forum

Оставайтесь с нами на связи

FacebookTwitterRSS

В какой стране лучшие жены?

В какой стране лучшие жены?

В какой стране лучшие жены?

Под таким заголовком значилась статья в модном журнале середины 1890-х гг., о чем и повествует данный выпуск.

Редакция Американского журнала «North American Review» обратилась к известным европейским писателям с предложением написать характеристики женщин разных национальностей.

Англичанка

Женитесь на англичанке! – восклицает с уверенностью Грант-Аллен, который в этом панегирическом концерте взялся восхвалять добродетели женщин Альбиона. Нужно сказать, что он признается в том, что аристократка слишком легко ищет развода, а женщина низших классов так поглощена своими частыми детьми и вечными заботами, что у нее вовсе не хватает времени для души; потому-то все похвалы этот писатель всецело относит к женщине среднего класса.

В британской буржуазии считается, что семейная женщина исполнила свой долг по отношению Короны и Отечества, если она дала королеве шесть здоровых подданных. Исполнив эту задачу, англичанка средних классов может спокойно заняться музыкой, но она не злоупотребляет этим развлечением, она не отдается страстно музыке, и у нее остается время любить своего «Джона» и исполнять обязанности по отношению к обществу.

Конечно, Джон в ее глазах есть центр всех совершенств; в свою очередь он смотрит на «Кэт» как на образец супруги; но в английском супружестве, даже самом лучшем, никогда нет абсолютной дружбы и искренности. Супруги смотрят друг на друга как на компаньонов, соединенных общими интересами; муж должен зарабатывать деньги, а жена тратить их добросовестным образом. «Кэт» ни под каким видом не спросит у Джона, больше или меньше были его доходы в прошлом месяце, и этот последний был бы совсем неблаговоспитан, если бы стал входить в детали ее домашнего бюджета.

Это могло бы случиться только при особых обстоятельствах, когда при непредвиденных больших расходах муж, как министр финансов, мог бы потребовать объяснения; впрочем, Кэт очень редко выходит из нормы. У англичанки есть деловая жилка; она умеет употребить с осторожностью и разумом данные ей мужем деньги для хозяйства. Она следит за расходами на свой туалет, зорко смотрит за слугами, решительно выговаривает им за всякое нарушение порядка, или малейшей попытке злоупотребления. Мебель покрыта у нее чехлами, антимакассары все на местах; нигде, во всем доме, нельзя найти ни пылинки.

В браке английские супруги не ищут семейного счастья; их единственная забота – оставаться всегда приличными. В нашем языке (франц.) нет слова, которое бы вполне соответствовало бы английскому respectability, это своего рода внешняя корректность, позволяющая супругам занимать должное место в британском обществе. Мысль об общественной иерархии не менее развита в среднем классе, чем у аристократии. «Кэт» может не иметь длинного ряда предков, но она составляет себе понятие, какое место она должна занимать в обществе; при самых скромных условиях жизни она назначает свои приемные час, и свои визиты она распределяет с канцелярской точностью и заботливостью.

Немка

Когда император Конрад III взял приступом город Вейсберг, оказывающий ему сильное сопротивление, он приказал умертвить всех мужчин, но позволил женщинам выйти из города, унося свои драгоценности. Ни одной из них не пришло на мысль взять свои украшения; вся их забота была спасти жизнь мужьям. Осаждавшая армия увидела, как женщины вышли из города, неся своих мужей на плечах.

Некогда в одном немецком журнале была помещена интересная статья о происхождении поклонения женщине в древней Германии; восхваляемая в средних веках германская женщина и теперь восхваляется в North American Review Карлом Блиндом не меньше, чем в недавней речи самого князя Бисмарка. Быть может есть доля преувеличения в похвале, расточаемых немцами их супругам, но беспристрастие заставляет нас признать превосходство немки над англичанкою.

«Гретхен» более жена и мать, чем «Кэт» и «Моод». Она не придает такого значения общественным отношениям, украшениям дома и светским требованиям, позволяющим занимать ей положение в обществе; она отдает большую часть своих забот на мельчайшие детали своей внутренней жизни. Немка на всех ступенях общественного положения без исключения дает большое значение домашним обязанностям, не гнушается сама исполнять всякую работу. Она знает, что национальные блюда, приготовленные по традиционному рецепту, есть лучшее средство удержать хорошее разложение духа ее мужа.

Эта прекрасная хозяйка оставляет свои кастрюльки только для того, чтобы приняться за иголку; все равно, будь то женщина самых скромных условий жизни или принадлежавшая к принцессам крови – первая обязанность германской женщины – это уменье шить и быть способной починить самой одежду дюжины своих детей, которых она не замедлит произвести на свет для увеличении армии императора.

Скандинавские женщины

Некогда скандинавские женщины по праву слыли за немок, но с высшими потребностями; они не имели славу прекрасных германских хозяек, но кроме того грацию и поэзию, которых лишена современная немка.

Успех, который имели норвежские драмы, немного уменьшил ореол, окружавший северных красавиц, и иностранец, который бы вздумал жениться на скандинавской женщине, рискует получить одну из героинь Ибсена. Эта опасность не кажущаяся только; действительно патриархальные обычаи утрачиваются; Швеция, которая называлась некогда «Северной Францией» еще не совсем забыла это, но Норвегия, кажется, превзошла даже Америку в требованиях женской эмансипации. М. Босен, пишущий в North American Review в честь своих соотечественниц, не делает себе иллюзий на счет опасности, могущей произойти от домашней революции героинь Ибсена.

«Во время моего последнего пребывания в Норвегии – говорит он – я увидел, что новый женский тип, далеко не составляет исключения и делается с каждым днем распространеннее; это новое создание занимает первое место и имеет непобедимую претензию всюду царить и покорять себе. Летом вы встретите на каждом шагу молодых девушек пешком или на велосипеде, с сумкою за плечами, желающих во чтобы ни стало порвать с вышедшими из моды обычаями и требованиями приличия. Я не могу представить себе, что выйдет из этих женщин с мужскими ухватками, так как мне кажется, что самый предприимчивый мужчина побоится взять ее себе в жены. Между тем, не редкость, что она выходит замуж.

Я предполагаю, что они применяют свои принципы на практике, и когда они находят подходящего для себя человека, то они не задумываются предложить ему свою руку. Несчастный, застигнутый врасплох, теряет голову и не имеет мужества ответить отказом, который бы, однако, спас его счастье и свободу». Вот как рисует нам новые нравы сотрудник «North American Review» и бросает яркий свет на волнение, которое произошло в умах скандинавок от произведений Ибсена.

Когда молодая северная женщина во время своего свадебного путешествия посещает Лондон, то ее первой заботой является исследование по ночам самых грязных кварталов столицы и посещение трущоб, обитаемых профессиональными ворами.

Латинские женщины

В турнире, открытом North American Review, г. О’Релль отдает пальму первенства француженке, но талантливый писатель, быть может, заинтересованное лицо в этом вопросе, как видимо и доказывает его псевдоним. Беспристрастие заставляет нас отдать должное и другим латинским женщинам: испанки и итальянки не менее француженок хорошие жены.

Латинские женщины представляют в брачной лотерее больше счастливых билетов, чем англичанки, скандинавки и немки, и они не имеют способность участвовать в умственной жизни своего мужа.

Англичанка – это экономка, ревностно оберегающая интересы; немка – это хозяйка, оставляющая печку для иголки; латинская же женщина в полном смысле слова половина своего мужа. Быть может, француженка имеет более прелести и грации, чем ее южные соседки. Если бы вы захотели непременно узнать причину этого, то не кроется ли она в том, что француженка всегда лучше одета, чем ее сестра испанка, и лучше причесана, чем итальянка.

Можно пожалеть, что в том «концерте» не пришлось участвовать славянской и, главным образом, русской женщине. Не желая льстить нашим соотечественницам, мы убеждены, что русская женщина удовлетворила бы требованиям сотрудника «Фигаро»: соединяя в себе добродетели «подруги жизни», достоинства матери и прелесть «женственности», которая заключает в себе грацию и изящество, но всегда выше их неизмеримо.

И тогда, быть может, русская женщина оказалась бы не простою хористкою, а солисткою в этом концерте. Наше убеждение тем больше имеет за себя основание, что мы сомневается в беспристрастности к француженке (не оспаривая ее достоинств) им Макса О’Релли, ни Лябади-Ляграв.


С уважением, Мария Дмитриева,

https://www.facebook.com/maria.dmitrieva.583
https://vk.com/maria_xix_dmitrieva
http://www.XIXcentury.com

Один одзыв для В какой стране лучшие жены?

  1. Владимир Викторович Ответить

    08.11.2014 at 8:52 дп

    Коллеги, «разложение духа» — это опечатка?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *