Майкл Поллак
Майкл Поллак

Весной 2014 года Карлов университет в Праге посетил американский профессор Майкл Поллак, один из ведущих в мире специалистов в изучении влияния гормонов на развитие раковых клеток в организме человека. Перед лекцией в Центре по исследованию диабета, метаболизма и питания 3-го медицинского факультета Карлова университета профессор Поллак рассказал выпускающему редактору ПТ Александре Барановой о мифах относительно раковых заболеваний, каверзах гормональной терапии и о том, почему вегетарианцы болеют реже остальных.

Улыбчивый, будто сошедший с экрана американского телеканала профессор начинает разговор не с обсуждения любимой работы, а с шутливых историй о своей семье.

Я бы хотел начать с личной нотки. Корни моей семьи находятся в Праге. Мой дедушка был профессором гуманитарных наук в данном университете (Карловом университете – прим. ред.), поэтому для меня сегодня особенно важно и приятно находиться здесь. К сожалению, несмотря на то, что происхожу я родом из Чехии, по-чешски я совсем не говорю.

В нашей семье даже бытовала такая шутка: родители, которые говорили по-чешски, по-немецки и по-английски, когда хотели побеседовать дома так, чтобы дети их не поняли, говорили именно на чешском языке (смеётся).

Профессор Поллак, познакомьте, пожалуйста, наших читателей кратко с сутью Ваших исследований.

Область, в которой я и мои коллеги пытаемся работать, лежит примерно посередине между системой питания и метаболизмом раковых клеток в организме.

Если говорить о базовых понятиях, которые следует знать каждому, то давайте представим следующую картинку: на одной её половине изображён ребёнок, кушающий в Макдональдсе и страдающий ожирением, на другой – голодающие африканские дети.

Мысль, которую я хочу донести, следующая: питательный состав крови в двух этих крайних случаях на картинке практически одинаков, а вот гормональный состав сильно отличается. Таким образом, если вы перестанете есть, вы не уменьшите риск появления рака, пока не умрёте от дистрофии, так как телу нужна глюкоза.

Об этой подоплёке не стоит забывать, когда мы будем говорить о деталях. Однако основной вопрос таков: когда мы едим слишком много или слишком мало, как клетки нашего организма «узнают» об этом? Вполне возможно, что больше информации об этом они получают из актуального уровня гормонов в крови, нежели из уровня содержания питательных веществ в ней.

Известно, что деление и распределение клеток регулируется гормональным фактором, в том числе, и некоторые типы рака на определённых стадиях развития зависят от гормонов. И именно эта зависимость может быть использована в нуждах противораковой терапии.

Когда и как это стало известно?

Первый, кто высказал такое предположение, был Томас Уитсон, который работал в Шотландии в 1898 году. Это был первый случай, когда рак попытались лечить с помощью гормональной терапии. Точнее, вообще попытались лечить как-то иначе кроме операбельного вмешательства, задолго до применения облучения, химиотерапии – это было первое систематическое лечение. Исследование проводилось на пациентках с раком груди. Сэр Уитсон по итогам своих исследований удалил раковым пациенткам яичники.

Ключом к пониманию проблемы и лечению оказалась слабая надежда на некую взаимосвязь между менструальным циклом и лактацией, то есть между процессами, происходящими в яичниках и в молочных железах. Это всё, что было ему известно.

Для того чтобы понять насколько эта идея в то время была креативной, необходимо вспомнить, что о гормоне под названием эстроген в то время даже не подозревали. Однако его подход сработал, состояние пациентов улучшилось, кроме того, резко уменьшилась вероятность появления рака у пациенток в будущем.

Как развивались исследования в дальнейшем?

В 1942 году идея получила своё развитие, стала применяться кастрационная терапия при лечении рака у мужчин. На сегодняшний день эндокринная терапия является одной из самых успешных, эффективных и положительно характеризуемых способов доступной терапии. Кроме того, это по-прежнему активная область для исследований, причём все они, так или иначе, базируются на первоначальной идее Уитсона.

Как определить, какой именно гормон должен получить человеческий организм, чтобы терапия оказалась успешной?

Несложно предположить, какие именно гормоны повлияют на состояние женской или мужской половой системы. Однако какой гормон может оказать влияние на состояние желудка? Лёгких? Других органов? В этом случае обычно говорят об инсулине и его роли в случаях развития раковых заболеваний.

Если предположить, что гормон инсулин оказывает воздействие на развитие раковых заболеваний, то значит, клетки злокачественных опухолей имеют инсулиновые рецепторы. Многочисленные результаты исследований подтвердили, то это действительно так. Однако зачем им там быть?

Если обратиться к принципам химических реакций, происходящих в организме, то станет ясно, что инсулин принимает непосредственное участие в судьбе клеток, проще говоря, решает, жить ли клетке или умереть, инсулин используется для регулирования углеводного метаболизма клетки и т.д. Поэтому не стоит удивляться, что инсулиновые рецепторы оказываются, в том числе, и на тех тканях, где, казалось бы, им не место.

Возможно, они просто играют несколько другую роль, кроме контроля уровня сахара в крови, к которому мы привыкли, и находятся там для регулирования процесса роста и развития враждебных клеток. Разумеется, ткани и органы конкретного организма будут восприимчивы к инсулину в разной степени.

Таким образом, идея о том, что инсулиновый рецептор может играть функциональную роль в жизненном цикле раковой клетки, совсем не является сумасшедшей. Это подтверждает ряд исследований, в том числе, в одной из наших работ было обнаружено следующее: при исследовании группы населения выяснилось, что у мужчин с более высоким уровнем инсулиноподобного фактора роста IGF-1 в крови, который ответственен за рост внутренних органов, риск рака простаты существенно больше, чем у прочих.

Это было в тот момент революционным открытием, так как было совершенно непонятно, как данный фактор может повлиять на ход ракового заболевания. Было так много противников этой теории, что исследования продолжались, но фактически привели к одному и тому же результату. Инсулин в данном случае выступает как средство контроля уровня IGF-1 в крови человека.

Что же может произойти в результате «передозировки» инсулина? Положительного воздействия на организм явно не произойдёт…

Инсулин – вещество коварное, и любой скачок и отклонение в сторону может привести к нежелательным последствиям.

В одном из давних исследований мы выяснили, что при повышении уровня инсулина в крови наблюдается ускорение роста раковых клеток. В том же исследовании мы вызвали у нескольких мышей искусственным образом диабет, а другим ввели наркотик, который по своей сути является антагонистом инсулина. Результаты показали, что этому типу рака для развития нужен был именно инсулин, а не глюкоза.

Известно также , что раковые клетки реагируют на содержание глюкозы в крови: снизьте его, и развитие рака замедлится.

Мы поговорили о гормоне инсулине и гормоне роста, однако в процессе формирования и развития раковых клеток играют роль и прочие гормоны, связанные с системой питания.

Профессор, что можно сказать в таком случае о правильном питании? Является ли соблюдение режима питания и диеты способом уменьшить вероятность возникновения раковой опухоли?

Всех, разумеется, интересует, можно ли предотвратить рак с помощью правильного питания. Это тема, которая мне, честно говоря, не очень интересна. Существует масса исследований на тему влияния микроэлементов на развитие рака, однако большинство их, как правило, подогревалось интересом общественности и не имело под собой какой-либо уверенной базы лабораторных исследований.

Поэтому поговорим о макроэлементах. Здесь необходимо сказать пару слов о том, как общий энергетический баланс организма взаимосвязан с клеточным энергобалансом. Эта тема заслуживает внимания ещё и потому, что результаты обследований населения гласят: более 15% случаев раковых заболеваний приходятся на людей, страдающих ожирением. Бытует идея: ты больше ешь, значит, энергетический обмен в клетках идёт интенсивнее, а результат – рак.

Проблема в том, что эта идея в кроне неверна, так как не существует простой и прямой взаимосвязи между метаболизмом клеток и всего организма. Люди, которые страдают ожирением, действительно, хуже справляются с раком, чем другие, но это не значит, что такие пациенты «поставляют» раковым клеткам больше питательных веществ. Общий энергетический баланс регулируется гормональным обменом, в частности, инсулином – и вот оно, это связующее звено между клеткой и телом человека!

Можно ли рекомендовать похудение людям в качестве профилактики или способа ускорить ход лечения онкологического заболевания?

Это зависит от каждого конкретного случая: от типа рака, от тех лекарств, которые человек принимает, от того, действительно ли он страдает ожирением.

Существуют ли исследования, демонстрирующие частоту раковых заболеваний среди вегетарианцев и веганов?

Да, конечно, но их немного. В общем можно утверждать, что люди, которые придерживаются такого типа питания, болеют раком реже, чем остальные. Однако вопросов всё равно много. Насколько реже? Кроме того люди, являющиеся вегетарианцами, часто не имеют вредных привычек, свойственных остальному населению.

Например, не курят и придерживаются правил здорового образа жизни, чаще всего не страдают ожирением.Однако с уверенностью могу сказать одно: люди, которые следят за собой и свои здоровьем, подвергаются значительно меньшему риску. Баланс во всём – вот ключ к здоровью.

Фото с сайта publications.mcgill.ca

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №38/279

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя