Фото: www.tonkosti.ru

Карлов мост не только музей под открытым небом, здесь кто-то просто гуляет, слушая музыку волынки или гитары, любуется Прагой, торгуется с продавцами, желая купить какой-нибудь сувенир. Или останавливается недалеко от художника и следит за движением карандаша, невольно сравнивая позирующую натуру с тем, что появляется на листе бумаги.

Рисовать могут все, это врождённое умение человека. Достаточно взять в руки карандаш, положить перед собой лист бумаги: кружок, овал, несколько чёрточек – и готов портрет. Но ведь работа художника должна оплачиваться.

А вопрос оплаты работы художников сложный. В чём причина? Да в том, что произведению искусства необходимо найти отклик в душе зрителя-покупателя, или автор должен быть известен так, что его работы разлетались бы со скоростью пирожков на привокзальной площади по цене автомобиля премиум-класса.

О тех, что идут на мост

Известность приходит не ко всем, она, на пару с Фемидой, слепа и без поводыря шагу ступить не может. Классические галереи не всегда доступны, набирающие популярность интернет-галереи более демократичны, но это не решает проблему. Можно идти к покупателю через магазинчики, торгующие произведениями искусства самого разного происхождения и качества. А ещё – через пражские блошиные рынки. Но есть художники, которые идут на мост, в стремнину туристического потока, чтобы иметь свой островок, на котором можно торговать своими ремесленными навыками.

Это занятие не стоит относить к современному стрит-арту, а художников именуют «уличными» только по той причине, что они работают на свежем воздухе. Те, кто выходит на улицу рисовать портреты и шаржи, скорее зарабатывают на жизнь. Они участвуют в аттракционе, в который вовлекают туристов, а в качестве декораций выступает Карлов мост. Честно говоря, этот спектакль меня не вдохновляет. Но следует относиться с уважением к таким художникам, работающим в сложном жанре портрета.

Центральным и главным визуальным образом в портрете является лицо. Портретист старается как можно точнее передать сходство с человеком и его характер. Это достигается поиском особенных черт, жестов и мимики портретируемого, придания естественности изображению и характеризующего фона. Отсутствие сходства делает портрет безликим, не спасает ни проработанный задник, ни замысловатые одежды и антураж. Впрочем, и фотографическая схожесть не делает из работы портрет.

Художники без красок

Ограниченные временные рамки написания работы ставят определённые условия к материалам и технике, используемой художниками. Чаще всего можно видеть работу карандашом, пастелью, углем. Реже уличные портретисты используют краски. Очень популярна техника «сухой кисти», имеющая исторические корни в китайском изобразительном искусстве и широко распространённая арбатскими художниками. К сожалению, в этом стиле пражские портретисты с Карлова моста не работают. Это большое упущение, которое может изменить любой желающий.

Для того чтобы работать на мосту, требуется получить разрешение. Его выдает Ассоциация художников Карлова моста. Происходит это по решению комиссии в составе семи человек. Она оценивает ваше творчество, профессионализм. Вы должны продемонстрировать свои навыки в реальном времени. Переоценка лицензии происходит каждые два года.

Помимо этого, вам придется платить 350 крон за занимаемый квадратный метр моста в день и еще 500 крон ежеквартально в качестве сборов. Деньги приличные, если учесть, что очередь из желающих не стоит, как было на Арбате в 80-х. Но чиновники считают, что арендная плата вполне по карману художникам-предпринимателям.

Всего на Карловом мосту мэрией Праги выделено 110 рабочих мест, которые делят между собой музыканты, торговцы сувенирами и художники. Живописцы и графики занимают приблизительно 35 мест. В последнее своё посещение я насчитал двенадцать точек «активного» арт-бизнеса – там, где предлагались услуги написания шаржей и портретов. В рабочем процессе было три художника, и только за спиной одного собралась толпа зевак. Стоимость работы оценивалась в 350 крон за написание одного персонажа и 700 крон за написание двоих. Если позировать желают трое, то выложить за работу им предстоит 900 крон. Вопрос собственности остаётся на их усмотрение.

Шарж выполняется за 15–20 минут. Чуть больше требуется для исполнения цветного варианта. Такая раскраска приводит к повышению цены на 100%. Стоимость портрета – 900 крон, а время его выполнения – вдвое больше.

Ушли хорошие времена

Что меня поразило, так это неизменность «рекламы» портретистов с Карлова моста. Зрелище скучное, однообразно серое, повторяющееся из года в год. Ярких портретов или шаржей нет. Причина, скорее, в том, что художники не считают эту свою деятельность творчеством в чистом виде и не стремятся раскрыть свой внутренний потенциал. Поэтому и стенды на уровне вывесок «Пиво–Воды». Это подтвердили и личные беседы с ними.

Член Ассоциации с двадцатилетним стажем рассказал, что в последнее время заработки упали. Хорошие времена были, когда вместе со свободой в Прагу хлынули американские туристы, потом европейские, в основном немецкие. Отлично стало при появлении россиян. Но со временем продажи стали падать. Сначала застегнули карманы европейцы, за ними американцы, а потом исчезли россияне. Правда, со временем они вернулись, но уже большинство было из малых городов, и денег у них, как полагал собеседник, водилось поменьше. Поэтому тратили они их более сдержанно.

Есть надежда на китайцев, число которых растёт, но в ходе беседы мы пришли к обоюдному заключению, что их традиции и живописная культура расходятся с тем, что предлагается на мосту. Может, оттого они и отдают предпочтение шаржам.

Другой собеседник отметил возросшее число русскоговорящих художников в Ассоциации. Они сегодня составляют около трети членов. Это ребята из Казахстана, Армении, России, Украины. Один из них открестился от своих истоков, заявив, что он пражанин. Но в лицензии совсем не чешское имя и фамилия. Да бог с ним. Я просто хотел поболтать.

Местных эта экспансия не радует, а меня удивило, что такая тенденция не внесла качественного изменения в предлагаемые услуги. Всё же работы пражских уличных портретистов уступают тому, что я видел на Арбате в 80-х–начале 90-х, где работал «интернационал» со всех концов огромной страны.

Мост закончился, и пора было подводить черту. Это и сделал художник-самоучка из бывшего СССР, двадцать семь лет живущий в Праге, поработавший еще на сходах под Пражским Градом и с первой волной заброшенный на мост в начале 90-х: «Здесь место заработка для желудка, а в мастерской для души…». На этом и порешили, пропустив по пятьдесят за искусство. В конце концов, художник не должен быть голодным, раздетым и замерзать в непогоду. Это не толкает его к творчеству. Художника стимулирует зритель, его подстегивает зритель-покупатель, а вдохновляет любовь к прекрасному. А что может быть прекраснее человека?

Станислав Цой

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя