Мария Файтова
Мария Файтова

Хрупкая, не в пример нашему представлению об оперных дивах, молодая женщина, эмоциональная, излучающая мощные энергетические вибрации. Такой предстала передо мной солистка Национального театра в Праге Мария Файтова, с которой мы встретились за разговором в кафе у здания Государственной Оперы.

Чешская певица, завоевавшая в этом году первое место на международном конкурсе вокалистов Vissi d’arte, проходившем в Праге при поддержке Российского центра науки и культуры и Государственной корпорации Росатом, родилась в небольшом старинном городке Ломнице над Попелкоу, под Крконошскими горами в музыкальной семье. Впрочем, направление музыки отнюдь не предвещало будущей исполнительнице ролей в операх Моцарта, Генделя или Верди.

«Мой папа был рокер. Он – аранжировщик, играет на трубе, и вообще – замечательный музыкант. Уже в 60-ых у него была большая свинговая группа. Музыкантов он находил в наших же краях. Мама стала клавишником в этой свиногово-роковой группе – так они и познакомились. Поэтому музыкой я была окружена с самого детства», – вспоминает Мария.

Поскольку мать всегда очень хотела, чтобы Мария стала пианисткой, послушная дочь в пятнадцать лет покинула родной город, поступила в пражскую консерваторию и поселилась в её интернате. Некоторое время она вполне успешно обучалась игре на фортепиано, просиживая часы за инструментом, однако очень скоро поняла, что больше всего её притягивает пение. «Родителям эта идея не очень нравилась. Они не были уверены, что именно пением мне следует заниматься, но я по собственной воле и вопреки всему решила так, – говорит Мария.

– Тяжелей всего проходил период, когда я уже перестала быть пианисткой, но ещё не стала певицей, т.е. снова начала учиться в той же консерватории, но уже на вокальном отделении. Времени заниматься фортепиано уже не оставалось. Поэтому ни концертов, ни саморазвития в этой области уже не было. Но петь я тоже только училась, т.е. не могла ещё сольно петь оперную музыку».

По счастью в это время Файтову «открыл» Ярослав Крчек – композитор, дирижёр и основатель камерного ансамбля Musica Bohemica. «Тогда они много работали с народными песнями, делали предрождественские турне с колядками, хотя на протяжении 30 лет своего существования они играют и множество другой музыки. Но именно для этого жанра ему как раз нужен был «естественный» голос – т.е. чтобы человек умел петь, но голос ещё не был поставлен для оперы, – объясняет певица.

– И тогда мы начали очень тесно сотрудничать. Мы ездили в разные турне не только по Чехии, но и по Европе, и для меня это был замечательный опыт: я научилась петь с оркестром. Но наступил момент, когда пришлось от этого отказаться: мне стало технически сложно совмещать эти два стиля, потому что голос уже рос и расширялся, становился действительно оперным».

Личный выбор, по всей видимости, оказался верным, о чём свидетельствуют последующие события: окончив консерваторию, Мария Файтова в 2004 году стала финалисткой конкурса Антонина Дворжака, где получила премию Симфонического оркестра Праги и тогда же попросилась в пльзеньский оперный театр Йозефа Каэтана Тыла. Там её не только сразу приняли, но и предложили главную роль Норины в «Доне Паскуале» Гаэтано Доницетти. Уже в следующем сезоне Мария Файтова стала солисткой Национального театра Праги, в 2008 году получила Гран-При на международном конкурсе Барбары Хендрикс в Страсбурге.

Талант говорил сам за себя. «Получается, что я почти ничего не делала – спела раз или два в Пльзени и в Праге и карьера началась сама по себе. Тогда я наивно думала, что больше ничего не надо делать, что достаточно хорошо петь и всё придёт само. Впрочем, если бы вы хотели ограничиться только Прагой – то это, наверное, возможно. Надеюсь, что если Национальный театр будет по-прежнему существовать, то и в последующие годы я буду там петь. Но этого мне уже кажется мало.

Поэтому хочется дальнейшего развития, хочется идти в большой мир, – делится своими планами на будущее Мария Файтова, – но оказалось, что это уже не падает с неба само. Т.е. иногда, конечно, бывает. Меня как-то услышала одна дама из Хельсинки, и я получила приглашение в Финляндию. Или иногда выходит какое-нибудь заграничное турне, часто, например, в Азии.

Но в остальном стало понятно, что надо принимать участие в конкурсах, петь представителям театров, наконец, работать с хорошей агентурой или менеджером. Ведь оперных певиц очень много. А сколько на свете русских оперных певиц! А ведь они великолепны. Поэтому надо понимать, что конкуренция очень велика».

Впрочем, ведь и в Праге певица занята в таком количестве представлений, что не всегда легко найти время на осуществление мечты очутиться и на других мировых сценах. «Сейчас я получила расписание на следующий год, и выяснилось, что ещё в октябре я буду более-менее отдыхать, но дальше – каждый день или репетиция или представление. А поскольку всё это – главные роли, то девять представлений за месяц – это достаточно тяжело», – признаёт Мария.

А ведь есть ещё семья и четырёхлетняя дочь, требующая времени и внимания. Впрочем, как многие дети артистов, ребёнок бывает с матерью и на некоторых репетициях и представлениях: «Она изумительна! Знает «Волшебную флейту» наизусть. Помнит музыку.

Я ей каждый раз говорю, что она будет ходить со мной на репетиции, потому что многие вещи запоминает быстрее меня – ребёнок это воспринимает как игру и всё у него выходит легко и естественно. Возможно, с возрастом это пройдёт. Все дети гениальны до школы, а потом это часто кончается. Так что поживём – увидим, что будет её интересовать дальше».

В качестве одной из самых интересных сцен, где ей довелось выступать, певица называет театр барокко в Версале. Это было сотрудничество чешского и французского театра над постановкой «Ринальдо» Генделя. 14 и 24 июня 2014 года в Сословном театре в Праге состоится обновлённая премьера этой оперы с участием Марии Файтовой, всего два представления.

«Это великолепное представление. Я знаю людей, что были на нём четыре раза и собираются идти в пятый. Эта аутентичное представление во всех аспектах: оно освещается свечами, соответствующие инструменты, оркестр, игра, сам барочный театр», – улыбается Мария.

Почему же именно оперное пение? Мария Файтова признаётся, что когда ей было 16-17 лет, то пела она и с родителями в их рок-группе – и родители были рады, и ей это было интересно. До сих пор певица в свободное время с удовольствием слушает джаз, например, в машине. Серьёзно задумавшись, она говорит: «Знаете, интересно не то, когда человек просто выходит на сцену, стоит и поёт – и всё.

В опере – это множество элементов: актёрская игра, декорации, танец или какие-то движения, экспрессия, объединение разных видов искусства, которые работают на общий результат. Это вас втягивает и вдохновляет, и должна сказать, вдохновляет настолько – что мне это не раз спасало жизнь. Потому что жизнь иногда бывает отвратительна и преподносит самые неприятные сюрпризы, а то прекрасное, что происходит на сцене, может человека спасти».

Целительную силу искусства ощущают, по словам Марии, все его деятели.

«Например, балетный танцор с аппендицитом или больной ногой выходит на сцену и прекрасно танцует, а потом еле возвращается домой и неделю приходит в себя. Но на сцене вы этого не чувствуете. Это другой мир. Я не знаю, хорошо ли это, или мы этим себя постепенно губим. Наверное, и то, и другое.

Не хотелось бы, чтобы это прозвучало слишком патетически или наоборот наивно, но я и правда, ощущаю свою профессию скорее как миссию. Сколько раз люди писали мне о том, что жили увиденным представлением ещё несколько следующих дней. Я верю в своего рода телепатию или передачу энергии и перед представлением думаю о каждом человеке, сидящем в зале и хочу, чтобы этот спектакль принёс им как можно больше. А если этого не сделать, я не ощущаю определённой вибрации, взаимодействия с залом. Для меня очень важен контакт с публикой».

 Наталья Сергеева

 Фото с сайта www.filharmonickysbor.cz

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №21/262

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя