Переводы
Переводы

В начале апреля в Российском центре науки и культуры в Праге состоялось награждение участников конкурса на лучший литературный перевод отрывков из рассказа Виктории Токаревой «Лошади с крыльями» и романа Елены Чижовой «Время женщин» с русского на чешский язык. Конкурс проводился при поддержке АНО «Институт перевода» — некоммерческой организации, основной целью которой является продвижение русской литературы в мире. Победительницей конкурса стала Адела Коутна, студентка Института Восточноевропейских исследований Карлова университета.

Корреспондент «Пражского Телеграфа» Яна Хилай побеседовала с исполнительным директором АНО «Институт перевода» Евгением Резниченко и его заместителем  Светланой Усковой о русской литературе, предпочтениях читателей и переводческой деятельности.

Расскажите, пожалуйста, каким способом «Институт перевода» ищет переводчиков? И как сами переводчики связываться с организацией? 

Благодаря сотрудничеству с нашими партнёрами и собственной работе, мы следим, какие книги выходили, кто был их переводчиком, какое издательство их выпускало — таким образом мы производим отбор и формируем нашу собственную базу переводчиков. На данный момент у нас порядка 14 тысяч наименований произведений. Переводчик может и сам связаться с нами, это довольно легко. У Института есть сайт, который переведён на мировые языки — английский, немецкий, французский, арабский, итальянский. Также переводчики могут найти нас на международных книжных ярмарках, семинарах и конференциях, в которых мы участвуем.

Как часто проводятся семинары для переводчиков? 

Семинары — довольно частое явление. Мы систематически участвуем в международных книжных ярмарках, куда привлекаем уже знакомых нам переводчиков, они, соответственно, приобщают молодых специалистов, для которых мы и проводим семинары, мастер-классы по переводу классической и современной русской литературы. Это важно, поскольку мэтры уже состоялись, а молодые переводчики таким образом совершенствуют свои знания.

Выделяет ли «Институт перевода» гранты переводчикам?

Контракты на перевод мы заключаем с издательствами, а не с переводчиками, потому что это предполагает взаимную ответственность: мы выделяем грант на перевод, а издательство оплачивает печать, редактуру и дизайн книги. Мы стараемся сделать интересное предложение издателю, после чего он организует свою деятельность так, чтобы книгу покупали. Тогда она доходит до конечного потребителя — иностранного читателя, который узнаёт что-то о нашей стране и культуре.

Он, конечно, по-своему интерпретирует написанное, но главное — он понимает, что есть Россия, есть литературный процесс, есть российская жизнь со всеми её перипетиями. Такая же сложная, как и собственная жизнь читателя. Очень важно, что таким образом мы пытаемся включить русскую литературу  в мировой контекст.

Переводчик для нас в известном смысле важнее, но напрямую с ним мы не заключаем контракт, потому что, если мы выделим ему грант, то он, сделав перевод, будет вынужден самостоятельно искать издательство — а ему это гораздо сложнее организовать, ведь у него меньше ресурсов. Поэтому издательство находит переводчика, а мы компенсируем стоимость его услуг. Раньше мы компенсировали 100 процентов, сейчас — приблизительно 80. Это связано с курсом рубля и небольшой задержкой финансирования.

Насколько сильно отличаются интересы российского и зарубежного читателя? Какой литературе каждый из них отдаёт предпочтение? 

Как показывают наши опыт и наблюдения,  читателям из разных стран интересны совершенно разные вещи. Например, Сергей Лебедев, который в России абсолютно не прозвучал, активно переводится на Западе. Наверное, такое происходит с некоторыми российскими писателями потому, что они пишут на темы, которые для сегодняшней России не совсем актуальны. Что касается западного читателя, например, то ему интересен исторический подтекст произведений и то, насколько некоторые элементы российской жизни вписываются в его частную жизнь.

А что именно востребовано в последнее время?

В 2014 году на книжных рынках зарубежных стран оказались востребованными такие классики отечественной литературы, как М.Ю. Лермонтов, И.С. Тургенев, Ф.М. Достоевский. Из современных писателей — Людмила Петрушевская, Елена Чижова, Сергей Лебедев, Захар Прилепин и другие. Российского же читателя интересуют детективы — преимущественно читается что-нибудь лёгкое, развлекательное. Наверное, на это имеет влияние образ жизни. Но в современной российской дейтсвительности рождается и серьёзная литература — есть, что почитать и человеку, который оценивает книгу с иных позиций.

С какими трудностями сатлкивалась русская литература в прошлом и что происходит сейчас? 

Уильям Фолкнер когда-то сказал: «Из всех классических литератур, русская, пожалуй, самая великая». В определённый период 20-го столетия, например, создавалась совершенно замечательная литература. Были блестящие мастера, философы, стилисты: Юрий Трифонов, Владимир Тендряков, Василий Шукшин и многие другие. Отдельно следует сказать о поэтах — эти люди никогда не кривили душой в угоду социальному или политическому заказу. Потом наступил спад — в 90- е годы хлынула запрещённая литература. Это породило мощный интерес Запада к России. А потом- бах!- а читать-то, собственно, нечего. До последнего времени — в течение 10-15 лет – русская литература ощутимо не развивалась. Оставался Владимир Семёнович Маканин, к которому я отношусь с большим уважением, и ещё пара писателей.

Продолжали, как говорится, «старики». А вот среди молодых ситуация была сложнее. Но потом, благодаря, в частности, тому, что Роспечать обратила на это внимание, началась организация международных книжных ярмарок, возрождение издательств, вовлечение молодых писателей в «литературные тусовки», на которых была возможность обменяться мнениями.

Начался премиальный процесс — всё это вдохновило писателей. Исчезли чувства апатии и безнадёжности, когда, что бы ты ни писал, ни делал, ни говорил, ты всегда остро ощущаешь, что всё это уйдёт в песок каплей дождя, и никто этого не заметит. Главные во всём этом процессе — писатели, которые привносят своё мнение и видение на жизнь.

Ведётся ли статистика, на какие языки чаще переводится русская литература?

Языков много, но самый популярный — английский. Если брать 3 года существования программы, то самыми популярными языками стали английский, испанский и итальянский. Хуже обстоит дело с немецким, потому что немцы более консервативны. Есть ещё такой интересный язык – шведский. В Швеции у нас очень хорошие партнёры. Заявок там немного, переводов немного, но они разнообразны и сделаны на высочайшем уровне. На шведский перевели Платонова, Пелевина, Сорокина, Улицкую.

А на перевод на редкие языки поступают заявки? 

Что касается редких языков — пока это албанский и курдский. Была заявка на перевод на фарси. Этот язык нельзя назвать редким, но перевод русской литературы на фарси — редкость. Поступали также заявки на перевод на хинди. Всего в 2014 году было подано 226 заявок на перевод на 34 иностранных языка.

С какими проблемами сталкивается современный переводчик? 

Перед современным переводчиком поставлена одна задача — это адекватно сделать перевод. Существует два крайних подхода в этом смысле. Первый — это максимальная близость к оригиналу, может быть, даже в ущерб художественности. Другая сторона медали – это, прежде всего, художественность, когда человек позволяет себе отступать от оригинала в угоду смысла. К сожалению, русская школа перевода устарела, но талантливые переводчики есть всегда.

Какими качествами должен обладать переводчик? И какой совет вы могли бы дать начинающим переводчикам?

Переводчик поэзии, безусловно, должен быть поэтом, а переводчик прозы должен быть писателем. А совет такой: учите свой родной язык и читайте свою родную литературу.

Яна Хилай

Фото: ru.123rf.com

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №17/310

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя