Оставайтесь с нами на связи

FacebookTwitterRSS

Ткаченко Фёдор Моисеевич

Ткаченко Фёдор Моисеевич

Ткаченко Фёдор Моисеевич

Мой прадед Ткаченко Фёдор Моисеевич, прошёл почти всю войну. Он погиб в августе 1944 года и похоронен в братской могиле под Кишинёвом.

Он родился в 1903 году в Ставропольской губернии в селе Северное в крестьянской семье. Отец его Моисей Борисович приехал на Ставрополье из Харьковской губернии с 6-тью родными братьями. Там он женился, и у них родилось четверо детей, один из которых и был моим прадедом.  Моисей Борисович рано умер, оставив вдову с четырьмя детьми. В первый раз мой прадед женился очень рано и в этой семье у него родились Фёдор и Евдокия. Но семью настигло несчастье: умерла жена Федора Моисеевича, после чего он женился во второй раз – уже на моей прабабушке Фёкле Павловне. У них родилось тоже двое детей: Владимир и Валентина – моя бабушка. Правда, её он так никогда и не увидел:  она родилась в феврале 42-го, когда он уже воевал. Моя прабабушка растила детей сама в военные годы, самый старший из них Фёдор тоже воевал и, к счастью, с войны вернулся живым.

Фёдор Моисеевич – мой прадед — воевал в артиллерии, с войны часто писал письма. В одном из них говорил, что фашистам посылает хорошие гостинцы, имея в виду снаряды. Он дважды был в плену, но оба раза убежал.

Наконец, он дошёл до Молдавии. В августе 1944 года при её освобождении в Ясско-Кишинёвской битве 25 августа он был ранен и отправлен в госпиталь, но туда так и не доехал. По пути в госпиталь немцы разбомбили поезд, в котором ехал в госпиталь мой прадед. В результате бомбёжки много людей погибло и в их числе Моисей Федорович. Он лежит в братской могиле под Кишинёвом. На могилу без вести пропавших воинов его  дети – Владимир и Валентина – передали родную землю.

Фёдору Моисеевичу был всего 41 год. До начала войны он успешно работал слесарем на хлопковом заводе в посёлке Алпатово. Война оборвала его карьеру… и жизнь. Его жена — Фёкла Павловна в 30 лет осталась вдовой с тремя маленькими детьми: Евдокии тогда было 11 лет, Владимиру — 5, а моей бабушке Валентине полтора года.

Мария Рогатнёва

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №23/367

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *