Александр Манжула. Удивительная история врача, офицера, казака
Александр Манжула. Удивительная история врача, офицера, казака

Когда Александр Манжула, сам родом из семьи потомственных военных, начинает рассказывать о своей жизни, понимаешь, что о нём можно написать не одну книгу. Это целая эпоха, которую прожила наша страна за последние десятилетия. Это целая история Советской армии, в которой Александр служил врачом, когда «офицер» звучало заслуженно гордо и ещё не было реформ Горбачёва, когда собственную армию разваливало само государство. Лучшие годы для Александра Мажулы приходятся на то время, когда он служил в самых отдалённых концах родины – на севере и Дальнем Востоке, на границе с Китаем и за Полярным кругом.

О дружбе с ангелом-хранителем

Александр не так много знает о прошлом своих предков, которые были казаками: после расправы с казачеством, в семьях бывших казаков из соображений безопасности боялись что-то говорить детям. Зато уже того, что прожито Александром, хватит на долгие рассказы внукам. Например, о том, что жизнь идёт по закону парных случаев. Сколько раз случалось так, что он возвращался на места службы своего отца, встречал при самых неожиданных обстоятельствах разных людей, которых уже и не надеялся встретить.

Александр свой день рождения может отмечать несколько раз. Ему повезло снова родиться на свет во второй раз сразу после его рождения. Он появился на свет в 1952 году на Чукотке в Анадыре, откуда его отца, тоже военного врача, перевели на службу в Порт-Артур. С маленьким Александром мама приехала во Владивосток и попала в больницу: у ребёнка была тяжёлая форма пневмонии, на то время – почти безнадёжный диагноз. Маме сказали, что мальчик умер.

Сцена в палате с рыдающей женой предстала перед глазами неожиданно приехавшего отца. Узнав, что случилось, он бросился за отвозящим в морг ребёнка санитаром, схватил малыша, начал его трясти и… малыш ожил.

Новое рождение было, когда Александр уже был школьником, а семья жила в бухте Провидения на Чукотке. В отпуск на большую землю к родным в Москву добирались с пересадками в Анадыре, Магадане. На свой рейс в Магадане они опоздали на несколько минут, следующего ждали неделю, а когда прилетели в Москву, встречающих, конечно, не было. Они добрались к родителям, позвонили, дверь открыл дедушка Александра. Увидев гостей, он обомлел. Из-за его спины выглянула бабушка и упала в обморок. Такой странный приём потом объяснили: самолёт, на который не успела семья Манжулы, разбился, и все погибли. Родители были уверены, что их дети и внук тоже погибли.

Позже, когда Александр уже служил на севере, ему приходилось летать в самые отдалённые места, где жители ждали врача. И пару раз возвращения домой заканчивались авариями. Случилось это и на Чукотке, когда летевшие на вертолёте пассажиры поняли, что вышел из строя двигатель. В полной тишине машина опускалась на землю. Пилот сумел найти полоску суши, которая ещё не исчезла при приливе, и они спаслись. Правда, жене успели сообщить, что вертолёт упал в море.

Ангелу-хранителю Александра Мажулы работы хватало и потом.

Непростая дорога к карьере врача

В молодости трудно было предугадать эту жизнь, полную приключений. У Александра было две мечты: море и художественно-технический дизайн. Карьера врача, тем более военного, его абсолютно не привлекала. Отец решил за него: документы в Военно-морскую медицинскую академию в Ленинграде были отправлены, Александр под твёрдым взглядом главы семейства прошёл все предварительные комиссии и отбор и как сын потомственного офицера мог считаться зачисленным. Оставалась одна деталь: вовремя приехать на экзамены, которые там шли по-военному строго и в один поток. Только вот с Чукотки рассчитать время в пути тогда было невозможно, и Александр опоздал на первый экзамен.

Тем не менее, переданный на попечение родным Александр всё-таки поступил в мединститут в Калинине, но, сдав первую сессию, пошёл работать со своим другом на мебельную фабрику и стал наслаждаться вольной жизнью. Письмо из института, где разыскивали нерадивого студента, переполошило всю семью. Прилетел отец и вынес вердикт: «Пойдёшь набираться ума в армию!»

И действительно, армейская служба пошла молодому Александру на пользу. Он служил в Прикарпатском военном округе в элитных ракетных войсках – основе обороны страны. Целый город был под землёй – туда спускались, следили за ракетными установками, несли боевое дежурство. Оттуда Александр вернулся домой с самыми лучшими отзывами с места службы. Отец в этот раз понял, что уже нет смысла давить на сына, и дал ему возможность сделать выбор самому. И Александр поступил… в Волгоградский медицинский институт.

В это время институт был очень престижным вузом, и там училось много иностранцев. В Волгограде же состоялась и судьбоносная встреча с очаровательной девушкой Ниной. Она приехала туда вместе со своей сестрой и родителями из Германии, где служил отец Нины. Профессиональный музыкант, очаровательная девушка, эмансипированная, умница. Александр не устоял, как он сам говорит, и «рухнул». Родители против свадьбы выступили единым фронтом, а молодые решили сделать «подпольную» студенческую свадьбу. С этим фактом родители в концов смирились, когда увидели, какая замечательная молодая семья получилась.

Продолжая семейные традиции

После распределения молодая семья уехала в Оренбургскую область в городок Гай, где, казалось, для прекрасной карьеры и благополучной жизни было всё: Нина работала в музыкальной школе, Александр – в центральной районной больнице, квартира в современном городке со спецобеспечением. Однажды у Александра на приёме оказался военком: «Странно, что человек из семьи кадровых военных, сам офицер и не служит. Не хочешь в армию?» Вроде, просто обронил, а Александр и Нина, поговорив об этом вечером, вправду вспомнили о гарнизонной жизни. Нина сказала: «Я согласна».

После семейного совета всё пошло как по подготовленному сценарию, Александр прибыл в город Белогорск Амурской области для получения назначения в часть. В штабе армии познакомился с молодым лейтенантом-ровесником: «Откуда я Вашу фамилию знаю?». Лейтенант выписал направление не в полк, а сразу в медсанбат! Было это счастливое стечение обстоятельств и возможность получить огромный практический опыт работы. Позже они несколько раз встретились с этим лейтенантом по фамилии Малышев, и он показал Александру фотографию: возле роддома в Анадыре стоят две молодые семьи, одна – молодые родители Александра. На руках у отцов – новорожденные. На обороте надпись – Малышевы и Манжула. Оба лейтенанта родились в одном роддоме в один день на Чукотке.

Сказать, что на месте службы было спокойно, невозможно: было время напряжённых отношений с Китаем. «Помню, ночь, я был дежурным по части. То, что произошло утром, напомнило мне 22 июня 41-го, – вспоминает Александр. – По звонку из штаба дивизии я вскрыл сейф, в котором было три пакета, и один из них по приказу вскрыл. Распоряжение – полная боевая готовность, выйти на боевую позицию на границу. Мы много раз проводили учения, но в тот раз всё было по-боевому. Семьи эвакуировались, разворачивался медсанбат, готовый принимать раненых, вдоль границы – боевая техника, вся на старте. Не было видно неба из-за выхлопных газов». Начался китайско-вьетнамский вооружённый конфликт, но в тот раз всё обошлось. Александр уверен, что Китай уступил и сделал правильно, потому что против Советской армии он бы не устоял.

После этого были новые и новые назначения. В это время врач Манжула имел уже три специализации, что расширяло возможности и добавляло работы. Служба проходила в самых дальних уголках огромной страны, где приходилось и роды принимать, и с переломами возиться, и сложные диагнозы ставить. Два раза вернулся на место службы отца, потом в Анадырь – город, где родился Александр. «Север – это особый мир, – с грустью говорит Александр Манжула. – Его невозможно не любить. Пусть там условий нормальных нет, холод страшный, но есть в нём что-то, что навсегда остаётся в сердце». После службы на Чукотке он был переведён в Московский военный округ и оказался в Ярославле.

В рамках военной помощи Сирии

В Ярославле поступало одно предложение о назначениях за другим: то Курилы, то Германия. Хотелось немного задержаться на одном месте – не удалось. В 1984 году Александра Манжулу послали на новое место службы без шансов отказаться. От «интернациональной помощи» коммунисты не отказывались. Это была Сирия. Шла израильско-ливанская война, а Сирия помогала Ливану. В состоянии полной секретности на туристическом лайнере «Леонид Собинов» группа военных специалистов, среди которых был и врач Манжула, прибыла в порт Тартус.

Там Александр встретился со своим другом Витей, с которым жизнь развела после окончания института и который тоже стал офицером. Служили вместе, жили в одной комнате, по очереди болели тропической лихорадкой, выхаживая друг друга. «Не представляю, как сегодня выглядит Сирия, – рассказывает Александр, – но тогда это была прекрасная страна, цветущая, благополучная. От сирийцев у меня самые лучшие впечатления. Они были к нам дружелюбны. Они прекрасные воины».

Тогда большую активность в регионе проявляла экстремистская организация «Братья-мусульмане». Осуществляли теракты против французского, американского, советского военных представительств. Они воевали против всех иностранцев. Погибало много людей. Сирийцы проявляли мужество. Правда, в некоторые мусульманские праздники, согласно религиозной традиции, не ели. Александр помнит, как сирийские солдаты падали в голодный обморок. Нормально могли питаться только лётчики, да и то по специальному разрешению. Они, кстати, тоже демонстрировали прекрасную военную подготовку.

Через год Александр возвращался домой на военном корабле с орденом за боевые заслуги в удостоверении, прилагавшемся в виде свитка – оттиск печати Президента Хафеза Асада. Возвращался в Ярославль, где его ждала семья и, казалось, завершение службы. Оставалось несколько лет до того, как Советская армия выведет свои войска из Германии и Чехословакии, произойдёт развал Союза и самой армии, а офицеры будут массово уходить в отставку. Но пока семья Манжулы паковала личные вещи, чтобы начать новый этап уже на острове Новая Земля на северном ядерном полигоне Советского Союза.

Окончание рассказа об Александре Манжуле читайте в следующем номере ПТ.

Александр Манжула: из казаков в казаки

«Иногда я завидую людям, которые прожили всю жизнь в одном дворе, в одном городе, – говорит врач, офицер Александр Манжула. – Рядом с ними всегда были их друзья. А у нас часто получалось так, что только все познакомились, передружились и уже уезжаешь за тридевять земель. Тогда не было интернета и скайпа, и связи обрывались».

Тем не менее, переезды для семьи Александра стали хорошей закалкой. Жена Нина, например, как многие жёны офицеров, умеет готовить кулинарные шедевры из сушёного и мороженого картофеля, прекрасно шьёт и умеет собирать чемоданы за один день. Они и сегодня очень легки на подъём, без раздумий начинают всё с нуля.

Так доехали до Чехии, где Александр вошёл во Всеказачий союз Чешских земель и Словакии. Это совсем не удивительно, поскольку и он, и его жена Нина не только не просто из семей потомственных офицеров, но и оба из казачьего рода.

«Я не могу смотреть современные фильмы о казаках, – говорит Александр, – потому что нет в них исторической правды. Каждый, кто внимательно изучал историю России, знает, что в годы Первой мировой войны в России была самая большая конница, а её основу составляли казаки. Так вот, по статистике, у казаков из всех родов войск были самые низкие потери. Поэтому если видите в фильме, что казаки на поле боя едут прямо на вражеские пулемёты, можете выключать: в этом нет исторической правды».

Одной из лучших по этой тематике работ Александр считает старый фильм «Тихий Дон». Хотя, конечно, изображать всех казаков богатырями было бы ошибкой. Казаки были сильные, выносливые, но поджарые: о коне тоже нужно было думать.

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №19/363

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя