Всеволод Викторович Стратонов

Первого декабря 1927 года бывший профессор Московского университета Всеволод Викторович Стратонов сел за письменный стол в своей пражской квартире и начал писать предисловие к своей новой книге. Он был гражданином Вселенной, поскольку всю жизнь посвятил науке о звёздах.

«Только тот, – писал он, – кто высок духом, имеет право на гордое название «человек». Ничто не возносит людской дух так, как познание космоса. Дикари думают о проблемах своего племени. Граждане развитых государств живут интересами Родины. Самые продвинутые думают о судьбах всей Земли. И только самые ясные головы, самые высокие умы в состоянии вознестись к судьбе других «земель» – к другим мирам космоса. Это настоящие граждане Вселенной».

Верен детской мечте

Всеволод Стратонов родился в 1869 году в Одессе, в семье директора классической гимназии и с раннего детства воспитывался в окружении образованных и интеллигентных людей. Он читал взахлёб. И особенно его увлекали книги о тайнах природы и космоса. Ночи в Одессе тёмные, и когда он выходил посмотреть на звёздное небо, дух захватывало от величия непознанной ещё вселенной. Вот тогда-то юный Всеволод дал себе слово посвятить жизнь открытию великих тайн космоса. Его любимыми предметами стали математика, физика и астрономия.

Юноша, который не расставался с книгами, с золотой медалью окончил гимназию и с лёгкостью поступил в Новоросийский (ныне Одесский) университет. Он был одним из лучших студентов и окончил альма-матер с дипломом 1-й степени и золотой медалью.

Одесса – город соблазнов. Море, солнце, променада, шикарные магазины и рестораны, бурная светская жизнь  Но он стремился в дождливый Петербург. Там – цвет академического сообщества и главное – прекрасно оборудованная Пулковская обсерватория. Два года он проработал здесь, считая за счастье дежурить ночи напролёт у окуляра самого большого телескопа. А потом ему повезло. Академия наук получила два новейших астрографа. Один из них поставили в Пулково, а для другого расширили военную обсерваторию в Ташкенте, где молодой астроном встал во главе исследований.

Звёзды над Ташкентом

При поддержке штаба Туркестанского военного округа Всеволод Стратонов начал масштабные работы по изучению звёздного неба. В первый раз он был полным хозяином своего дела. Он получил право закупать любые приборы. Вход в башню, где по ночам работал Стратонов, был запрещён даже директору обсерватории. Всеволод Викторович жил своей работой, и десять лет в Ташкенте стали самыми плодотворными в его жизни. Здесь раскрылся его талант учёного-астрофизика. Ему не нужна была столичная жизнь. Ему нужно было ясное и чистое ташкентское небо и полная свобода действий.

Астрограф, который находился в его полном распоряжении, был выдающимся прибором для своего времени. Всеволод Викторович сделал более 400 великолепных фотографий небесных объектов. Он фотографировал Млечный путь, светлые и тёмные туманности, переменные звёзды, планеты, поверхность Солнца. Светочувствительность тогдашних фотопластинок была невысокой и ему, чтобы сделать качественные снимки, приходилось применять многочасовые выдержки, дежуря у телескопа порой девять ночей подряд.

Это была работа на износ, от которой он получал истинное наслаждение. Стратонов работал по собственной программе и даже позволял себе маленькие слабости. Его слабостью, а точнее детским увлечением, были малые планеты. Ещё в детстве он прочитал историю о том, как одна из малых планет была открыта «на кончике пера». Астрономы давно фиксировали, что планета–гигант Сатурн на одном из участков орбиты немного отклоняется в сторону. Математик Гаусс произвёл сложные расчёты и указал точку на небе, где находится неизвестная малая планета, которая своим притяжением «сбивала» Сатурн с пути. Так открыли новую малую планету Церера.

История открытия Цереры потрясла гимназиста Стратонова. И вот теперь в Ташкенте он тщательно, надеясь на открытие, изучал другую малую планету – Эрот. Стратонову удалось доказать, что Солнце не имеет общей для всей поверхности скорости вращения. Каждый широтный пояс имеет свою скорость. За это исследование Всеволод Викторович был удостоен государственной премии. Он открыл звёздные облака. Исследуя Млечный путь, он проанализировал местонахождение 900 тысяч звёзд и выявил закономерности их распределения.

Путём перемен

От постоянной ночной работы, у Стратонова началась болезнь глаз. В 1904 году он полностью меняет сферу деятельности. Он переехал на Кавказ и открыл свой банк. Но продолжал писать книги по любимой астрономии, снабжая их великолепными фотографиями.

Его банк большевики национализировали, а самого Всеволода Викторовича неожиданно пригласили на работу профессором Московского университета. Он с удивлением понял, что наука о звёздах нужна и революционерам. Вот только профессорская жизнь в пережившей гражданскую войну стране была просто нищенская. Любимой работы было много, ему доверяли, но денег он получал совсем мало. И в 1922 году Стратонов принял участие в забастовке профессоров МГУ. Зарплату повысили. Но через некоторое время Стратонова арестовали и выслали из страны.

Оказавшись в возрасте пятидесяти трёх лет в эмиграции, он ненадолго остановился в Берлине, а затем перебрался в Прагу. В среде российской эмиграции Прага рассматривалась как научный и образовательный центр для подготовки кадров будущей России. Конечно, Стратонову здесь было самое место. В Праге он продолжал работать как писатель и преподаватель. Его книги по астрономии и истории (он писал, например, о загадке Атлантиды) переводились на иностранные языки. Они до сих пор хранятся в различных библиотеках мира. Стратонов преподавал в двух университетах. Ездил с лекциями по Чехословакии и Европе.

Умер Всеволод Викторович Стратонов 6 июля 1938 года в возрасте 69 лет. Похоронен он в Праге на Ольшанском кладбище. На его могильной плите, помимо соответствующих надписей, следовало бы добавить слова: «Гражданин Вселенной».

Сергей Гарбицкий

comments powered by HyperComments