Оставайтесь с нами на связи

FacebookTwitterRSS

Лариса Назарова: «Меценаты — это люди, которые умеют помнить»

Лариса Назарова: «Меценаты - это люди, которые умеют помнить»

Лариса Назарова: «Меценаты — это люди, которые умеют помнить»

В конце ноября в Чехии прошла серия мероприятий, посвящённых столетию создания памятника «Погибшим за Отечество», который установлен на военном кладбище Яромерж-Йозефов (г. Яромерж). Редактор «Пражского телеграфа» Ирина Кудимова встретилась с вице-президентом Российского фонда культуры Ларисой Назаровой после международной конференции историков  «Чехия и Россия на перекрёстках Первой мировой войны», которая прошла в РЦНК, и поговорила с ней о Фонде культуры, о том, как разные люди работают над сохранением российского культурного наследия и о том, почему важно помнить.

Лариса Владимировна, Вы уже не в первый раз в Чехии, где уделяете особое внимание именно теме захоронений российских солдат, что нового Вам дала сегодняшняя конференция?

Книгу Карла Крацика «Из жизни пленных русских у нас. Истории из жизни лагерей военнопленных в Йозефове» о судьбе российских солдат, об их захоронениях в Чехии я впервые прочитала после нашего знакомства с Натальей Судленковой и Михаилом Чепеловым, невероятными усилиями которых она и была издана. Впервые я приехала в Чехию именно по их приглашению. По инициативе Российского фонда культуры книга была переиздана уже в третий раз. На конференции у меня было много открытий: мы познакомились с новыми людьми, которые заинтересованы в сохранении исторического наследия и которыми я не перестаю восхищаться. Очень важно, чтобы такие люди встречались, объединялись. Для меня стало настоящим откровением знакомство с директором музея города Яромерж Ольгой Мертликовой.

Но ведь тема захоронений российских воинов выходит за границы Чехии?

У меня за годы работы в Фонде культуры появилось представление о том, где в целой Европе есть захоронения наших воинов. А их очень много, и потому так трогательно слышать рассказы людей, благодаря которым прошлое наших соотечественников, оказавшихся далеко от родины, не предаётся забвению. Карл Крацек и его история о жизни военнопленных русских солдат  интересны ещё и тем, что он видел ситуацию глазами обычного человека. Рассказывал о ней и о наших воинах со своей точки зрения. А в целом то, что собрано и обнародовано в книге (которую, кстати, дополнили), для меня лично сродни памятника нашим воинам, который создан такими людьми как Наталья Судленкова и Михаил Чепелов.  Ведь чуть больше десяти лет назад мало кто знал, что в Яромержи есть кладбище российских воинов.

Значит, ещё остаются «белые пятна» в истории?

Да, я думаю, что их ещё достаточно. У меня есть коллега Виктор Леонидов, который много занимается архивами, много ездит. К его открытиям относится возвращение в Россию наследия Николая Туроверова – казака, воина, поэта – в форме его произведений, поэзии. Режиссёр Сергей Зайцев сделал прекрасный фильм «Они сражались за Францию». Эта та же тема, которая нас собрала на конференции в Чехии, – наши воины, Первая мировая война. Мы даже не предполагаем порой, где погибли наши прадеды, деды, память о которых нужно бережно хранить.

Когда я читала книгу Крацека, понимала, что в этой не такой большой истории – судьбы людей со всей Российской империи от Крыма и Кавказа до Сибири и севера страны. Их жизни оборвались здесь, в Чехии, а я невольно искала какую-то связь, может быть, тех, кого из этих людей могли знать мои родные или я.

Насколько важна в этой работе инициатива обычных людей?

Если говорить о любом деле, очень важно, чтобы был лидер – человек, который заразит своей идеей других. Без таких энтузиастов любое дело обречено на провал.

Раньше существовали мероприятия, где представлялась культура той или иной страны. Сейчас они так часто не проводятся. Как обмениваться культурными ценностями разным народам?

Всегда было, есть и будет взаимопроникновение культур, как бы порой этому ни сопротивлялись. Это неизбежный процесс. Сразу после нашего приезда в Чехию я поинтересовалась, как себя чувствует Карел Готт. Ведь несколько поколений у нас в стране выросло на его песнях, люди помнят его голос. А он, кроме того, что пел в бывшем Советском Союзе, начал делать фестивали в Чехии. По его инициативе привозили наших исполнителей, вокалистов, с которыми могли познакомиться чешские зрители. Из таких фрагментов складывается культурное сотрудничество. Сейчас мы привезли в Чехию выставку «За веру и верность», которая открылась в РЦНК, до конца 2016 года посетители впервые смогут увидеть редкие снимки, запечатлевшие образы членов последней царской семьи Российской империи, а также фотографии Царскосельского госпиталя. Пусть это лишь маленькая частичка, небольшой пласт, но её увидят и наши соотечественники, и жители Праги.

Вы работали в команде Фонда культуры, которую создавал Дмитрий Сергеевич Лихачёв. Что Вы можете сказать о Вашей совместной работе?

Фонд культуры объединил яркие особенности, неравнодушных людей. Мы начинали работать вместе с искусствоведом и реставратором Саввой Ямщиковым ещё при Дмитрии Сергеевиче Лихачёве. Из удивительных людей этой команды можно назвать краеведа и историка Сигурда Оттовича Шмидта. Это и основатель Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия Юрий Александрович Веденин, руководивший им более 20 лет. Или лингвист, литературовед Нерознак Владимир Петрович. Эти люди составляли ядро, которого сегодня не хватает. Я очень надеюсь, что после реорганизации Фонда культуры, который до последнего времени был общественной, а с первого ноября будет государственно-общественной организацией, появится новый толчок. Ведь меценатов сегодня мало, а государство готово в определённой степени поддерживать наши программы. Такое преобразование было сделано по инициативе президента Фонда Никиты Сергеевича Михалкова. Надеюсь, что нам удастся собрать людей, которые возродят самые лучшие прежние традиции. Конечно, всё будет по-другому, но от наших наработок хотелось бы взять самое лучшее.

Вы были очень дружны с Савелием Ямщиковым?

Это был удивительный человек, он был очень яркой личностью. Уже шесть лет его нет, а мне его по-прежнему очень не хватает и сегодня. Он был реставратором, культурологом, искусствоведом. А по большому счёту – государственником. Он просто бился – по-другому не скажешь – за возвращение российских культурных ценностей отовсюду. Его имя стало известно после нашумевшей истории с попыткой Германии провести реституцию культурных ценностей. Мы организовали огромную международную конференцию по этому вопросу, который действительно вызывал невероятный интерес: на конференцию приехало пять только немецких телеканалов. Собрались представители со всего мира. Это была настоящая война интеллектуалов. И Савелий Ямщиков был основной силой противостояния. Он не был равнодушным человеком, ему в жизни из-за его прямоты приходилось непросто. Его, кстати, очень ценила Раиса Максимовна Горбачёва. Программа «Возвращение» была его идеей, а после того, как она была создана и одобрена Раисой Максимовной, программу стала её. После этого первая леди СССР, приезжая из-за рубежа, привозила архивы, художественные произведения. Это программа продолжается, но сейчас таких значимых фигур, которые были её душой, к сожалению, нет.

Российская культура, особенно в царские времена, поддерживалась и сохранялась меценатами. Есть в стране такие представители сегодня?

Я бы отнесла к их числу и Савелия, и его сегодняшнего преемника Антона Семёнова. Он тоже реставратор. Кстати, при Фонде культуры был создан Союз реставраторов России. Это была идея Ямщикова, мы её воплотили. Так вот тогда ещё молодой искусствовед и реставратор Антон Семёнов заменил Савелия Ямщикова. Он работает по тому же принципу,  стремится делать значимые, большие дела. Ведь меценатство – это не только вложение средств, это и вложение сил, энергии. Это желание хранить и беречь культурное наследие.

Наверное, это просто состояние души?

Что касается Савелия Ямщикова, то это просто образ жизни. Он мог мне звонить в любое время суток, когда ему в голову приходила очередная идея, которыми он буквально кипел. Я к этому привыкла, все просто знали его характер. Но однажды это случилось  буквально за один день до его смерти, его неожиданно увезли в больницу и сразу после операции, как только он пришёл в себя, Савелий позвонил мне и спросил: «А ты почему не звонишь мне? Ты знаешь, что я чуть не умер?». Я то, конечно, и представления не имела. А он потом добавил: «А ты обращала внимание, что я звоню тебе каждую неделю. Чтобы просто проверить, что у тебя всё в порядке со здоровьем, узнать, как дела. Друзей нельзя забывать». Такой совет может дать человек, для которого важна память в любом её виде. Он помнил о своих друзьях и родных, и по той же причине хотел вернуть на родину то, что напоминало людям о прошлом нашей страны, о чьих-то друзьях и родных, то, что являлось нашим культурным наследием.

Интересно, что Вы – актриса театра, Никита Михалков – режиссёр, человек из мира кино – оказались в Фонде культуры. Вы ведь стояли у истоков создания Российского фонда культуры?

У нас это было по-разному. Никита Сергеевич пришёл в Фонд позже меня и он часто говорит: «Я помню, кто меня ставил «на престол» – это ведь мы с Савелием Ямщиковым приехали его уговаривать начать с нами работу. Дмитрий Сергеевич Лихачёв предлагал разные кандидатуры, но и очень талантливые люди не всегда готовы открыть те двери, которые открывал Лихачёв. И хотя до этого Михалков никогда не занимался общественной работой, но это была потребность души, поэтому он согласился.

У меня сложилась жизнь по-другому. Ещё будучи актрисой я была на гастролях в Пензе и познакомилась там с удивительным человеком – секретарём обкома партии по идеологии Мясниковым Георгом Васильевичем, историком, человеком энциклопедических знаний. А встретились мы случайно, когда узнали, что в помещении, где телевидение хотело снимать наш спектакль, готовится  конференция. Я как ведущая актриса была отправлена в приёмную в обком партии переговорить с Мясниковым. В обкоме меня попросили оставить телефон. Только я дошла до гостиницы, слышу – звонок. Звонили из обкома, сказали, что нас ждут. Так мы и познакомились. После этого Георг Васильевич пересмотрел все наши спектакли, а мы долгие годы с ним переписывались. Я восхищалась им, ведь этот человек создал в Пензе музей «Дом Мейерхольда», Музей одной картины, привёл в прекрасное состояние усадьбу Лермонтова – Тарханы.

Тогда и возникло желание что-то поменять?

Нет, я бы играла в театре всю жизнь, я его очень люблю и отдала ему 24 года жизни, но так получилось, что мне пришлось уйти по состоянию здоровья. Я даже сейчас иногда, уходя на работу, говорю дома: «Я иду в театр». Мне дети шутя напоминают: «Мама, ты идёшь в Фонд культуры». Я оказалась в Фонде культуры на этапе его создания, не без моральной поддержки Георга Васильевича. Мне предложили там работу, а я не была уверена, что смогу. И как раз по телевидению вижу совместное выступление Лихачёва и Мясникова. Я позвонила Георгу Васильевичу, чтобы спросить совета. Поначалу он начал ругать меня, что я, как актриса, не имею права уходить из театра, но, узнав, что я уже год не работаю в театре, сказал: «Иди в Фонд, это новое интересное дело, советом я тебе всегда помогу».

Сейчас, спустя годы, для меня большое значение имеет то, что Фонд – это место, где собираются интересные, неравнодушные люди, каждый из них не просто краевед или искусствовед, а личность. И я с радостью готова с ними работать.

Биография

Лариса Владимировна Назарова родилась в г. Одессе. Закончила Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии. Работала ведущей актрисой в Ивановском Областном Драматическом Театре. В 1886 году приступила к работе в Российском фонде культуры под руководством Дмитрия Сергеевича Лихачёва.

Заслуженная актриса РФ, Заслуженный работник культуры России.

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №48/392

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *