Бараки
Бараки

Когда говорят слово «холокост», обычно имеют в виду гитлеровскую политику тотального уничтожения еврейского народа. Значительно реже используется словосочетание «цыганский холокост». Между тем из многочисленной цыганской общины довоенной Чехии пережить Вторую мировую войну сумело всего несколько сотен человек. Сменяющие друг друга чешские правительства уже долгие годы не могут разрешить неприглядную историю с работающим свинарником на месте массовой гибели цыган в бывшем концлагере в Летах у Писка.

Если коротко вспомнить предысторию, картина получается такая. 10 июня 1942 года полиция марионеточного протектората «Чехия и Моравия» издала приказ об уничтожении цыган. Для реализации этого приказа были предназначены концентрационные лагеря в Летах у Писку и в Годонине у Кунштата. Оба лагеря рассматривались как место временного содержания людей перед отправкой их на смерть в Освенцим.

Лагерь в Летах был рассчитан на 600 человек, но вскоре его наполнили вдвое большим количеством заключённых. Вначале отправляли только мужчин, но вскоре за ними последовали и женщины с детьми. В комендатуре лагеря и его охране служили только чехи. Заключённые-цыгане работали на строительстве шоссе Пльзень-Острава, а также в сельском хозяйстве и в лесничествах. Организация этих работ была такова, что местные предприниматели заказывали себе дешёвую рабочую силу в комендатуре лагеря, а оплачивали не цыганам, а в кассу лагеря.

В первые месяцы существовала возможность освобождения из лагеря за ударную работу. Освободиться можно было и за взятку в 20 тысяч протекторальных крон. Около ста раз заключённые в одиночку или группами предпринимали попытки побега, и примерно половина этих попыток окончилась успешно.

Например, осенью 1942 года сбежали двое узников, один из которых вскоре был найден и убит, а другой по имени Йозеф Серинек добрался до партизан и участвовал в боях с гитлеровцами. Всего в лагере содержалось 1309 человек, из которых 326 погибли на месте, около 500 были отправлены в Освенцим, и около четверти сумело убежать или было освобождено.

Цифры страшные, но о каких-то особых зверствах они не говорят, во всяком случае, в сравнении с гитлеровскими концлагерями, действовавшими на территории Советского Союза. В среднем по размерам концлагере Саласпилс на территории Латвии погибло более 100 тысяч человек, значительная часть из которых – дети.

В крупнейшем на территории СССР концлагере Тростенец под Минском погибло более 200 тысяч человек, среди которых были и граждане Чехословакии. Тем не менее, история «цыганского холокоста» заслуживает нашей памяти и уважения. Но вот именно здесь начинаются проблемы.

Ещё при коммунистах прямо на месте лагеря в Летах у Писка был построен огромный свиноводческий комплекс. В те времена режим проводил политику насильственной ассимиляции цыган, и кто-то счёл, что такое решение вполне приемлемо.

Теперь цыганские организации и активисты, занимающиеся вопросами прав человека, требуют закрытия свинокомплекса. Широкая чешская общественность в этой борьбе участия не принимает. Учитывая рост националистических и ксенофобских настроений в современном чешском обществе, принимать участие и не будет.

Дело было бы вообще малоперспективным, если бы не участие авторитетных международных организаций. И Европарламент, и Еврокомиссия, и комитет ООН по правам человека неоднократно призывали чешское правительство закрыть свинокомплекс в Летах. Вопрос упирается в деньги.

Нынешний владелец заломил за продажу своего бизнеса большие деньги – 400 миллионов крон. В России на такой случай имеется закон об изъятии земель. В Чехии такого закона нет. В условиях хронического дефицита бюджета найти такую сумму весьма затруднительно. Ситуация напоминает «броуновское движение». Кто хорошо учился, помнит этот термин из физики. Это когда движение есть, а результата – нет.

В 2010 году неподалёку от свинокомплекса в Летах, но не на территории бывшего концлагеря по распоряжению правительства Мирека Тополанека был установлен памятный знак – несколько валунов. Открывать памятник приезжал Вацлав Гавел. Бывал здесь и бывший премьер-министр Петр Нечас. Что же можно сделать? Или платить, или использовать силу общественного мнения.

Почему бы чешским СМИ не организовать кампанию давления на нынешнего владельца комплекса? Пока они даже не называют его имени. А тем временем Еврокомиссия, дважды призывавшая к ликвидации «свинского бизнеса», по просьбе владельца обещала выделить деньги на его модернизацию. А воз и ныне там.

Сергей Гарбицкий

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №33

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя