Ромео и Джульетта
Ромео и Джульетта

«Нет повести печальнее на свете, Чем повесть о Ромео и Джульетте» — этих слов не знает разве что человек, совсем уж не интересующийся театром и литературой.

За эту прославленную пьесу, а точнее – за прославленный балет Сергея Прокофьева на тему трагедии Шекспира взялся в этом году художественный руководитель Балета Национального театра Петр Зуска.

Постановка балета Прокофьева в Чешской республике имеет огромную традицию. Даже первая мировая премьера его состоялась именно в Чехии – в 1938 году на сцене в Брно. Хореографом, режиссёром, а так же исполнителем главной мужской роли тогда стал Иво Ваня Псота, один из талантливейших чешских балетных танцоров, хореографов и педагогов.

Сложно сосчитать, сколько раз с тех пор режиссёры представляли зрителю своё видение этого бессмертного произведения не только в мире, но даже в одной лишь Чехии. На сцене Национального театра в Праге Ромео и Джульетта будут любить и погибать уже в шестой версии. Впрочем, Петру Зуске удалось найти своё оригинальное прочтение сюжета, которое обеспечит, по меньшей мере, «лица необщее выраженье» новой постановке Национального театра, а, может быть, принесёт режиссёру и хореографу новые лавры.

В постановке балета «Ромео и Джульетта» в версии Петра Зуски зритель, возможно, не обнаружит некоторых героев, появления которых он вправе был бы ожидать – например, Бенволио, Париса или кормилицы. Зато неожиданно появится и даже станет одним из главных героев Королева Маб. Режиссёр нашёл эту героиню в прекрасном длинном монологе Меркуцио, целиком посвящённом ей: «…Ну, это королевы Мабпроказы.Она родоприемница у фейИ по размерам с камушек агата» и т.д. Это позволило ему создать ещё одну значительную пару героев: партнёром королевы стал советчик Ромео — брат Лоренцо.

Таким образом, вся драма поднялась на гораздо более высокий уровень обобщения – над первой трагичной любовью двух молодых людей, почти детей, трогательная история которых заставляет сопереживать ей уже столько поколений зрителей, возвышается конструкция борьбы двух основных жизненных принципов: мужского и женского, рационального и иррационального, инь и ян…

Добрые, но рассудочные планы брата Лоренцо уничтожены иррациональными принципами, королевой Маб, дёргающей за ниточки эмоций и чувств. Не будет ли эта постановка воспринята как шовинистическая, ведь получается, что именно «женский» принцип приводит героев к печальному концу?

«Конфликт сосуществования мужского и женского начала придуман не мной, — объясняет свой замысел режиссёр. – Это архетип нашего существования в целом. Это конфликт того, как мы каждый день нечто рассудочно планируем и организуем и того, что наши планы часто рушатся. Рассудок очень часто побеждается чувствами. Карел Густав Юнг однажды разговорился с южноамериканским индейцем, который считал всех белых опасными сумасшедшими, и спросил, почему он так считает.

Индеец ответил, что белые думают головой. На вопрос Юнга, чем же тогда думает он, тот ответил, что, разумеется, сердцем. Прекрасный пример того, как многие древние культуры уважали «женский» принцип, в то время как длинная история западной цивилизации «работает» почти исключительно на «мужском», а «женский» просто стирает. Ну, и посмотрите, как всё сегодня выглядит в нашей цивилизации». Замысел новой постановки, таким образом, зиждется на психологических и философских основах.

Несмотря на такую новую концепцию, режиссёр уверяет, что отнёсся со всем уважением к Шекспиру, а что касается Прокофьева – старался не бороться с ним и с его прекрасной музыкой (что касается некоторых купюр – то без них, как правило, не обходится представление этого балета, поскольку иначе представление длилось бы почти четыре часа). Как бы то ни было, оставлено самое главное, что было у Шекспира, самые важные и таинственные моменты человеческой жизни, о которых всегда будут говорить поэты и музыканты, художники и танцовщики. Моменты ЛЮБВИ И СМЕРТИ.

Наталья Сергеева

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №46

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя