Ян Рогач из Дубы – один из ярких героев гуситской эпопеи – и по сей день остаётся самой загадочной фигурой. О нём очень мало известно, кроме, пожалуй, того, что он происходил из знатного рода, а закончил свою жизнь на виселице, придя на место казни в золотых оковах.

9 сентября 1437 года близкий друг Яна Жижки и яростный противник Сигизмунда Люксембургского Ян Рогач был казнён вместе со своими сторонниками – их могло быть около 50 человек. Это, пожалуй, единственный не оспариваемый факт из жизни человека, сыгравшего важную роль в гуситском движении. После этого события волнения и недовольства ещё возникали в разорённой, разобщённой стране, но вождя, равного ему по величине, уже не было, и можно говорить о спаде самого большого антирелигиозного и антифеодального движения в Европе.

Без намёка на прошлое

Историки сходятся на том, что Ян Рогач происходил из обедневшего рода Рогачей из Дубы. Предполагается, что, будучи подростком, Ян состоял в свите знатных дворян в качестве пажа. Возможно, даже у короля Вацлава IV. В этом, кстати, он шёл той же дорогой, что и его будущий безродный покровитель Ян Жижка, который с детства вызывал интерес у знати своим физическим изъяном – у него не было одного глаза, а в те времена у дворян было модно держать при себе детей с недостатками.

Впервые в документах имя Яна Рогача появляется в 1394 году, когда он уже был совершеннолетним. Позже его имя упоминается в связи с казнью одного из грабителей с большой дороги, где тот сообщил, что во главе разбойников стоял Ян Рогач. В этом нет ничего удивительного: в этот период промышлять грабежом отправлялись многие разорившиеся дворяне, в отличие от простого народа умевшие воевать. Видимо, этот накопленный опыт и пригодился ему, когда он на стороне гуситов с началом в 1419 году гуситских войн вступил в ряды противников Сигизмунда Люксембургского.

В 1420 году произошло сближение Яна Рогача с Яном Жижкой. Глава радикальных гуситов назначил перспективного полководца гетманом в захваченном городе Ломнице. У него в собственности появляются деревни в районе Кутны-Горы, позже он был назначен гетманом города Часлава, недалеко от которого и возникла построенная им крепость Сион. В это время гуситское движение заметно расслоилось, Ян Жижка вместе с верным ему Яном Рогачем возглавляли радикальных гуситов (после гибели Жижки в 1424 году они стали называть себя «сиротками»), умеренные перешли на сторону Сигизмунда Люксембургского, которого поддерживали и те, кто изначально воевал против повстанцев.

Верный ненависти

После трагической битвы под Липанами в 1934 году Ян Рогач был взят в плен, но чуть позже  вместе с другими был отпущен на свободу. Кто-то из помилованных и в самом деле отошёл от активных действий, но только не Ян Рогач. Он начал собирать под своё знамя всех недовольных Сигизмундом. Для него было делом чести не допустить коронации Сигизмунда, против которого он все эти годы воевал. Нужно сказать, что ненависть их была взаимной, почти патологической. Наследник чешского престола олицетворял Яна Рогача со своим главным врагом – уже погибшим Яном Жижкой, которому неоднократно проигрывал в сражениях. Существует версия, что Рогач состоял в родственных связях с Жижкой: его брат мог быть женат на дочери Яна Жижки.

В эти годы Ян Рогач начал строить свою легендарную крепость Сион недалеко от Часлава. Библейское название намекало на то, что крепость объединит «божьих» людей. Единомышленники владельца крепости вели себя совсем не по-божески. Основным промыслом у них был грабёж. Однажды был ограблен обоз Сигизмунда Люксембургского, который в это время после многочисленных соглашений уже наконец смог приступить к королевским обязанностям, о которых он так мечтал. Сигизмунд отдал приказ захватить своего последнего и так ненавидимого противника.

С осадой крепости Сион многое неясно. Согласно документам, она продолжалась 4 месяца, а руководил ею Гынек Птачек – племянник Яна Рогача. В конце концов 6 сентября 1437 года атакующие прорвались в крепость через подрытый ров и захватили осаждаемых. Почему король послал воевать со своим противником его же родственника, никто не может объяснить и сегодня. Но когда на раскопках разрушенной крепости работали археологи, они не нашли там следов продолжительных боёв. Возможно, всё это время велись лишь «героические» переговоры и попытки убедить сдаться. К тому же в крепости не было своего колодца, а потому при жёсткой осаде защитники не могли бы продержаться долго.

Казнь не по правилам

Восьмого сентября 1437 года последних гуситов, – не меньше 50 человек, захваченных в крепости Сион, – привезли в Прагу. Историк Эннеас Пикколомини писал, что все они были жестоко мучены, а у Яна Рогача даже от пыток «выпали кишки». При этом на следующий день все были помыты, одеты и подготовлены к казни. Несмотря на то что это была одна из самых массовых казней в истории страны, место её проведения историки точно назвать не могут. Могло это быть на Староместской площади или на Шибенецком врху (Жижков).

Для казни была построена 3-х этажная виселица. Само шествие приговорённых к казни проходило, по воспоминаниям Пикколомини, в абсолютной угнетающей тишине. Ян Рогач, облечённый в красный плащ, подвязанный золотым поясом, в позолоченных оковах и кандалах был вынужден, пока очередь не дошла до него, наблюдать страшное зрелище казни. Для него был приготовлен третий этаж и позолоченная цепь, на которой он был повешен последним. До самого конца многие верили, что король даст милость своему противнику, но этого не случилось. Наряженный как дворянин, осуждённый последний гусит был повешен как обычный преступник – дворянам отрубали головы.

Многие гадали, почему Сигизмунд устроил такой театр, к чему был этот наряд? Красный цвет мог символизировать победу, которую так ждал Сигизмунд. Но ждал её напрасно. После казни к нему обратились умеренные гуситы с претензиями и жалобами по поводу беспощадной казни. Сразу после этого у короля возникли проблемы с ногами – у него начали чернеть пальцы. Это была обычная гангрена, но все считали это божьей карой. Сигизмунд, страдая от болей, решил поехать в Венгрию, по дороге 9 декабря 1437 года умер из-за прогрессирующей гангрены, пережив своего последнего врага на три месяца. Оставив опустошённую страну без власти. Наследника у короля не было.

 

Ирина Кудимова

Фото: idnes.cz

 

comments powered by HyperComments