Владимир Якунин
Владимир Якунин

Глава РЖД и президент Международного фонда «Диалог цивилизаций», активный общественный деятель Владимир Якунин побывал в Праге по приглашению форума «Let my people live!», посвящённого проблематике Холокоста и сегодняшней ситуации с ксенофобией и экстремизмом в Европе и мире. О том, что сегодня происходит на Украине, кого можно считать либеральными фашистами и о роли Русской Православной Церкви в сегодняшней России Владимир Якунин рассказал специальному корреспонденту ПТ Ондржею Мразеку. 

Хотелось бы узнать Вашу позицию по поводу событий в Доме профсоюзов в Одессе, где заживо сгорели десятки людей. Нередко в чешских СМИ, которые вспоминают об этом событии, отмечается, что практически все погибшие были прорусскими активистами, и что они во всём виноваты.

Это очень лицемерное заявление. После расстрела журналистов газеты Charlie Ebdo основным мотивом, который вывел людей на улицы, являлось то, что нравится или не нравится карикатура, безобразная она или содержательная, но  расстрел людей только потому, что они не нравятся – это терроризм.

С этой точки зрения, нравится кому-то или не нравится настроение значительной части населения Украины, особенно в восточных её областях, — это есть историческое единство народа, который по национальному признаку сегодня делится на русских, украинцев и белорусов, но это всё один народ.  У этого народа и до возникновения Российской империи, и после её возникновения, и после возникновения Советского Союза развивались единые культурные  и религиозные ценности.

Поэтому говорить о том, что они сами виноваты, потому что они прорусски настроенные – это и есть проявление фашизма. Значит, из-за того, что они прорусски настроенные, их можно обзывать «колорадскими жуками», потому что они носили в петличке Георгиевские ленточки?! Накануне праздника всего прогрессивного человечества – Победы во Второй мировой войне, Великой Отечественной войне,  этих «колорадов» надо было сжечь — так считали те, кто на них напал. А когда люди, спасаясь от этого огня, выпрыгивали из здания, и их добивали битами и железными прутьями на глазах у телевидения — разве это не фашизм?! Я считаю, что это фашизм, чистейшей воды фашизм! И когда сегодня проповедуется идея очистить Украину от русских, то разве это не напоминает еврейские чистки в фашистской Германии? Мне кажется, что это всё явления одного разряда.

В этом же ряду стоит героизация Бандеры, Шухевича и других «национальных героев Украины»…

Именно. И сегодня западные СМИ и политики пытаются этого не видеть,  а ведь Бандера на определённом этапе со своими молодчиками занимался уничтожением простых людей в Польше, в той же самой Западной Украине. Разве это не является лицемерным сокрытием того факта, что фашизм уже появился в Европе! Когда говорят, что это чья-то пропаганда – коммунистическая или русская, то это попытка занять страусиную политику и спрятаться от действительности.

Сегодня во время акции в лагере Терезин я разговаривал с некоторыми её участниками, бывшими узниками лагеря, и они мне рассказывали, что происходило в Германии, когда началась антиеврейская чистка. Первоначально жертвами этой чистки стали польские евреи, и позиция определённой части немецких евреев заключалась в том,  что, мол, это люди неправильные, а мы-то немцы… И они отнеслись терпимо к тем гонениям, которые начались в отношении польских евреев, а потом сами стали жертвами.

Поэтому попытка не замечать этой коричневой опасности — это не просто недальновидность. Это политика, когда люди исходят из того, что данная ненависть  направлена против кого-то другого, против России, а значит, она имеет право на существование. И когда считают, что те, кто проводит эту линию, они, конечно, мерзавцы, но это свои мерзавцы – это тоже осознанная политика.

Если Вы говорите, что это фашизм, то кто тогда является его носителем?

Носителем являются те идеологи, которые пестовали это движение, поддерживали его, тренировали в лагерях на территории Польши и Эстонии, которые пирожки разносили им, чтобы не очень голодно было… Те, кто срубил все деревья на Майдане, а деревья несли на себе свидетельства того, что выводы экспертов о выстрелах в демонстрантов были правдивыми… СМИ как бы этого не заметили, как не заметили видео, которое было представлено международными организациями, о группе снайперов, сидевших в здании гостиницы (оно находилось под контролем «Правого сектора» и Майдана).

А разве заявления премьер-министра Украины Яценюка о том, что Россия напала на Германию, а потом оккупировала Украину, можно отнести только на идиотизм? Ничего подобного, он точно не идиот, он проводит определённую политику, направленную на сознательное искажение истории и вытравливание из сознания общественности правды о Второй мировой войне.

Вы говорили про либеральный фашизм. Что вызывает протест у современного россиянина в современной версии либерализма?

Это ничего общего с идеей либерализма, т.е. защитой человека от произвола машины, которая называется государством, на самом деле не имеет. То, о чём мы сегодня говорим – это мутация либерализма, но подлинно  либерального ничего в этом нет. Это системное, тоталитарное навязывание только одной идеологии, когда тебе говорят: «Вот так правильно», и если ты действуешь в соответствии с этой «правильностью», то тогда тебя принимают. А если нет, то считают тебя неправильным, враждебно настроенным, ярлыки начинают вешать – прокоммунистический, пророссийский и так далее.

И для меня, как русского человека, совершенно неприемлемо и недопустимо, когда говорят, что у нас нет своих ценностей, это всё из прошлого. Один псевдоучёный у нас договорился до того, что надо запретить в школах преподавать и читать дома русские народные сказки, потому что с такой идеологией модернизировать общество нельзя. Это не либерализм.  Это тоталитаризм. И он называется либеральным фашизмом.

Недавно о том, как связано прошлое России с её настоящим и будущим, говорил во время своего выступления в Думе Патриарх Кирилл. Это было первое выступление Патриарха в Думе за много лет. Какую, с Вашей точки зрения, Церковь играет роль в жизни современной России?

В тот момент времени, когда у нас одновременно разрушились государство, идеология, все представления человека о мироздании, народ остался без самого главного. У него, как у человека, который впал в кому, будто душа отлетела и со стороны наблюдала за тем, что происходит. И в этот момент был только один общественный институт – Церковь, которая пыталась сохранить человеческое в человеке, помочь нуждающимся, утешить страждущих.

Как-то я был в Казани в монастыре. В нём создали один из первых приютов в России. Перед нами выступал мальчик, который выглядел, как 12-летний. Оказалось, что ему было уже 15 лет.  Его принесли в приют в ящике от картошки – таким он был крохотным, недокормленным, слабым. И ему, как и тысячам других людей, помогала Церковь.

Нельзя сказать, что там все святые и блестящие люди, это не говорит даже Патриарх. Но Церковь сыграла в тот сложнейший период времени ключевую роль в сохранении единства народа. И сегодня Церковь, как это ни парадоксально, будучи консервативной по своей природе, играет в  обществе прогрессивную роль. Ведь всё, что  направлено на развитие духовности, на защиту человеческого в человеке – это прогрессивно. Всё,  что нас оболванивает или стрижёт под одну гребёнку – это регресс.

Фото: nk-tv.net

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №6/299

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя