Антонин Кински
Антонин Кински

На вопрос: «Кто самый лучший чешский футболист, игравший в России?», – знатоки футбола отвечают в один голос: «Антонин Кински». Но главное в том, что этого футболиста не только знают, но и любят. Вратарь Кински заслужил это своей стабильной и преданной игрой в российском клубе «Сатурн» в течение 7 лет, где и сегодня о чешском футболисте вспоминают только с уважением и теплотой.

«Меня воспитывали как скромного человека, чтобы я уважал других, и чтобы, когда я что-то обещал и подавал в знак согласия руку, должен был это выполнить, – говорит Антонин Кински. – Когда мне было 18 лет, мне папа сказал: «Ты смотри, какое у тебя имя. Я бы не хотел за тебя стыдиться». У меня это до сих пор в голове. Я всегда так стараюсь поступать. Я так стараюсь жить». И так он делал с самого рождения. А родился Антонин в Праге, через два дня после того, как 29-го мая 1975-го года Густав Гусак, лидер Коммунистической партии ЧССР, стал девятым и последним президентом социалистической Чехословакии.

Пройдя через всевозможные пражские и близлежащие футбольные академии, в 95-м Антонин подписывает первый профессиональный контракт с «Пршибрамом», известным в 70-х под суровым названием «Урановые рудники», который через год объединился с «Дуклой» – командой, где в середине 60-х блистал обладатель самой престижной футбольной награды «Золотой мяч» Йозеф Масопуст, а в начале 90-х – будущий обладатель того же титула Павел Недвед.

После бархатной революции, когда армейский клуб потерял популярность, у «Дуклы» начался продолжительный и глубокий финансовый кризис, но случился переломный 1996-й, и Кински, что называется, оказался в нужном месте в нужное время.19-летний парень сразу завоевал доверие тренера, получив долгосрочную визу в основной состав, и в первый же сезон помог своей команде вернуться в элитный дивизион.

Моё имя – Антонин

Через год перспективный вратарь получил предложения от большинства грандов чешского футбола. В 1998-м «Слован» из Либерца подписал контракт с Антонином, в следующем году проиграл пражской «Спарте» финал кубка в дополнительное время, а ещё через сезон забрал долгожданный трофей. В 2002-м году, когда клубом руководил легенда либерецкого футбола Ладислав Шкорпиля, «Слован» впервые в своей истории взял золото чемпионата страны, а сам Кински отметился 26-ю пропущенными ударами, став вторым по результативности вратарем лиги. Уверенная игра повзрослевшего Кински привлекла внимание скаутов западноевропейского масштаба.

Везение и удача сопровождали начальный этап карьеры Кинского. В своём последнем сезоне за Либерец, накануне Евро-2004 в Португалии, Кински демонстрировал настолько блестящую игру, что рассматривался тренерским штабом национальной сборной в качестве основного голкипера.

Тогда в дело вмешалась бюрократия: контракт Антонина со «Слованом» заканчивался летом 2004-го, и в офис руководства клуба пришло предложение из пражской «Спарты». Планировалось, что Яромир Влажек, основной вратарь столичных, уйдёт летом, а Кински придёт на его место. Либерец поставил ультиматум: «Либо продлеваешь наш контракт и остаёшься, либо не играешь оставшиеся шесть месяцев». Понять такой ход, разумеется, можно: «Спарта» предложила небольшие деньги (что, надо сказать, практикуется во всём мире, когда у футболиста заканчивается контракт), «Слован» же методом давления пытался заработать на этом трансфере хоть какие-то деньги. А Кинскому была необходима игровая практика, дающая максимальную гарантию участия на Чемпионате Европы 2004-го года, и нельзя было сидеть на скамейке.

Привет, Россия

И тогда Кински выбрал наилучший вариант, который вообще мог существовать: он остался в Либерце, не продлив контрактное соглашение, сыграл на Евро-2004 и в конце, расставшись со «Слованом», имел на руках два варианта продолжения карьеры за границей – в греческом «Панатиакосе» или в подмосковном «Сатурне». И несмотря на примерно одинаковое финансовое вознаграждение, Антонин Кински выбрал Россию.

«И я не ошибся, я действительно привык к России, привык к русскому менталитету, – вспоминает Антонин. – Когда я уходил в «Сатурн», у меня было предложение из «Панатиакоса». В «Сатурн» меня пригласил Романцев – для меня большая икона русского футбола, и я это очень ценил. Я не люблю играть в жару, Афины – это как раз жара, постоянно тепло. С другой стороны, менталитет греков совсем другой, чем у русских, и русский язык я учил в школе. Понимал, что адаптация в России у меня пройдёт быстрее: мы же славяне… Так и случилось, а потом у меня в России появились друзья».

К моменту переезда в Россию в семье Кинских было уже двое детей. Антонин, в отличие от молодых одноклубников, после тренировок и игр не ходил по ночным клубам, а спешил домой. «Не могу сказать, что была какая-то разница между жизнью в России и в Чехии», – признается страж ворот.

Антонин Кински оставался основным вратарем «подмосковцев» на протяжении семи сезонов, в течение всего времени отклоняя разные предложения. В 2005-м его звали в «Крылья Советов», в 2006-м – в «Локомотив». У Кинского как раз заканчивался контракт, и переход в стан «железнодорожников» был логичнее, но в самый нужный момент руководство клуба удвоило чеху годовой оклад.

Через некоторое время заинтересованность в Кинском выразил сам лондонский «Челси», но Антонин дал понять, что теперь не покинет «Сатурн» ни при каких условиях. Годами позже на игрока вышел и народный клуб России – «Спартак», и всё равно все остались на своих местах.

Куда мы попали?

Владельцем раменского «Сатурна» был губернатор московской области Борис Громов, который, как и полагается, решал финансовые вопросы. За остальным следили подручные. «Вот что я не понимаю в России… Допустим, когда губернатор или же просто кто-то из руководства приезжали на базу, все полы были вычищены, все окна чистили. Всё должно блестеть… Как в армии, респект тому, кто выше. Я такой человек, который уважает иерархию, но вообще у меня есть своё мнение», – вспоминает Кински.

На матчах «Сатурна» случались забавные случаи. Однажды в 2009-м году, прямо во время матча, когда «Спартак» получил право на пенальти в ворота Антонина, на поле неизвестно откуда выбежал болельщик. Покривлялся, работая на публику, подбежал к 11-метовой отметке и ударил по мячу—1:0. Гол, конечно, не засчитали, но футболисты, тренерский штаб, болельщики, а также правоохранительные органы, поступок оценили. Особенно последние.

«Я его увидел в последний момент. У меня в голове пролетело: прыгнуть или не прыгнуть? Я остался стоять. Потом показал ему, что он хорошо пробил», – рассказывает чех. А однажды во время полёта до Владивостока самолёт начало трясти, и Кински свалился с кресел на пол. «В течение двух секунд я попрощался со всеми, жизнь пролетела перед глазами очень быстро». Но самолёт благополучно приземлился. А однажды Антонин Кински возвращался с игры на метро, там его узнали болельщики «Спартака», подсели и начали обсуждать прошедшую игру. Вместе анализировали, критиковали, хвалили, смеялись.

Конец карьеры. Блестящий

В 2010-м году Кински получил тяжёлую травму и был вынужден пропустить ряд игр чемпионата. Это было первое повреждение за всё время, полученное в Российской Федерации. К тому времени Кински провёл за «Сатурн» 185 матчей, а когда вернулся в строй и набрал форму, 20-го ноября того же года, сыграл свой 200-й матч, стал единственным из иностранных голкиперов в Премьер-лиге России, сыгравшим 200 матчей. И на этом благополучно закончил профессиональную карьеру игрока, о чём объявил немного позднее.

«Сатурн» расформировали в 2010-м, и это, пожалуй, вторая главная причина повешенных бутс. Первая – дети: они жили на родине и скучали. И хотя у Кинского были варианты продолжения карьеры – например дома в Чехии или в Австралии. Первый вариант он исключил сразу, а над вторым задумался: семья была не против. Сам Антонин был в состоянии играть, несмотря на 35 лет, оставалось лишь подписать бумаги. Всё решил случай: тем же летом случилось наводнение, и губернатор, а также главный функционер австралийской команды, заявил, что деньги, выделенные на футбольную команду, уходят на реконструкцию города, и клуб прикрыли, а Кински наконец официально закончил футбольную карьеру.

Если подводить итоги семи лет в России, то Кински – рекордсмен по количеству игр за «Сатурн». Не существует человека, который бы провёл за этот клуб более, чем 200 игр. Кински имеет в своем активе 70 сухих матчей, занимает 7-е место по этому показателю среди всех вратарей в истории чемпионатов России. Кински входит в топ-15 среди всех голкиперов, сыгравших наибольшее количество матчей в чемпионатах России.

Переход к тренерскому поприщу

Уже четвёртый год Антонин тренирует голкиперов в юношеской пражской команде «Темпо». Когда он отвёл в клуб своего сына, который, к слову, тоже вратарь, Кинского-старшего попросили стать тренером вратарской школы. Чуть позже он собрал свою собственную команду из талантливых ребят: «Я взял восемь вратарей, среди них был и мой сын, и потихоньку начал работать. Могу сказать, что работа мне нравится, потому что вижу в детях прогресс, вижу, когда они прислушиваются, понимаю, что вся их мотивация заключена в футболе».

Когда на молодежь выходят именные клубы с предложением, Кински ребят отговаривает. Он говорит им: «Придёт время, вы сможете перейти, допустим, в «Дуклу» или в «Богемианс». Это средние команды, и вы научитесь выигрывать и проигрывать. Для вас это более полезно. Вы там большему научитесь, чем если бы играли в «Спарте» или «Славии», потому что это сильные команды, и вратарь там только стоит и разыгрывает из ворот».

Год назад Кински договорился с «Дуклой», чтобы тренировать молодежь 16-ти и 17-ти лет. В этом, по его словам, главное отличие чешской вратарской школы от других, потому что бывшие вратари работают с детьми, а не сразу со взрослыми. Всем нюансам, как, например, автоматическая игра на выходах, могут научить бывшие профессионалы, и научиться этому можно только будучи ребёнком.

В это сложно поверить, но, помимо «Темпо» и «Дуклы», Антонин взял и молодёжную сборную: «Свою дальнейшую жизнь я связываю с тренерской карьерой. Хочу вернуться в большой футбол, дети уже подрастают. Мне нравится разговаривать с игроками в раздевалке, решать какие-то их проблемы. Видеть, что после игры у футболиста что-то получилось. Делить с ними радость».

«Признаюсь, я до сих пор читаю российские сайты, новости на Rambler. Каждый день узнаю, что нового в России. Потому что информация, которую ты получишь здесь, и то, что ты получишь в России, не совпадает. И, конечно, человек, который хочет разобраться, должен анализировать и быть объективным. Мне очень обидно за то, что сейчас происходит, за то, что здесь показывают. У меня в России очень много друзей, я их хорошо знаю… Знаю, что это совсем другие люди, чем думают здесь, а Россия сильно отличается от имиджа, который создан России в Чехии», – говорит легендарный вратарь.

Фото: www.saturn-fc.ru

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №5/349

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя