Мост на зыбких берегах
Мост на зыбких берегах

Впервые за семь месяцев после «ледового периода» президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган встретился на этой неделе в Санкт-Петербурге с российским президентом Владимиром Путиным. После серии взаимных нападок, острых высказываний и санкций последовал диалог в неожиданно дружеской обстановке. Стартом для перелома в отношениях стал путч в Турции, осудить который Запад и США не торопились, а Россия, наоборот, в числе первых поддержала действующее правительство.

Турция как страна, традиционно играющая роль моста между Западом и Востоком, сполна пользуется дивидендами, которые она получает от такого статуса. Вместе с тем ей всегда приходится считаться с обоими «лагерями».

На протяжении десятилетий Турция настойчиво внедрялась в западную цивилизацию, и с 50-х годов стала единственной мусульманской страной в составе НАТО. Тем самым она взяла на себя функции форпоста, стоящего на страже интересов США на Ближнем Востоке, которые размещали на территории союзника свои тактические ядерные вооружения.

Однако распад СССР и Организации Варшавского договора, экономическое и военное ослабление Ирана и Ирака, кипрский конфликт, межэтническая война в бывшей Югославии существенно переориентировали приоритеты внутренней и внешней политики Анкары. Важнейшую роль в этом изменении сыграли многократно неудавшиеся попытки Турции стать полноправным членом Европейского союза (ЕС).

«ЕС морочит нам голову на протяжении 53 лет. Мы методично доказываем свою честность и ждём того же от ЕС. Он должен отказаться от политики двойных стандартов», – заявил президент Эрдоган в интервью агентству ТАСС об отношении Брюсселя к попыткам Турции интегрироваться в единую Европу.

В связи с этим в определённых политических кругах появились энергичные призывы к пересмотру прозападной ориентации Турции. Олицетворением этих тенденций можно назвать последний период правления президента Эрдогана, который проводит последовательную политику выстраивания традиционной системы ценностей, альтернативной западным, в качестве опоры правящего режима.

Подобного рода процессы происходят и в политической жизни: подогнанная под Эрдогана конституционная реформа, трансформирующая Турцию в президентскую республику, общее усиление авторитаризма и личной власти президента, сопровождающееся ограничениями гражданских свобод, символизируют отход руководства страны от идеологии турецкого национализма в общественном и социальном измерении.

Конфликтный сосед

Следствием внутренних преобразований стала и соответствующая внешняя политика, выразившаяся в отказе от десятилетиями стоявшей на вооружении турецкой дипломатии формулы «ноль проблем с соседями». Сейчас эти проблемы появились по всем фронтам. Новый курс Анкары привёл к тому, что у Турции осложнились взаимоотношения практически со всеми её соседями и партнёрами.

Особенно сложные отношения сложились с Вашингтоном. Разногласия между Вашингтоном и Анкарой отражают разочарованность США нынешним направлением внутренней политики Турции.

Вместе с тем, в последние два десятилетия у Турции установились необычайно тёплые отношения с Россией. Но после того как ВВС Турции сбили российский самолёт в ноябре 2015 года, связи между обеими странами подверглись глубокой заморозке. Причём важно, что отношения испортились на самом верху.

Владимир Путин назвал уничтожение российского самолета, в результате которого погиб катапультировавшийся российский пилот, «военным преступлением» и потребовал от Эрдогана извинений. Россия также инициировала ряд мер против Турции, наложив экономические и визовые санкции.

Под вопрос была поставлена реализация целого ряда крупных двусторонних энергетических проектов, в числе которых газопровод «Турецкий поток» и строительство первой в стране атомной электростанции «Аккую». Российское правительство также порекомендовало туристам не ездить в Турцию, и большинство крупных туроператоров практически немедленно перестали продавать путёвки на это направление.

Ситуация изменилась

Но в июне 2016 года всё внезапно изменилось. Россия объявила, что Эрдоган направил Путину письмо с извинениями за сбитый самолёт и обе стороны договорились углублять отношения. По словам пресс-секретаря президента Турции Ибрагима Калына, нормализации отношений между Анкарой и Москвой поспособствовали турецкий бизнесмен Джавид Чаглар, а также президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, который «в кризисной ситуации продемонстрировал большую дружбу с Турцией», и глава Генштаба Турции Хулуси Акар.

По некоторым сообщениям, положительное влияние на улучшение двусторонних отношений оказал и тот факт, что Россия за несколько часов до начала военного переворота в Турции предупредила президента Эрдогана о готовящемся путче. В частности, об этом сообщило иранское информагентство Fars. Однако, президент Эрдоган в интервью агентству ТАСС опроверг подобные спекуляции: «Сейчас я впервые слышу это от вас. Если бы даже такое и произошло, то в первую очередь об этом должны были бы сообщить мне. Ни по линии разведки, ни по другим каналам я эту информацию не получал. Мы не знаем, кто, кому и как об этом сообщал. Поэтому думаю, что все это является безосновательными слухами», – ответил он на вопрос первого заместителя генерального директора ТАСС Михаила Гусмана, насколько соответствуют действительности сообщения о том, что Россия и, в частности, ее специальные службы как-то предупреждали Турцию о готовящемся перевороте.

«Антинародное восстание»

Неудачная попытка государственного переворота началась в ночь на 16 июля. Однако она не встретила поддержки населения, не сумела трансформироваться в полноценный переворот и была сначала остановлена силами мирных граждан, а затем подавлена верными Реджепу Тайипу Эрдогану силами.

За этим последовали задержания, аресты и увольнения десятков тысяч человек, обвиняемых в том, что они являются сторонниками турецкого проповедника Фетхуллаха Гюлена, с 1999 года проживающего в Соединённых Штатах. Но эксперты утверждают, что причиной путча стала внутренняя политика.

«Трения между военным руководством и главой государства – это не новая история. Эрдоган – умеренный исламист, а турецкие военные всегда придерживались линии на сохранение в Турции светского государства. Естественно, на такие трения всегда накладываются кадровые решения, известно, что Эрдоган проводил хотя и медленную, но последовательную чистку военного руководства. Этим он и вызвал раздражение той фракции турецких военных, которые попытались организовать переворот», – объясняет Григорий Голосов, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге.

«Они (путчисты – прим. ПТ) не были представителями большинства», – утверждает Фади Хакура, эксперт британского Института международных отношений. По его мнению, план мятежников провалился во многом потому, что военные перевороты в Турции поддерживает гораздо меньше людей, чем раньше.

Новый старт

С начала попытки государственного переворота турецкие официальные лица и СМИ утверждают, что Запад, в частности США, тянул время и с неохотой осудил попытку переворота. В то же время, Россия была одной из первых, кто поддержал действующее правительство Турции.

В этом свете не стоит удивляться тому, что Анкара и Москва ускорили процесс взаимного сближения. О верности нового курса заявили президенты обеих стран в ходе визита Реджепа Тайипа Эрдогана в Санкт-Петербург, который состоялся 9 августа. На пресс-конференции после встречи президент Турции Эрдоган подтвердил, что хочет вновь выстроить «ось дружбы» между странами. Он назвал переговоры «обстоятельными и содержательными», а президента России Владимира Путина – своим «дорогим другом».

Его российский коллега в свою очередь заявил, что для Москвы приоритет в отношениях с Анкарой – это «выход на докризисный уровень двустороннего сотрудничества». Владимир Путин также распорядился подготовить Программу восстановления экономического сотрудничества на 2016—2019 гг. и заявил о том, что уверен в реализации проекта газопровода «Турецкий поток».

«Турецкий поток» будет осуществлён. Мы предпримем вместе с нашими заинтересованными ведомствами шаги, чтобы обеспечить поставки российского газа в Европу по этому газопроводу», – поддержал российского лидера Эрдоган. Помимо этого, президент Турции пообещал строящейся с российской помощью АЭС «Аккую» статус стратегического проекта.

По разные стороны баррикад

Стремительная «разморозка» отношений России и Турции – хорошая иллюстрация ситуативной природы отношений двух стран, говорит политолог Леонид Исаев. По его мнению, ссора была в первую очередь конфликтом лидеров, а не результатом радикального несовпадения внешнеполитических курсов.

Вторит ему Станислав Тарасов, директор исследовательского центра Международного института новейших государств, который полагает, что намечающийся альянс вряд ли можно будет назвать прочным и долговечным: «О полноценном политическом союзе между Россией и Турцией говорить невозможно. Анкара сейчас рассорилась с Западом, считая, что он не поддержал её после попытки переворота, и поэтому турки начинают искать альтернативы. Сейчас Эрдоган тактически склоняется в сторону России, чтобы заручиться её поддержкой».

Серьёзные нерешённые проблемы никуда не исчезли, особенно когда речь заходит о Сирии и будущем Асада, указывает турецкий аналитик и обозреватель Кадри Гурсель. «Для того, чтобы взять на испуг Запад, Эрдоган демонстрирует, что Турция становится всё ближе и ближе к России», – отмечает он.

«Но в действительности РФ не может предложить многого Анкаре с точки зрения инвестиций, технологий, обороны и торговли. У Турции взаимозависимые отношения с Западом. Отделение Турции от Запада плохо как для НАТО, так и для Запада, но гораздо хуже для самой Турции», – заключает Гурсель.

С этим согласен его соотечественник, эксперт по международным отношениям Сабир Аскероглу: «Турция готова более активно сотрудничать с Москвой, но не в условиях открытой конфронтации России с Западом. Попытки наращивания отношений с Российской Федерацией в этих условиях однозначно будут восприняты как переход на другую сторону, что, естественно, не очень выгодно для самой Турции, которая для себя определила роль моста между Западом и Востоком… А мост, как известно, держится на двух берегах».

Турция является единственной страной, которая лежит и в Европе, и на Ближнем Востоке, и уже одно только её уникальное географическое положение объясняет, почему значение Турции в мире столь велико. История этого государства знает падения и взлёты, которые сменяли друг друга столь же внезапно, как сменялось руководство страны.

Современная Турецкая Республика была создана Кемалем Ататюрком после развала Османской империи при активном содействии великих держав. Она присвоила себе все формальные признаки западного светского государства, сохранив при этом черты восточной деспотии.

Новое турецкое государство было окружено с юга и востока недружественными арабскими странами, ранее входящими в состав Османской империи, а с севера наглухо закрыто «железным занавесом» Советского Союза. Возникшие геополитические условия однозначно сориентировали Турцию на Запад.

Фото: www.kremlin.ru

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №32/376

comments powered by HyperComments