Йозеф Мысливечек
Йозеф Мысливечек

«Кого он может винить, кроме себя и своей подлой жизни? Какой позор перед всем миром!», –пишет Леопольд Моцарт, отец Вольфганга Амадея Моцарта в письме сыну в 1781 году о его умершем друге и учителе Йозефе Мысливечеке. Вольфганг, друг умершего композитора, судя по всему, имел другое мнение. Он знал, что Мысливичека убили предательство любимой женщины и измена славы.

Пражский мельник Матей Мысливечек очень хотел сына. В марте 1737 года родились сразу два – Йозеф и Иоахим. Молодой отец был вне себя от радости и готов дать им самое лучшее будущее. Близнецы учились в школе при монастыре доминиканцев, а потом в Клементинуме. Такому образованию могли позавидовать и дети из более высоких слоев пражского общества. Надо отметить, что Иоахим учился гораздо лучше брата, но в Карлов университет поступил Йозеф. Кто знает, как бы сложилась судьба Йозефа, если бы не смерть отца в 1749 году. Кончились средства, и будущий композитор бросил учёбу, чтобы приступить к работе на мельнице, доставшейся в наследство от отца. Когда Йозефу исполнилось 24, он был принят в пражский цех мельников, что означало признание мастерства.

В Италию!

Музыка, учиться которой молодой Йозеф начал ещё при жизни отца, не давала ему покоя. Йозеф брал уроки игры на скрипке, учился у известного пражского органиста Йозефа Сегера и  уже писал симфонии. Молодого композитора заметил ценитель музыки граф Винценц Вальдштейн, решивший оплатить дальнейшую учебу Йозефа у известных композиторов в Италии.

Прибыв в Венецию, Йозеф поступил учиться и писал музыку. Его опера «Суматоха на Парнасе» завоевала не только зрителя, но и сердце певицы, для которой писалась главная партия Мельпомены, – бесподобной Лукреции Агуяри, известной как La Bastardella. Лукреция была очень популярна не только в Италии, но и в Англии, где получала астрономические гонорары за свои выступления. Малоизвестный, но красивый и талантливый Мысливечек смог убедить Лукрецию спеть ту самую Мельпомену. Впоследствии такой быстрый успех Мысливечека в Италии стали связывать с талантом Бастарделлы и, видимо, не зря.

Ловушка для певиц

Слава вскружила голову Мысливечеку, и он стал называть себя Джузеппе Венаторини, что было дословным переводом на итальянский его имени и фамилии, а местная публика довольно скоро окрестила его короче – Il divino Boemo, «божественный богемец». Такое признание пришло после оперы «Семирамида», поставленной в Бергамо в 1765 году. Уже ни одно светское мероприятие в Венеции не обходилось без талантливого красавца Йозефа-Джузеппе, без его анекдотов, полных тонкой иронии. И дамские сердца разбивались одно за другим, а с Лукрецией они расстались.

Настоящая слава пришла вместе с оперой «Беллерофонт», написанной по заказу неапольской мэрии, прошедшей в неапольском театре Сан-Карло 20 января 1767 года. Главную партию в опере исполнила известная Катарина Габриэлли. Шедшая к своей славе уже 15 лет, успевшая покорить и венскую публику, Катарина была весьма популярна в Италии, пела в Неаполе, Парме и Палермо. Дочь повара, служившего у князей Габриэлли, урожденная Фатта, она вела бурную светскую жизнь и любила эффекты. В народе же за ней закрепилось прозвище la cochetta di Gabrielli – «кухарочка Габриэлли».

Мысливечек влюбился в Катарину, в её голос, хотя Моцарт считал, что поёт она очень мило, но о музыке имеет мало представления. Он писал оперы и арии для возлюбленной, которая была на семь лет старше его.

В 1770 году Мысливечек познакомился с Моцартом, но забежим вперёд и скажем, что только дружба, возникшая между этими двумя гениями, оставит имя Мысливечека в истории.

Ни славы, ни женщины

Богемная жизнь, которую вели Мысливечек и Габриэлли требовала всё больше средств. Заработать композитор мог только музыкой и «божественный богемец» работал много и, как оказалось, в ущерб качеству. Каждое новое его произведение публика принимала всё холоднее. Отношения с Катариной ухудшались день ото дня, а это вгоняло композитора в депрессию и в долги. Габриэлли уехала в Санкт-Петербург, где в течение пяти лет без неё не обошлась ни одна оперная постановка.

В начале 1777 года он получает приглашение от баварского герцога Максимилиана III посетить Мюнхен, где должны были состояться премьеры его оперы «Аэций» и оратории «Авраам и Исаак». По дороге по неизвестной причине его карета перевернулась, и композитор получил травмы. В больнице он провёл почти год, и когда весной следующего года он её покинул, узнать себя в зеркале уже не мог. Вместо носа – дыра, лицо полностью обезображено. Кто-то приписывает это неудачному лечению, инфекции. Симптомы всё-таки с большой вероятностью указывают на сифилис, который был довольно широко распространенным явлением в Европе того времени.

От «божественного богемца» дистанцировались все, даже его почитатели. Бывшая звезда итальянской оперы умирает в Риме, в абсолютной нищете 4 февраля 1781 года. Единственный, кто шёл за гробом одного из лучших оперных композиторов эпохи, человека, покорившего не только Италию, но и практически всю Европу, был молодой Моцарт.

Фото: http://classic-online.ru/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя