в печать - эту!!!!Известный пражский адвокат Леонид Кушнаренко поделился с «Пражским Телеграфом» мыслями о своей работе, досуге, жизненных принципах, пристрастиях и мечтах.

Леонид, вы являетесь одним из самых успешных русскоязычных адвокатов Чехии. Что Вам помогло на этом пути? Как Вы оказались в Праге?

Вместо слов «успешный адвокат», я бы позволил себе использовать иной термин, который, мне кажется, более точен в оценке моего профессионального статуса – адвокат, ведущий дела, увенчавшиеся успехом.

Для того чтобы стать таким адвокатом, нужно этого очень хотеть, много и усердно учиться и следовать своей цели. Правда, мой путь к успеху оказался довольно тернист. Окончив университет в моей родной Одессе, я год проработал в прокуратуре, но затем принял решение попытать счастья в Европе. Одно время мой отец занимался бизнесом и поставлял в Одессу посуду из Чехии, так что он немного ориентировался в чешских реалиях, и на семейном совете мы пришли к выводу, что Прага отлично подходит для продолжения моей профессиональной деятельности. Приехав сюда в 1998 году, я сначала учил язык, затем долгое время работал стажёром, параллельно учась на различных курсах, в том числе и при Карловом университете. Спустя несколько лет я сдал экзамены и стал сертифицированным адвокатом в Чешской Республике.

Вы получали образование в Украине и в Чехии, а потому способны сравнить образовательные системы обеих стран. В чём их главные отличия?

По моему субъективному мнению, постсоветское образование – более системное, а у чешского студента больше свободы для творчества, они могут сами выбирать предметы и составлять более гибкий график учёбы. Европейская система помогает мыслить креативно, учит иметь своё собственное мнение по каждому вопросу. Впрочем, и у той, и у другой школы есть свои плюсы и минусы.

А чем отличаются постсоветская и чешская судебные системы?

Каких-то кардинальных отличий нет. Чешская судебная система – это континентальная система права, которая не похожа на англосаксонскую. Эта правовая система возникла на основе рецепции римского права, а основным источником права здесь является нормативный акт, как и в странах бывшего СССР. По этой причине между постсоветской и чешской судебными системами есть очень много похожего, в частности, в области уголовного права. Но элементы прецедентов и решения вышестоящих судов здесь применяются более часто и успешно.

Какими качествами, на Ваш взгляд, должен обладать адвокат – личными и профессиональными?

Прежде всего, адвокату следует помогать людям и не ставить оплату во главу угла. Он также должен быть порядочным, уметь признавать ошибки и тут же вносить необходимые коррективы.

Из чего, по Вашему мнению, складывается имидж адвоката? Насколько важен запоминающийся образ в целом? Или, как говорил Шерлок Холмс, вся суть в мелочах?

Я считаю, имидж очень важен в нашей работе, ведь к адвокату обращаются, в том числе основываясь на его репутации. Успешный адвокат – это всегда человек с харизмой, которая подразумевает, в свою очередь, понимание своей миссии и цели. Адвокатура – сложная профессия, которая требует от человека выдержки и способности найти индивидуальный подход к каждому клиенту.

В то же время, адвокатура – это не конвейер, ведь общение с клиентом – далеко не формальность. Иногда надо предупредить человека, посоветовать ему, как поступить. Повторюсь: очень и очень важно уважать клиентов, относиться к ним по-человечески, не руководствоваться только лишь прописными истинами. При всём вышеперечисленном адвокат не должен забывать и о том, что его работа должна быть оплачена по достоинству. Тем не менее, главным критерием всё же считаю профессиональные качества и знания, умение найти ту норму права, которая сыграет решающую роль в деле.

Лично для Вас, адвокатура – это бизнес или искусство состязательного процесса?

Для меня – скорее искусство. Возникает соревновательный аспект, присутствует и некая спортивная злость, в хорошем смысле этого слова. Однако, занимаясь своим делом, вы не должны ненавидеть соперника и при этом с пониманием относиться к требованиям другой стороны, руководствуясь при этом интересами своих клиентов.

Когда Ваша работа была наиболее творческой, в Чехии или на Украине?

На Украине я не видел, как для себя, так и для большинства своих коллег, никакого творческого момента. Там я просто работал помощником прокурора в Одессе. Здесь же я получил большую возможность применять различные прецеденты, читать комментарии, покупать научную литературу, участвовать в семинарах, рассуждать, общаться с коллегами. Так что могу с уверенностью сказать: в Чехии мне более комфортно. Здесь я себя чувствую намного свободнее в профессиональном, а также в моральном и социальном смыслах.

Бытует мнение, что услуги юриста или адвоката – это для богатых. Так ли это?

Совсем не факт. Ко мне, бывает, обращаются и малообеспеченные люди, которые попали в сложные ситуации. И, слава Богу, мои возможности мне позволяют иногда бесплатно оказывать свои услуги. Кроме того, есть и такой фактор, как конкуренция, благодаря которой услуги адвокатов постоянно дешевеют.

Можете ли составить портрет Вашего клиента?

Моими клиентами являются, в основном, русскоговорящие жители Чехии, хотя по некоторым делам я защищал интересы и коренных чехов.

Как Вы выбираете дело, за которое возьмётесь? Должно ли оно быть неординарным, интересным?

Я не искусствовед, и не ищу неординарных дел. Принимаясь за дело, я должен понять, что могу чем-то помочь в сложившейся ситуации. А если мне заведомо известно, что это не представляется возможным, то я, наоборот, пытаюсь отговорить клиента от дальнейших разбирательств в суде.

Расскажите, пожалуйста, о деле из Вашей практики, получившем наибольший общественный резонанс.

В моей адвокатской практике было сразу несколько «громких» дел, но я выделил бы так называемое «дело о террористах». В 2011 году чешская полиция отрапортовала о задержании членов международной террористической организации «Джамаат Шариат», а также сообщила об обнаружении на съёмной квартире поддельных паспортов, наркотиков и ваххабитской литературы. В общей сложности было арестовано семь человек. Но нам удалось доказать в суде, что доказательств причастности обвиняемых в пособничестве террористам нет. Дело в итоге переквалифицировали в организацию преступного сообщества, и подсудимые получили от трёх до пяти лет лишения свободы, в то время как срок за терроризм предусматривает наказание в несколько десятков лет.

Какие дела для Вас являются самыми запоминающимися?

Для меня это ряд дел по убийствам и насильственным преступлениям. Именно в них я могу применить свой опыт работы в прокуратуре, экспертные знания в области криминалистики и по рукопашному бою. Какие-либо подробности рассказать не могу, так как существует такое понятие как адвокатская тайна и я, как профессионал, её храню.

Есть ли категории дел, за которые Вы не возьмётесь ни за какие деньги?

Я считаю, что каждый имеет право на защиту и использование услуг адвоката, даже если речь идёт о самом закоренелом преступнике. У каждого человека есть внутри что-то хорошее, и я стараюсь разглядеть это. Пока мне не попадались такие дела, от которых бы я заранее отказывался. Другое дело, я не занимаюсь вопросами, связанными с коррупционными схемами. За такие дела я не возьмусь никогда.

То есть Вы можете позволить себе выбирать, за что браться, а за что нет?

Совершенно верно. Кроме того, необходимо понимать, что адвокат – это, всё-таки, не меценат. У меня есть ряд партнёров, с которыми я работаю и несу перед ними ответственность. А ещё есть семья, родители, необходимость оплаты аренды, коммунальных услуг и т.п. Я не могу всё время заниматься тем, что не приносит дохода или плохо оплачивается, но при этом требует затраты сил и времени. Поэтому я стараюсь выбирать результативные дела с прогнозируемым успешным исходом.

Доводилось ли Вам встречаться со своими подзащитными в тюрьме, какие чувства Вы при этом испытывали?

Всё зависит от дела и поведения клиента. Бывает, что люди находятся в угнетённом состоянии, и я пытаюсь их ободрить и настроить на позитивный лад, говорю о том, что наше дело продвигается. Иногда, напротив, приходится нести негативную информацию. Палитра чувств на самом деле велика и строго индивидуальна.

Могли бы Вы оценить процент выигранных Вами дел из их общего числа?

Конечно, могу, но мне бы не хотелось называть конкретные цифры, так как это некорректно по отношению к моим коллегам. Пусть лучше клиенты расскажут обо мне. Повторюсь лишь, что количество моих дел исчисляется уже даже не сотнями.

Что бы Вы немедленно сделали, будь Вы: а) Генеральным прокурором Чехии; б) Председателем Верховного Суда?

В первую очередь, я бы расширил штат своих работников, судей и максимально бы автоматизировал процессы. С позиции прокурора хотелось бы максимально упростить и ускорить расследование уголовных дел, например, посредством электронизации и максимальной автоматизации судебного делопроизводства. К сожалению, сейчас всё это тянется очень долго.

У Вас, наверняка, есть планы на будущее. Не могли бы Вы ими поделиться?

На данный момент я могу сказать, что абсолютно счастлив. У меня надёжные партнёры, прекрасные родители, любящая жена и близкий круг верных друзей. Я всем доволен, разве что не мешало бы сменить обстановку в офисе и чтобы на Украине был восстановлен мир. В остальном мне бы хотелось, чтобы всё осталось, как есть. Я – гражданин Чехии, и я связал своё будущее с этой страной.

Тимур Кашапов

Вставка:

Леонид Кушнаренко – Mgr. Leonid Kushnarenko, адвокат – Магистр права

Член Чешской и Украинской палаты адвокатов: адвокатское свидетельство (Чешская Республика) № 13914, адвокатское свидетельство (Украина) № 1103.

Свободно владеет русским, украинским, английским, чешским языками.

В 1997 году закончил очное отделение юридического факультета Одесского государственного университета им. И.И. Мечникова.

С 1997 по 1998 год занимал должность и. о. помощника прокурора Киевского района города Одесса.

С 1998 по 1999 год работал помощником адвоката в юридической консультации Малиновского района в городе Одесса.

В 1999 году иммигрировал в Чехию.

С 2000 по 2002 год изучал чешский язык и чешское право под руководством доктора права Мирослава Главнички.

В 2002 году нострифицировал свой юридический диплом государственного университета г. Одесса, согласно требованиям чешского законодательства, и получил право самостоятельной практики, как адвокат по международному праву.

С 2002 по 2004 год имел самостоятельную практику в качестве заграничного адвоката в областях национального украинского права и международного права.

С 2004 года по 2011 работал в качестве адвоката-стажёра в крупных юридических компаниях Чешской республики по специализации «торговое и международное право». Получил статус эксперта в области криминалистики, внесён в реестр судебных экспертов Чешской Республики.

В 2011 году успешно сдал квалификационный экзамен, выполнив требования Чешской палаты адвокатов по самостоятельной практике во всех отраслях права Чешской Республики, и сразу же основал адвокатское бюро «Кушнаренко-Кашицын и партнёры», в котором и работает по сегодняшний день.

В 2012 году окончил специализированный адвокатский курс повышения профессиональной квалификации по иммиграционному праву Чешской Республики.

Фото: из личного архива Леонида Кушнаренко

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя