Максим Недолечко
Максим Недолечко

4 августа на сцене Театра Комедии (Divadlo Komedie) в Праге состоялся успешный показ мюзикла «Мы», проходящего в рамках международного тура пятого по счёту детского проекта Госкорпорации «Росатом» Nuclear Kids – 2013. Об идеях проекта, его участниках и организации корреспонденту «Пражского телеграфа» Альфие Кариповой рассказали главный режиссёр спектакля Владимир Карабанов и хореограф-постановщик Максим Недолечко.

В чём заключаются основные цели проекта Nuclear Kids и каких результатов вам хочется достичь за время его проведения?

М.Н.: Цели – помочь раскрыться талантам детей из семей сотрудников атомной отрасли разных стран мира, содействовать их общению, межкультурному взаимообмену, укреплению дружеских связей. Кроме того, наше стремление – объединить большое количество ребят посредством профессионалов в общей работе над чем-то хорошим и светлым. Немаловажно, когда идеи нравственности доносят взрослые, а дети принимают в этом непосредственное участие. Это эмоции, это искренность.

В спектакле есть мораль, в которой добро побеждает. Тема добра и зла присутствует в каждом проекте Nuclear Kids, в том числе и в нынешнем мюзикле «Мы». Задача в том, чтобы молодой человек, побывавший на проекте, запомнил это лето на всю жизнь и приобрёл огромное количество друзей из разных стран. Ведь у них сейчас есть уникальная возможность благодаря интернету поддерживать связь и общаться после лагеря. В социальных сетях есть специальные группы, которые создают сами дети, обмениваются там фотографиями, впечатлениями, обсуждают, кто поедет на следующий год, а кто не поедет.

В.К.: Мне кажется, что сами дети, многие из которых на проекте в первый раз, слабо себе представляли, куда они едут. Многие были очень удивлены, что придётся так по-взрослому ко всему относиться и познавать какие-то вещи, которые студенты изучают в театральных вузах. Например, постановку речи, концентрацию внимания и многое другое. У нас есть педагоги, которые в первую неделю буквально учили детей правильно разговаривать, открывая голос и убирая акценты. В общем, мне кажется, что каждый ребёнок выносит из этого ценное понимание того, что такое творческий труд, и может почувствовать, как благодаря этому труду удаётся достигнуть определённых результатов.

Владимир Карабанов
Владимир Карабанов

На чём вы хотели сделать акцент и на что ориентировались, работая над постановкой мюзикла?

В.К.: Мы исходили из тех сроков и возможностей, которые у нас были. Прежде всего, это сценарий, который написал автор проекта Nuclear Kids Сергей Новиков. По этому сценарию Григорием Немировским позже была написана музыка. Далее мы с Максимом и художником-постановщиком Дмитрием Горбасом проработали концепцию, как всё это превратить в шоу. При этом я считаю, что мюзикл – это, прежде всего, музыка. Но всё, что происходит на сцене, должно быть максимально органичным.

Существует ли кастинг для участия в проектах Nuclear Kids или показать себя там может любой желающий ребёнок?

М.Н.: Да, у нас большой отбор, ведь желающих принять участие в проекте с каждым годом становится всё больше и больше. В нашей команде есть специалисты, которые занимаются кастингом. Конечно, так просто в Nuclear Kids не попадёшь. Существуют несколько обязательных условий. Во-первых, родители ребёнка должны иметь какое-то отношение к атомной отрасли. Во-вторых, нами отбираются одарённые дети с развитыми творческими способностями.

Например, играющие на каких-либо инструментах, занимающиеся в театральных школах или просто талантливые и динамичные дети. Дело в том, что наш проект создаётся в течение 20–30 дней, а за такой короткий срок освоить большое количество материала достаточно сложно. Обычные дети вряд ли возьмутся за это. А вот такие творческие и сумасшедшие, имеющие определённые способности, могут. Именно благодаря им и получаются ежегодно такие хорошие спектакли.

А каковы ограничения по возрасту участников Nuclear Kids?

В.К.: Возраст детей – примерно от 10 лет. Но 16 – это уже предел.

Удалось ли вам задействовать в мюзикле «Мы» всех участников?

М.Н.: Да. Честно говоря, когда мы начинали, у нас было около 50 детей. Сейчас же мы дошли до того, что в нашем проекте принимают участие 84 ребёнка. При этом мне кажется, что если у нас – детский творческий лагерь, то в спектакле должны участвовать все. Иначе какой смысл в этом?

Когда приезжает порядка ста человек, а в спектакле задействовано двадцать, это, конечно, неинтересно. Поэтому задача режиссёра и хореографа сделать так, чтобы каждому ребёнку, приехавшему в международный лагерь Nuclear Kids, было интересно, и каждый получил свою определённую роль, которой бы он гордился.

Трудно ли вам приходится работать одновременно с таким огромным количеством молодёжи?

М.Н: Когда дети «горят» идеей, то нет никаких преград и помех, чтобы организовать эту толпу. Они внимательно слушают, стараются, помогают и часто сами подкидывают какие-то идеи. Конечно, у руководителей должен быть опыт, чтобы работать с таким количеством детей. И Владимир, и я уже не первый год работаем в подобных мероприятиях, поэтому справляемся (смеётся).

Действительно ли хватает трёх недель, чтобы реализовать с нуля столь крупный международный проект?

В.К.: Как правильно говорит Максим, всё действительно строится на детском энтузиазме. Дети справились, и на сегодняшний день мы довольны результатами. Есть, конечно, ряд технических вещей, которые трудно за такое короткое время в масштабном проекте довести до совершенства. Но, с другой стороны, Nuclear Kids и мюзикл «Мы» – это тур. Благодаря тому, что мы переезжаем из города в город, улучшается и качество. Вот скоро поедем в Томск, где будут немного иные технические тонкости, которые нам помогут в постановке спектакля.

А что касается ребят, то мне кажется, что их мы стараемся особо не баловать. Но, честно говоря, мы от них сами просто в шоке! Как дети такой большой объём материала – музыки, текста и хореографии, – написанного специально для этого проекта, могут переварить, запомнить и осознанно показать зрителям?! Ведь мюзикл «Мы» – непростой и для взрослого театра.

Сколько выступлений с мюзиклом «Мы» в рамках проекта Nuclear Kids планируется в этом году?

М.Н.: Запланировано семь спектаклей. Прага – третья в этом списке. Мы уже побывали в венгерских Кёстхее и Пакше, ещё нам предстоит посетить Томск, Сосновый Бор, Санкт-Петербург и Москву.

Получается, что после лагеря дети отправляются по домам, а к следующему проекту Nuclear Kids вы проводите новый кастинг?

В.К.: Да, дети после лагеря разъезжаются. Сложно бывает с ними расставаться. Некоторые из них вновь проходят отбор и продолжают участвовать уже в новом проектеNuclear Kids.

М.Н.: Каждый год в конце лагеря у нас проходят прощальные вечера. И всякий раз я вижу, как девочки и мальчики, не стесняясь, стоят и рыдают в объятиях друг друга. И их самая большая мечта в тот момент – когда-нибудь вновь встретиться. И тут понимаешь, что все сложности – переезды, перелёты, нехватка времени, внутренние проблемы с техникой, – просто мелочи, и что на следующий год, если пригласят, ты обязательно попадёшь на этот проект и также будешь получать удовольствие. Потому что это – сверхэмоции!

Владимир Карабанов (род. 1972) – российский режиссёр, сценарист и продюсер. Над детскими проектами работает много лет, сотрудничает с Санкт-Петербургской детской школой «Киноостров», является автором, продюсером и режиссёром молодёжного фильма-фантазии о духовной миссии студенческого хора «Как прекрасен твой лик». Кроме того, известен кинолентами «Рондо оперного патриарха» (2007), «Криминальные обстоятельства» (2010) и «Слон» (2011).

Максим Недолечко (род. 1976) – российский хореограф, один из руководителей известного танцевального коллектива Street Jazz. Работает со многими детскими проектами, в том числе с «Непоседами» и детским «Евровидением». Принимал участие в съёмках десятков клипов и видеороликов звёзд отечественной эстрады.

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №31

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя