Скромный чемпион
Скромный чемпион

В жизни Владимира Вуйтека было много вызовов. Он стал первым иностранным наставником, «покорившим» российский хоккей. Он привёл к победам много команд и возглавил чешскую национальную сборную, когда совсем уже этого не ожидал. В спортивной карьере ему далось почти всё, о чём он мечтал. В интервью «Пражскому телеграфу» он рассказал, как жить, «чтобы не закружилась голова».

 

Народным любимцем Владимир Вуйтек впервые стал в Ярославле. Он дважды вывел хоккейный клуб «Локомотив» в чемпионы России и болельщики там носили его буквально на руках. Но когда он приехал туда в начале века, чтобы стать первым иностранным тренером в истории российского хоккея, это был для него большой перелом. Зная, что сильно рискует, он принял внезапное предложение и не пожалел. Он не только покорил Ярославль, но и задал новую тенденцию в хоккее: руководители российских клубов начали массово привлекать иностранных специалистов и хоккеистов. По его стопам пошли Иван Глинка, Марек и Вацлав Сикоры и много других зарубежных наставников. Сам же Вуйтек до сих пор говорит, что Ярославль «навсегда остался в его сердце».

Новый вызов

Прошлым летом Вуйтек неожиданно стал главным тренером чешской сборной. Он говорит, что никак не ожидал, что почти в 70 лет ему придётся возглавить национальную команду перед чемпионатом мира, но свою миссию воспринял спокойно и очень ответственно. Удачный старт на московском чемпионате, где чешская команда отличилась серией побед в своей группе, превзошёл ожидания тренера и даже вселил надежду на победу. Но команда вернулась на родину без наград. «Я был, конечно, разочарован, потому что мы играли отличный хоккей и были в превосходной форме. Довольны были игроки и болельщики. Но в результате мы проиграли – из-за буллитов. Будет успех или не успех – решает четвертьфинал», – вспоминает Вуйтек. О своей работе во главе сборной он рассуждает философски: «В хоккее как в политике – побеждают хищники. В противном случае нужно долго ждать, а некоторым дождаться не дано», – говорит тренер, за которым в хоккейных кругах закрепилась репутация вежливого и скромного наставника. Вуйтек однако утверждает, что стать тренером национальной сборной не было целью его жизни. «Когда я приводил команды к победам, это имело смысл, но я никогда не стремился тренировать именно сборную своей страны. Я за неё даже никогда и не играл», – подчёркивает он. В то же время он считает, что мог принести пользу команде своей страны в том числе и благодаря опыту, полученному в России. «Люди помнили меня и были очень дружественны», – вспоминает он атмосферу московского чемпионата.

«Русская машина»

За свою более чем пятидесятилетнюю хоккейную карьеру харизматичный тренер испытал много эмоций и поменял много клубов и городов, но больше всего ему «запал в душу» Ярославль, где он достиг триумфального успеха, когда в 2002 году его команда выиграла чемпионат российской Континентальной хоккейной лиги (КХЛ). «Это был «мой» город, у меня там было действительно очень много друзей», – вспоминает он с ностальгией.

Когда Вуйтек в начале тысячелетия получил предложение работать в России, он сильно удивился. «Я не воспринял это слишком всерьёз и даже не верил, что из этого может что-то получиться. Мне позвонили и сказали, чтобы я приехал в Брно, но российский представитель внезапно заболел, и тогда я подумал, что всё отменяется», – вспоминает он подробности неожиданного поворота в жизни. Однако через несколько дней он уже сидел за столиком в ресторане с президентом ярославского клуба Юрием Яковлевым. «Он тщательно меня «прощупал». Его интересовало всё до мельчайших деталей. Я должен был рисовать на бумаге, как я строю защиту, как нападение. Он был в прошлом игроком и во всём разбирался». Вуйтек говорит, что до сих пор точно не знает, почему россияне поставили именно на него. В Европе тогда имелся большой выбор кандидатов.

В древний провинциальный город он изначально приехал с чувством большой неопределённости. «О России в то время у нас вообще не говорили, а если и говорили, то плохо. Мы совсем не знали, как там живут люди, какие там условия и взаимоотношения», – вспоминает Вуйтек. Но это не пугало его. Главной его мотивацией был русский хоккей, о котором он много слышал, и к которому до него не подпускали ни одного иностранца. «Я хотел увидеть «русскую машину» изнутри, это было профессиональное любопытство. Меня интересовало, как в том хоккее всё работает. Россия была хоккейной империей и иностранных тренеров до той поры туда не приглашали. Я знал, что могу стать незваным гостем. Но я решил рискнуть».

Первый иностранец

Несмотря на то, что Вуйтеку удалось довольно быстро выйти со своей командой вперёд, он переживал сложные моменты. Ему приходилось постоянно объяснять и защищать свою тактику. «Моя жизнь сильно изменилась. Это был совершенно новый этап», – говорит Вуйтек 15 лет спустя за чашкой кофе в пражском отеле он вспоминает, как нелегко ему давались первые тренировки, кроме прочего, из-за незнания языка. «Мне необходимо было общаться с игроками и руководством клуба, а у меня не хватало слов», – говорит он. Через некоторое время Вуйтек добился признания и уважения к себе, но это было не сразу: «После каждой игры меня вызывали на ковёр, и приходилось объяснять, почему заехал справа или слева… Я ещё не успевал снять коньки, как меня уже вызывали наверх, и никогда мне не удавалось угадать, что от меня будут хотеть. Но наконец мы нашли общий язык, мне начали доверять, и даже потом извинились, объяснив, что приняли на себя большой риск, привлекая к работе иностранца». В то время как россияне иностранного тренера воспринимали поначалу с недоверием, чехи над ним из-за его отъезда в Россию откровенно смеялись. «Провожали меня с издёвкой, удивлялись, куда это я еду и что я там хочу делать», – описывает он реакцию некоторых коллег. Но как только его команда выиграла чемпионат России, всё повернулось в обратную сторону. «Неожиданно к русскому хоккею появился всеобщий интерес, может даже больший, чем к канадскому», – вспоминает Вуйтек.

Носили на руках

Тренер, который перед отъездом в Россию жил в Остраве и тренировал не слишком преуспевающие чешские команды, в Ярославле впервые испытал то, с чем дома никогда не сталкивался. Неожиданный всплеск популярности его несколько смущал. «В Чехии, разумеется, ничего подобного я не знал. Столько эмоций у нас не проявляют, – объясняет он. – Матчи ярославского клуба передавали в прямом эфире, и я был всё время на виду. Люди узнавали меня на улице, здоровались, хотели взять автограф. Таксисты не хотели брать деньги, в ресторане отказывались выдать счёт, говоря, что они так хотят отблагодарить меня за то, что я вывел их команду в чемпионы. За несколько тысяч километров от дома это было приятно, и я был тронут таким вниманием».

Но спустя некоторое время ситуация изменилась и клуб нашёл другого тренера, а Вуйтек перебрался в Казань. Клуб «Ак Барс» он привёл к бронзовым медалям, а затем работал в московском «Динамо». Спустя несколько лет он вернулся к «своему» клубу. Но когда весной 2011 года его команда получила «всего» бронзовую медаль, он решил закончить работу в России и вернулся домой, в том числе и из-за проблем со здоровьем. Он перенёс операцию на сердце, но вскоре получил приглашение на работу тренером сборной Словакии. Под его руководством она сенсационно выиграла серебро в 2012 году на чемпионате мира в Хельсинки, и Вуйтек снова стал любимцем болельщиков. В Словакии, где он начинал свою хоккейную карьеру в качестве игрока, родилась его жена Магдалена и живут его дочь и внуки. «Я знал местную лигу и менталитет словаков. Меня привлекала словацкая сборная и чемпионат мира», – говорит он.

Не фаталист

Через полгода после отъезда из Ярославля Вуйтек услышал ужасную новость: почти вся «его» ярославская команда погибла в авиакатастрофе. Среди жертв были три чешских игрока Ян Марек, Карел Рахунек, Йозеф Вашичек и словак Павол Демитра. Трагедия была для него большим ударом, но Вуйтек говорит, что он не фаталист и не хочет рассуждать о том, что было бы, если бы он остался в России. Он не исключает, что всё могло бы быть по-другому. Как тренер он имел много полномочий и, возможно, отложил бы отлёт, или, наоборот, ускорил…

Вуйтек считает, что в России до сих пор привлекательные условия для игроков и тренеров из Чехии. «Карьера игрока коротка, и каждый хоккеист хочет обеспечить свою семью. Где есть возможность заработать, туда он и идёт». По его словам, политика на хоккей не распространяется. «Игроки из разных частей мира знают друг друга и ведут себя тактично. На льду нет враждебности», – утверждает тренер.

Детская мечта

К тренерской работе Вуйтек шёл всю свою хоккейную карьеру. «То, что я хочу быть тренером, я знал с 25 лет и готовился к этому всю жизнь», – говорит он и рассказывает, что с детства играл всюду, где была возможность: «Я жил в маленькой деревне рядом с селом Климковице, где было около 25 домов. У нас не было даже пруда. Поэтому мы сделали запруду на ручье, и там я учился кататься на коньках». Первые коньки он получил в шесть лет, а в 15 лет начал заниматься в хоккейной секции. «Тогда я впервые попал на зимний стадион в Остраве с настоящей хоккейной клюшкой в руке. Это произвело на меня огромное впечатление, и я, собственно, отдавал игре больше сил, чем школе». Потом его взяли в хоккейную школу в Витковице, и следующие два года он тренировался в команде. В армии Вуйтек попал в команду «Дукла Тренчин», а потом играл за «Витковице». «Это было быстрое продвижение», – говорит он. Родители не разделяли спортивных амбиций сына: «В 17 лет папа гнал меня со спортивной площадки и хотел, чтобы я помогал ему в поле. Но я уже тогда был белой вороной». Он говорит, что от успеха, который сопровождает его в жизни, у него никогда не кружилась голова: «Я из деревни и в деревню вернулся. У меня есть дом, который я перестроил из дачи, и к которому я постоянно что-то пристраиваю». Он любит работать в саду и после многих лет работы за рубежом открывает для себя чешские достопримечательности. Бизнес не привлекает его: «Это я не умею и туда не стремлюсь. Мне это не интересно». Он говорит, что в его жизни исполнилось всё, что он хотел, «а может быть и немного больше»: «Я был деревенским парнем, любил спорт и попал в профессиональную лигу. Я рад, что я там, где я есть».

 

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №32/376

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя