Радек Йон
Радек Йон

Своим мнением по поводу причин и результатов украинского кризиса с корреспондентом «ПТ» поделился Радек Йон, чешский журналист, писатель, сценарист и политик, бывший вице-премьер и министр внутренних дел ЧР.

Господин Йон, в Вашем блоге Вы делитесь с читателями, в том числе, и мыслями по поводу актуальных событий на Украине. Как бы Вы охарактеризовали происходящее в стране?

Проблема в том, что в условиях борьбы двух пропаганд, восточной и западной, сложно понять реальную картину происходящего. Общим стало то, что идёт настоящая медийная война, когда обе стороны называют своих противников фашистами – для Запада это Янукович, для Востока – Яценюк, Тягнибок и другие. Ни та, ни другая точка зрения не являются истинной. Данную ситуацию нельзя рисовать в чёрно-белых красках. Хуже всего то, что в результате жертвами становятся простые люди.

В основе украинского кризиса – война олигархов за миллиарды, которые они уже украли и ещё планируют украсть у Украины. Это война за влияние на Украине, которая, к сожалению, породила ненависть среди населения. В тот момент, когда проливается первая кровь, возникает ненависть. Погибшие сейчас есть уже на обеих сторонах баррикад, поэтому и это чувство уже взаимно. Чем больше будет убитых, тем больше будет расширяться взаимное неприятие и враждебные отношения.

Естественно, те, кто инициировал этот внутринациональный раскол, и кто борется за свою экономическую и политическую власть, в настоящих боях участвовать никогда не будут. Они «выше» этого.

Изменилось ли в среде чехов отношение к России после присоединения Крыма?

У нас исторически сложилось недоверие к России, возникшее ещё тогда, когда после войны были арестованы и сосланы в ГУЛАГ русские эмигранты, поселившиеся в Чехии.  Кроме того, наше поколение никогда не забудет 68-й год и советские танки на улицах Праги.

Естественно, эта историческая память обострилась сейчас, когда многие чехи считают, что Россия предпринимает шаги для присоединения к своей территории Украины. Логично пытаться понять, пойдёт ли Россия дальше, и если да – то куда.  Таким образом, недоверие к России в Чехии вызвано историческим опытом и опасениями вновь оказаться в сфере влияния России.

Вы говорите об историческом опыте. Однако в недалёком прошлом аншлюс со стороны Германия также отразился на жителях Чехии. Или историческая память просто слишком коротка?

Это действительно интересно. Например, мои родители помнят ужас Второй мировой войны, но моё поколение о войне уже только слышало. Однако 68-й год мы видели своими глазами.

Кроме того, надо сказать, что Германия постоянно демонстрирует раскаяние в содеянном. Президент Германии недавно, при посещении концлагеря Терезин, в очередной раз попросил прощения у народа и в очередной раз заверил, что никогда больше такого не повторится. Поэтому люди не чувствуют страха перед Германией.

Вернёмся к Незалежной. Демократия, как известно, власть народа. Были ли события на Майдане самым чистым её проявлением?

Евросоюз сделал трагическую ошибку в самом начале – когда якобы старался помочь развитии демократии на Украине. В тот момент, когда европейские министры подписали договор с Януковичем и разъехались из Киева по домам с сознанием выполненного долга, Майдану этого было уже мало. Площади нужна было голова Януковича, потом полилась кровь, ну и так далее.

При этом Европа вдруг начала делать вид, что это нормально, хотя перед этим была гарантом цивилизованного перехода Украины к новому правительству. В Европе закрыли глаза, джин был выпущен из бутылки, а Евросоюз утратил кредит доверия.

Вышло так, что любой договор может быть нарушен в течение суток – и это считается нормальным. Именно так начался процесс анархии, усугубляющийся с каждым днём.

Евросоюз кокетничает с Украиной, но притом совершенно ясно: у Европы нет возможности принять в союз страну с уничтоженной экономикой.

Украинский кризис могут разрешить только украинцы, и единственное, что для этого необходимо – чтобы никакие другие страны не вмешивались в этот процесс и дали Украине самой упорядочить жизнь в своей стране.

Почему, на Ваш взгляд, бархатная революция на Майдане превратилась в кровавую войну?

Я уверен, что Майдан начался так же, как бархатная революция в Чехословакии. И у нас народ, недовольный правительством, восстал против него. Однако у нас не было возможности вступить в процесс экстремистам, и мы не пришли к чему-то недопустимому. Протест на Майдане был спровоцирован тайными службами разных стран. И таким образом бархатная революция превратилась в кровавую.

Главное различие с Чешской республикой в том, что в 1989-м году скоррумпированное коммунистическое правительство, увидев тысячи демонстрантов, отказалось от власти буквально в течение пары дней. Проблема Украины в том, что скоррумпированное правительство Януковича держало власть силой, в результате оно же способствовало эскалации насилия.

Ясно и то, что именно нежелание правительство Януковича менять ситуацию в стране дало возможность скрытого и открытого вмешательства со стороны, и в этом главная проблема.

Когда народ за что-то борется, это всегда трагично, и Украина не должна была допустить, чтобы внутри неё боролись за власть ещё и другие силы.

В распределении ролей на этом поле боя становится всё сложнее разбираться. Кто такие сепаратисты? Кто такие фашисты? Почему вдруг мирные жители называются террористами?

Сейчас действительно уже тяжело в этом ориентироваться. Основным фактором переоценки роли участников конфликта является наличие вооружения у сепаратистов. Народ борется палками, камнями и вилами. Но когда народ оказался хорошо вооружённым, стало ясно, что его поддерживают извне. Откуда оружие? Ходит масса толков по этому поводу, но главным «обвиняемым» является Россия. Именно поэтому главная задача России – доказать миру, что она – не захватчик.

Александр Кузьминых

Фото с сайта okstrana.cz

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №22/263

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя