как железная дорога, то это негативно скажется на нашей безопасности.

Потребитель и поставщик всегда взаимозависимы. Это закон экономики, бизнеса. Поэтому все эти мифы, будто Европа энергозависима от России, этот надуманный «третий энергопакет», расследования деятельности компании «Газпром» и прочее в том же роде – это политика, притом предвзятая и недальновидная.

Жизнь подтверждает, что необходимо как можно скорее уходить от политизации экономики. Как только мы «разидеологизировали» отношения между Россией и Чехией, начали создавать между нашими странами атмосферу взаимопонимания, доверия, прагматического взаимовыгодного сотрудничества, бизнес на это отреагировал моментально. Объём чешских инвестиций в российскую экономику – 1,2 млрд. евро.

Чешские предприятия сегодня работают в самых разных отраслях в России – покупают пакеты акций, участвуют в модернизации целого ряда предприятий и так далее. Более ста крупных российских компаний работают на чешском рынке. В выигрыше и Россия, и Чехия.

Во время переговоров с господином Штехом шла ли речь, кроме достройки АЭС «Темелин», о каких-то ещё конкретных экономических проектах?

Да, безусловно. У нас очень позитивная динамика взаимного товарооборота. Он достиг в прошлом году 10,5 млрд. долларов.

В то же время мы понимаем, что нужна диверсификация взаимного товарооборота, его структуры. Приоритетная задача для России – модернизация экономики, перевод экономики на инновационные рельсы, и это определяет наше приоритетное внимание к сотрудничеству в высокотехнологичных отраслях. Речь о создании совместных предприятий в особых экономических зонах, научно-технических парках, о совместных телекоммуникационных проектах, о других направлениях, связанных с передовыми технологиями.

Понимание необходимости более тесного сотрудничества России и Чехии по этим направлениям имеется с обеих сторон. В ноябре прошлого года на заседании межправительственной комиссии наших стран утверждён перечень конкретных совместных проектов «Партнёрство ради модернизации». Мы договорились с господином Штехом, что будем осуществлять парламентский контроль над реализацией всего намеченного. Будем, когда требуется, спрашивать с министерств, ведомств.

Мы обсуждали также сотрудничество регионов – субъектов РФ и регионов Чехии. Здесь хорошая динамика: подписано более 20 соглашений между регионами России и краями Чехии. Приятно видеть, что председатель Сената, министры Чехии ездят теперь не только в Москву, Петербург, но и в российские регионы. Тем самым формируются всё новые точки взаимоотношений, разностороннего сотрудничества. Мы это поддерживаем. Как поддерживаем и поездки представителей русского бизнеса в чешские регионы.

Вы длительное время работали в дипломатических структурах, и регион Кипра Вам не чужой. Как Вы относитесь к самому свежему закону, который рассматривается на Кипрезакону о налогообложении банковских вкладов? Это интересно, потому что не секрет, что на Кипре достаточно много российских средств.

Позиция Российского государства чёткая – мы за деоффшоризацию российской экономики. За то, чтобы у нас не было «теневой» экономики, чтобы российский бизнес, российские финансы были прозрачными, а деньги, заработанные в России, вливались в её же экономику. Поэтому мы принимаем меры, направленные на выведение из «серой» зоны той части капитала, которая укрыта в оффшорах. Делаем это взвешенно, строго в рамках законодательства, отвечающего принципам рыночной экономики.

Иное дело на Кипре. Очевидно, что финансовый кризис, переживаемый этой страной, тесно связан с трудностями, которые переживает сейчас Еврозона в целом. Но не только. Сказалось и то, что финансовые организации Кипра не всегда и не во всём следовали правилам Евросоюза.

По сути, власти Кипра хотят решить свои финансовые проблемы за счёт не только своих граждан, но всех, кто держит свои деньги в банках Кипра. Полностью разделяю оценку мер, которые намереваются предпринять власти Кипра, данную российским президентом: если такой подход восторжествует, то это будет непрофессиональное, несправедливое и опасное решение. Да и практический толк от задуманных мер в долгосрочном плане сомнителен, так как они стимулируют массовое бегство капитала с Кипра.

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №12

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя