Сегодня «Люцерна», которая долгие годы была излюбленным и знаковым местом пражан, проживает не лучшие времена, но до сих пор это особый символ целой эпохи в истории Средней Европы.

С 1906 по 1920 года под руководством инженера Вацлава Гавела, выходца из старинного пражского рода и деда того самого президента Гавела, шло строительство здания, которому, наравне с собором Святого Вита, летоградком Анны Ягеллонской или же Карловым мостом, самой судьбой было предначертано стать новым символом Праги. «Люцерна» была первым зданием-пассажем, воплощённой в реальность мечтой об удобном для жизни в городе строении, где можно найти развлечения на все вкусы.

Мечты сбываются

Дворец по тем временам имел уникальное архитектурное решение для развивающегося и модернизирующегося города. Комплекс включал в себя жилые квартиры, помещения для офисов, концертные залы, торговые точки, несколько ресторанов и буфетов, а также ателье. Но самым необычным местом во дворце для всех пражских жителей был Большой зал. Туда приходили не из-за выступлений, театральных постановок или концертов, а только чтобы увидеть его собственными глазами. Этот зал долгое время был самой большой творческой площадкой во всей Праге. И именно Большой зал стал местом, где у инженера Гавела в 1921 году случился инсульт прямо после официального открытия пассажа: сказались долгие годы усердной работы над осуществлением сокровенной мечты. После этого он уже не оправился.

Несмотря на это, дворец продолжал жить своей богемной и весёлой жизнью. И вот уже в 1929 году в зале кинотеатра показали фильм со звуком, первый во всей республики. А через год сама Марлен Дитрих, немецкая кинодива, наслушавшись сплетен о чуде инженерной мысли, пожелала увидеть «Люцерну» собственными глазами. Славился дворец не только своим кинотеатром, здесь в 30-х годах прошлого столетия находился модный салон Ганы Подольской, которая одевала тогда всех известных женщин Праги, включая супругу второго президента Чехословацкой Республики Гану Бенешеву.

Годы немецкой оккупации

«La belle époque», как называют годы между Первой и Второй мировой войной французы, закончилась для Чехословацкой Республики внезапно и трагично. Оказавшиеся в оккупации, чехи заново учились говорить на немецком языке в обычной жизни, была введена строгая цензура, выбрасывались и сжигались неугодные власти книги, подвергались гонениям музыканты, писатели и остальные деятели искусства. Культурная жизнь в это страшное время остановилась, людям, угнетённым строгим режимом и комендантским часом, не хотелось развлекаться.

Перед администрацией «Люцерны» встала непростая задача: сохранить чешскую самобытную культуру на фоне немецкой пропаганды. Здесь невольно важную роль снова сыграл уже почивший инженер Вацлав Гавел. Его имя было на слуху не только в Чехии, но и в Германии, где он был достаточно уважаем, и стало паролем. Немецкое управление позволило устраивать культурные вечера в «Люцерне». Тогда, когда весь город погружался в тревожный сон, «Люцерна», стараясь отвлечься от ужасов войны, танцевала как в последний раз.

Советская власть

Красная армия принесла в Чехословакию не только освобождение от фашистской Германии, но и коммунистический режим. Семейство Гавелов смирилось с национализацией: «Люцерну» должны были отдать на нужды партии – такова была расплата за свободу. Теперь здесь проводила съезды коммунистическая партия. В 1973 году из-за возгорания проводки сгорела гордость дворца – его кинозал.

Однако и в такие тяжёлые годы «Люцерна» продолжала жить и бороться с коммунистической пропагандой, стараясь сохранить независимую чешскую культуру. Например, в отличие от большинства других социалистических сателлитов, в Чехословакии существовал джаз, а такие известные личности, как Дюк Эллингтон, Элла Фицджеральд и Луи Армстронг давали свои концерты в Большом зале на радость пражской публике. А позднее, в 1985 году, здесь выступила Тина Тёрнер. Конечно, информацию о таких концертах старались скрыть или благородно завуалировать для товарищей из Советского Союза.

«Люцерна» сегодня

В 1989 году, после того как Михаил Горбачёв объявил о «самостоятельном пути для каждой страны-сателлита», а жители Восточного Берлина, вооружившись всем, что попалось под руку, пошли крушить Берлинскую стену, Чехословакия тоже смогла дышать полной грудью. Время гонений и цензуры, начавшееся больше полувека назад, закончилось. После приватизации «Люцерна» снова оказалась в руках у семьи Гавелов, в их собственности, сейчас она принадлежит вдове бывшего президента Вацлава Гавела Дагмар Гавеловой. Сегодня дворец «Люцерна» открыт для всех горожан и гостей столицы. Он пытается возродиться.

Там, как и сто лет тому назад, снова работают магазинчики, буфеты, кафешки и рестораны, большой и малый залы принимают известных музыкантов, в клубе каждый вторник звучит задорная диско-музыка 80-х, открыта галерея с постоянно обновляющимися композициями, кинотеатр, в котором можно насладиться не только новинками кинематографа, но и старыми фильмами прошлых лет. Приходите и сами посмотреть на самое знаменитое здание прошлого столетия, оно всегда добродушно принимает гостей.

Евгения Солдатова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя