БРИКС
БРИКС

Южная Америка вот уже почти два века – согласно «доктрине Монро» — считается задним двором США, а потому недавний латиноамериканский визит Владимира Путина многих заставил задуматься, как по ту, так и по эту сторону океана.

Сначала – визит на Кубу и списание почти 30-миллиардного долга, встреча с «команданте», договор о сотрудничестве (в том числе возможный возврат под крыло России кубинской радиолокационной базы). Затем перелёт в Бразилию – вроде как на финал чемпионата мира по футболу, но вдруг по пути – незапланированный кратковременный визит в Никарагуа, к старому другу Даниэлю Ортеге.

Почему Никарагуа? Всё очень просто. Есть у Ортеги мега-проект: прорыть через территорию страны, которую в течение десяти лет в своё время делили сандинисты и контрас, канал, как Панамский, но более современный, прямой, широкий и глубокий. Строить готовы китайцы, но и Россия мимо такого проекта пройти не может.

Ну и, наконец, Бразилия – встреча с президентами большинства латиноамериканских стран, руководством Индии, Китая и Южной Африки.

Собственно говоря, в аббревиатуре БРИКС для мировой экономики уже давно нет ничего нового, хотя изначально звучало как БРИК – Бразилия, Россия, Индия и Китай. С присоединением ЮАР (South Africa) слово стало длиннее, а его значение стало напоминать «кирпичи» — мол, из таких кирпичей и будет построено будущее мировой экономики.

По сути, БРИКС – это союз ресурсов, кадров и производственной базы. Ресурсы – Россия и ЮАР, интеллектуальные кадры – Индия и Россия, Китай – мощнейшая производственная база, а Бразилия – мощный производитель сельхозпродукции. Добавьте к этому три миллиарда населения «на пятерых» и неограниченные возможности для расширения.

Однако если ещё совсем недавно на БРИКС смотрели немного свысока – мол, пародия на новый мировой американский порядок, то VI бразильский саммит немного изменил акценты.

Во-первых, было объявлено о создании собственного резервного фонда в 100 миллиардов долларов (по аналогии с МВФ). На первый взгляд сумма незначительная, но споры о создании этого фонда шли с 2012 года, и, наконец, был достигнут конкретный результат.

Во-вторых, страны БРИКС дали принципиальное согласие на размещение на своей территории станций ГЛОНАСС, системы, которую США категорически не хочет впускать на свои земли.

В-третьих – и это, наверное, главное, на саммите было объявлено о готовности БРИКС противостоять гегемонии США, от которой все порядком устали.

Улетая в Южную Америку, Владимир Путин заявил: «Сегодня для России сотрудничество с государствами Латинской Америки – одно из ключевых и весьма перспективных направлений внешней политики. Нас объединяет приверженность принципам многосторонности в мировых делах, уважения международного права, укрепления центральной роли ООН, обеспечения устойчивого развития. Всё это делает нас естественными партнёрами на международной арене, позволяет развивать взаимодействие по широкому кругу вопросов.

Признательны южноамериканцам за поддержку наших международных инициатив, включая демилитаризацию космоса, укрепление международной информационной безопасности, противодействие героизации нацизма. Для нас принципиально важно, что, независимо от того, какая политическая сила возглавляет в конкретный момент ту или иную страну региона, в развитии отношений с Россией сохраняется преемственность, отражающая коренные национальные интересы».

Интересы России понятны: в условиях жёсткого давления ЕС, каковое происходит под давлением США, страна ищет и новые рынки, и новых союзников, готовых дружить против нынешнего мирового гегемона. По сути, Россия объявила о возвращении многополярного мира, от которого в США, ЕС и НАТО за двадцать три года отвыкли. Потенциальные последствия не заставят себя долго ждать.

Первое – отказ от расчёта в долларах и переход на национальные валюты. Второе – формирование собственного аналога ОПЕК с решением, что и сколько добывать, не оглядываясь на арабских шейхов. Третье – формирование нового рынка товаров и услуг. Главное – все участники БРИКС могут многому друг у друга поучиться.

По мнению российских аналитиков, у БРИКС может быть неплохое будущее. При одном условии: если члены нового альянса не будут перебегать друг другу дорогу и распределят между собой «зоны ответственности». «Сейчас мы, в свете евросанкций, говорим об импортозамещении, — говорит главный научный сотрудник Института экономики РАН профессор Никита Кричевский. – И в этом плане нам есть чему поучиться у Китая, который начинал с обычного копирования западных технологий, а превратился в ведущую экономику мира».

Дмитрий Семёнов

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №31/272

2 КОММЕНТАРИИ

  1. России, да и целому ряду развивающихся государств, выгодно формирование многополярного мира, создание новых точек роста и экономической силы.
    Мир замкнутый на политику госдепа США исчерпал свое притяжение, во многом за счет двойных стандартов, прикрывающих обыкновенный государственный эгоизм. Поэтому конкурентный процесс миру только на благо. Вот только гегемон не хочет делиться влиянием: пытается создавать точки напряженности и игнорировать изменившиеся реалии миропорядка.

  2. Совершенно согласен с Александром. Вот только раньше гегемоном других называли…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя