Тим Бёртон
Тим Бёртон

28 марта 2014 года в сердце Праги на Староместской площади открылась выставка работ голливудского режиссёра и продюсера Тима Бёртона, известного мировому зрителю по фильмам «Чарли и шоколадная фабрика», «Алиса в Стране Чудес», «Бэтмен», «Большая рыба» и другим.

В состав экспозиции вошло более 150 рисунков, макетов и кукол из личного архива Тима Бёртона, которые впервые будут представлены пражской публике.

Чудаковатый мастер анимации с привкусом ужаса, известный своим талантом создавать гротескные фантастические миры и погружать туда зрителей с головой, посетил Прагу, чтобы лично открыть выставку, насладиться атмосферой Старого города, раздать автографы поклонникам и удовлетворить интерес местных СМИ.

Выпускающий редактор «Пражского телеграфа» Александра Баранова успела расспросить Тима Бёртона о том, откуда он черпает вдохновение, почему дружит с Джонни Деппом и собирается ли снимать кино по произведениям русской литературы.

Мистер Бёртон, как к Вам пришла мысль о выставке?

Вы знаете, я – сам по себе человек очень скромный, поэтому для меня немного странно видеть такие личные и сокровенные предметы представленными широкой публике. Для меня рисование всегда было способом выражения мыслей, их представления, формой коммуникации, потому что хорошим оратором меня никогда нельзя было назвать. Так что выставка – это, пожалуй, лучший способ узнать меня и со мной пообщаться.

Есть ли среди представленных на выставке экспонатов уникальные, о которых Вам бы хотелось упомянуть, и если да, то какие?

Вся выставка была организована с душой, и я очень благодарен за это Дженни (Дженни Хе, куратор и организатор выставок Тима Бёртона по всему миру – прим. редакции). Я предоставил ей полную свободу в организации и наполнении выставки, принимал сам непосредственное участие. Все экспонаты – уникальны в своём роде, так как все они – из моего личного архива.

Каким образом поучаствовали в организации выставки чешские мастера?

Особого упоминания заслуживают стеклянные сферы, изготовленные здесь, в Чехии, в них выставлены некоторые куклы. Это очень элегантный способ связать экспозицию с Чешской Республикой. Они передают атмосферу, обстановку, всё, что нужно. Мне очень понравилась работа чешских мастеров.

Ваши работы на выставке – смесь ужаса и гротеска. Чем Вас эта тематика так влечёт?

Посмотрите на меня (смеётся и взлохмачивает волосы) – сплошной беспорядок! Для меня это – своего рода терапия. Это – выплёскивание на бумагу того, что иногда мучает вас изнутри, знаете. Это неформальная форма терапии, которая поддерживает во мне огонь жизни.

Такого же «рисуночного» стиля – анимации – Вы порой придерживаетесь и в кино. Каковы его преимущества и недостатки?

Рисовать я начал ещё в детстве, как все дети, но так и не бросил. Как я уже говорил, это неформальный способ самовыражения. Что касается моих фильмов, то они совмещают в себе собственно кино и анимацию, рисунок. Началом моей кинокарьеры была работа в студии Disney Studios. Анимация позволяет понять композицию, форму рисунка. В каком-то смысле анимация – идеальный инструмент для обучения искусству создания фильмов: вы рисуете, играете, снимаете, придумываете. Я никогда не видел в этой форме недостатков. Анимация – это всё равно, что процесс съёмки настоящего фильма.

Большинство Ваших работ – глубоко психологические. Это наводит на воспоминание ещё об одном бездонном в этом смысле произведении – «Маленьком Принце» Антуана Де Сент Экзюпери. Связывает ли Вас что-либо с этим произведением?

Я с ним, безусловно, знаком, но не могу сказать, что он оказал на меня впечатляющее влияние. Источником вдохновения для меня служит многое другое, прежде всего, это фильмы.

Картина с выставки Тима Бертона
Картина с выставки Тима Бертона

Какие фильмы Вам помнятся из детства?

Интересно, что до сих пор помню истории о динозаврах, которые смотрели, наверное, все, будучи детьми. Огромное влияние на меня также оказали работы Рэя Харрихаузена – именно после их просмотра я пробовал рисовать свои первые мультфильмы.

Вернёмся теперь к периоду взрослого творчества. Как-то в интервью Вы признались, что обожаете работать с Джонни Деппом, потому что у Вас с ним одинаковое видение кино. Расскажите о вашем сотрудничестве. Есть ли другие актёры, с которыми Вы мечтаете поработать, и почему?

Джонни Депп не боится выглядеть на экране нелепым, смешным. Он – актёр, который пробует на экране сыграть роль так и эдак, по-разному, и этим меня восхищает. Я с актёрами нахожусь постоянно рядом, ведь моя жена – тоже актриса (Хелена Бонэм Картер, супруга режиссёра с 2001 года – прим. редакции). Что касается подбора конкретного актёра на роль, то тут всё зависит от ленты, которую снимаем, от того, какой конкретно типаж подойдёт на эту роль, вот и всё. Я люблю работать с людьми, и мне всегда импонируют люди, которым не страшно выглядеть смехотворно.

На Вашем счету, как режиссёра, сценариста, аниматора, писателя – более трёх десятков фильмов. Какой из них Ваш любимый и почему?

Я даже не знаю, каждый из них по-своему необычный. Может быть, «Эдвард Руки-ножницы» или «Кошмар перед Рождеством», они более близки мне. Хотя, повторюсь, каждый из моих фильмов – по-своему уникальный. Создавать фильмы ужасов для меня всегда было чем-то особенным, к тому же – все люди – разные, так что для каждого зрителя окажется лучшим свой фильм.

Каким образом Ваше творчество связано с Яном Шванкмайером (чешский аниматор – прим. редакции)? Вы не единожды упоминали его, рассказывая в интервью о работе над лентой «Алиса в Стране Чудес».

Безусловно, его работы – фантастические. Данный вопрос – ещё один повод повторить: я очень рад, что приехал в Чехию, в страну, где есть такие потрясающие аниматоры. Этот город хранит в себе дыхание истории и воспоминания о мастерах ручной работы.

Анимация
Анимация

Вы когда-нибудь возвращаетесь к старым работам, чтобы доделать или переделать их или же считаете каждую вышедшую в свет киноленту законченной?

Я не возвращаюсь к моим фильмам снова и снова, чтобы пересмотреть их. Даже те старые работы, которые в процессе подготовки выставки находила Дженни – у меня и мысли не возникало их переделать. Я делаю что-то новое, то, что меня увлекает на данный момент, и не вижу интереса в том, чтобы оглядываться назад.

Что Вы можете сказать о композиторе Дэнни Эльфмане, произведения которого Вы используете для музыкального бэкграунда своих лент чаще всего?

Я болен его музыкой (смеётся). Он был и остаётся моим другом с момента, когда я начал снимать кино и был совсем мальчишкой. Меня восхищает то, как звучат его произведения в лучших концертных залах мира.

Каким образом выглядит ваше сотрудничество? Вы вдохновляетесь его музыкой при рисовании или наоборот, он подбирает ноты к Вашим наброскам?

Его музыка вообще очень кинематографичная. Это было целое приключение: когда я работал над первым своим фильмом, мы ещё не были знакомы, так что я поинтересовался, было бы ему интересно попробовать сочинить что-нибудь для фильма. Он – очень интуитивный человек, он опирается в своём творчестве на то, о чём думает. Меня вдохновляло его творчество задолго до того, как я начал снимать фильмы.

Что Вы думаете о современном искусстве в целом?

Я о нём не думаю (смеётся). Главное, что меня привлекает в нём – вы можете изобрести что-то, что вдохновит затем другого человека на то, чтобы что-либо придумать, нарисовать. Такая интересная цепочка. Вообще искусство – это очень личное, у каждого человека есть свои чувства на этот счёт, и так и должно быть, по крайней мере, по моему мнению.

Знакомы ли Вы с русской литературой? В ней ведь тоже немало писателей-фантастов и мистических произведений, которые могли бы послужить хорошей основой для киноленты.

Впервые я побывал в России в прошлом году (2013 год – прим. редакции). Я наслышан о богатой русской культуре, правда, я никогда не был заинтересован в том, чтобы экранизировать какое-то литературное произведение. У меня много хороших друзей в России, очень творческих, очень вдохновляющих личностей, но пока не сформировалось какой-то определённой идеи относительно создания русского киноромана (смеётся).

 

Ти́моти (Тим) Уолтер Бёртон (Бартон, англ. Timothy Walter Burton)

Родился 25 августа 1958 года в Бёрбанке (Калифорния, США). Американский кинорежиссёр, продюсер, мультипликатор и писатель. Мастер современного зрелищного кино, зачастую основанного на чёрном юморе и макабрических элементах. Брат художника Дэниэла Бёртона.

Тим – первенец в семье Джин и Билла Бёртон. Его отец работал в парковом управлении города Бёрбанка. Также семье принадлежал небольшой магазинчик сувениров Cats Plus. Дом его семьи существует по сей день, он расположен рядом с аэропортом Бёрбанка.

Детство Тима было одиноким. Как он рассказывал, его родители, по неизвестным причинам, заложили в его комнате окна кирпичом, в которых остались лишь небольшие щели для света. Тим занимался водным поло, слушал панк-рок и ходил в кино.

В 1976 г. Бёртон начинает учиться в Калифорнийском институте искусств, через три года – работать на студии Диснея.

Сильное влияние на творчество Бёртона оказали женщины – актрисы Лиза Мэри и Хелена Бонэм Картер.

В октябре 2008 г. Тиму Бёртону была вручена почётная награда «Scream» за вклад в развитие жанра фильмов ужасов.

Среди кинолент, которые получили высокие оценки критиков и признание публики, значатся «Мрачные тени», «Чарли и шоколадная фабрика», «Алиса в Стране Чудес», «Сонная лощина», «Труп невесты», «Эдвард Руки-ножницы», «Франкевини» и другие.

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №14/255

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя