Сергей Гапонов
Сергей Гапонов

Сергей Гапонов, известный российский журналист, автор и исполнитель собственных песен, выступил в Праге с концертом,  инициатором и организатором которого стал бард-клуб «Прага». Музыкант исполнил свои композиции и представил новый поэтический сборник «Стихи без размера».

О своих первых стихах, любви к слову и Родине и уроках войны Сергей Гапонов рассказал в интервью специальному корреспонденту ПТ Яне Хилай.

Уже в 7 лет, Сергей, Вы написали стихотворение, а в 13 начали публиковаться в газетах.  Так рано проявилась любовь к слову?

У каждого человека есть какие-то таланты с самого рождения. Просто у кого-то они раскрываются раньше, ещё в детстве, у кого-то позже, у кого-то, к сожалению, вообще не раскрываются. Мне просто повезло: то, что мне было послано, раскрылось достаточно рано. 

И о чём было Ваше первое стихотворение?

Поскольку я из военной семьи, первое стихотворение было посвящено Гражданской войне в России. Я написал про Красную Армию и барона Врангеля, который возглавлял Белое движение. 

А как Вы начали публиковаться в газетах?

Я, примерно, уже лет в 12 начал писать то, что я тогда называл очерками, статьями — высоким таким словом. Конечно, я понимаю сейчас, что это были всё-таки заметки. В том возрасте я осознавал, что пойду, скорее всего, по стезе журналистики, литературы.

Я начал писать небольшие истории, что-то вроде эссе, в военную газету. Написал о моём учителе военной подготовки в школе, который был фронтовиком. Потом писал на какие-то спортивные темы. Я скажу, что многие мои коллеги тоже в это время писали, публиковались в газетах, понимая, что занимаются своим делом.

Вы сразу решили в 12 лет, что журналистика — это Ваше?

В том возрасте я ещё не понимал, что такое журналистика. Я знал, что есть газеты и журналы, куда можно писать, с чего и начал. Но осознание того, что я буду заниматься именно журналистикой, пришло через пару лет. В 14-15 лет было ясно совершенно. Я уже ходил в Школу молодого журналиста при МГИМО. 

А как отреагировала Ваша военная семья на выбор будущей профессии?

Дело в том, что у меня одна половина семьи военная, а вторая — творческая. Моя мама покойная была классической певицей, Заслуженной артисткой России. Отцу, кстати, несмотря на то, что он человек военный, полковник, прошёл Афганистан, тоже не чуждо творческое начало — он и стихи писал, играл на гитаре, на рояле немножко.

Потом, отслужив в армии 28 лет, он ушёл как раз в эту творческую профессию — возглавил в Москве Фонд развития отечественного музыкального искусства имени П.И. Чайковского.  Поэтому, когда стало ясно, что я буду заниматься журналистикой, родители меня поддержали. 

И Вы поступили в МГУ на факультет журналистики…

Вообще, сначала я поступил не в МГУ, а во Львовское высшее военно-политическое ордена Красной Звезды училище, так как хотел сохранить династию. Это было единственное высшее военное учебное заведение в Европе, где существовал специализированный факультет военной журналистики, на который я и поступил. Я закончил два курса и ушёл оттуда. Перевёлся в МГУ с потерей одного года. 

Примечательным фактом в Вашей биографии является то, что Вы 20 лет проработали на телевидении, сняли множество репортажей: в том числе, в Югославии, Афганистане, на Северном Кавказе во время войны. Вас чему-то научило то, что Вы увидели там?

Это может научить только одному — ненависти к войне, смерти, и, может, привить нормальному человеку желание никогда больше не оказываться там и сделать всё, что от него зависит, чтобы вообще этого больше не было. Есть, безусловно, «люди войны», журналисты военные, которые без этого жить не могут. Чуть где-то что-то загорелось, они сразу туда едут, снимают, показывают. Слава богу, что есть такие люди, которые дают нам такую информацию.

С профессиональной точки зрения, наверное, это правильно — должны такие люди существовать, но если говорить об отношении человеческом, то, конечно, это страшно, горько. К сожалению, нас ничему не учит история. Не могу сказать, что в профессиональном плане репортажи из «горячих точек» меня чему-то научили, но я понял, что, если у человека есть возможность эти вещи предотвратить или каким-то образом сделать так, чтобы зло уменьшилось, человек должен пытаться это сделать. 

По долгу службы Вы побывали в разных городах и странах. Стал ли какой-то город любимым?

Те, кто читает мои стихи или слушает песни, понимают, что это может написать только человек, который очень любит свою Родину. Безусловно, я люблю свою страну и особой любовью люблю Москву — город, в котором я родился. При этом я ненавижу многое в ней: пробки, озлобленных людей, грязь, несправедливость, которая существует везде, но так как я родился в Москве, её несправедливость меня больше всего задевает.

В данный момент я проживаю в Берлине, но надеюсь в будущем в Москву ещё вернуться. Что касается любимых городов, то это как раз Берлин. Это мой город — достаточно свободный, мультикультурный… Мне также нравится Прага своей стариной, архитектурой, историей, оставшейся на лицах домов, переулков. 

Сергей, поговорим о Вашем творчестве. Как так получилось, что Вы серьёзно занялись музыкой?

Я не только писал стихи с раннего возраста, но и старался к ним сочинять музыку. До определённого времени это было хобби, я к нему не относился серьёзно. Но где-то в двадцать лет я понял, что без этого жить не могу. Себя я определяю как барда — человека, который кладёт стихи на мелодию.

А какая самая сложная часть в процессе записи альбома?

Для человека, который неравнодушен к тому, что он делает, самая сложная часть в творческом процессе- это убедить себя в том, что это не плагиат и имеет право на существование. Как мне кажется, настоящий художник, композитор, поэт должен всегда критически относиться к тому, что он сделал, стараться всегда сделать лучше. Для меня это самое сложное.

Могу привести пример. Когда мы записывали с моим товарищем-композитором последний альбом, был один интересный эпизод. В одной из песен мне подпевала девушка, и я, не будучи, в общем-то, музыкантом в полном смысле этого слова, несколько раз заставлял её перепевать, потому что  слышал, как это плохо звучит. А мой товарищ, профессиональный музыкант, который закончил консерваторию, убеждал меня, что уже с первого раз всё получилось хорошо. То есть, человек, в принципе, сделал и махнул рукой, а я не готов так работать.

Поделитесь, откуда у Вас берётся вдохновение?

Оттуда (показывает наверх). Бывает это просто строчка. Ты едешь в метро, прочитал какую-нибудь фразу — и раз, строчка. 

И Вы сразу это записываете или в голове держите?

Какие-то вещи в голове держу, а когда вижу, что из этого что-то будет, то записываю. Естественно, есть вещи, которые мгновенно рождаются и практически не требуют какой-то правки, работы, а есть те, которые пишутся годами, хотя там всего четыре строфы. 

А кого Вы можете назвать любимым исполнителем?

Ну, если мы говорим о  бардовской песне, то это, конечно, Владимир Высоцкий. В меньшей степени — Окуджава, какой-то период раннего творчества Александра Розенбаума меня прельщал. А если в принципе говорить о певцах, то я больше люблю классическое, настоящее пение. Самой любимой певицей у меня останется мама. А так, я с удовольствием слушаю Дмитрия Хворостовского, из недавнего прошлого – это Муслим Магомаев. 

Сергей, Вы своё дело относите больше к хобби или к профессии?

Здесь надо определиться с тем, что такое профессия. Я слышал один раз версию, что профессия- это то, что приносит деньги. В этом смысле поэзия, моя деятельность как автора-исполнителя денег мне не приносит. Я приехал в Прагу выступать совершенно бесплатно, просто для того, чтобы выступить. Для меня профессия — это когда людям нужно то, что ты делаешь. Не важно, получаешь ты за это деньги или нет. Поэтому я скажу, что для меня это профессия: отдавать людям то, что я знаю, чувствую и вижу. Если они мне за это благодарны, значит, это профессия.

Фото: noteru.com

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №7/300

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя