Чехия и Россия связаны штрихами кисти великого русского художника Ильи Ефимовича Репина, который бывал в Праге, дружил с чешскими коллегами, а его картины до сих пор хранятся в собраниях лучших чешских музеев и галерей.

В конце XIX века обе империи – Российская и Австро-Венгерская – шли к своей гибели. В чешском обществе росло стремление к национальному возрождению. В Праге открылись Национальный театр и Национальный музей, шёл сбор средств на достройку храма Святого Вита, простоявшего неоконченным около шести веков. Чешская культура и, в частности, изобразительное искусство стремились преодолеть провинциальный статус, который оно имело в рамках империи. Лучшие представители интеллигенции жадно изучали всё новое, что появлялось в Европе.

За Серебряным веком в Россию

Особые надежды они возлагали на Францию, где творили импрессионисты, и на Россию, где расцветал новыми талантами Серебряный век. А в России назревала революция. Уже был убит царь Александр II, тысячи молодых романтиков пошли «в народ» поднимать мужиков на священный бунт. Эта идея – идти в народ, быть ближе к народу, искупить свою вину перед народом, просветить народ и привести его к лучшему будущему – воспламеняла сердца русских интеллигентов. Так художники создали товарищество «передвижников», главная цель которого та же – быть ближе к народу. Знаковой фигурой передвижников был Илья Ефимович Репин. Его прославленные «Бурлаки на Волге» – одно из самых пронзительных обращений к народной теме.

Сама судьба Репина восхищала прогрессивно мыслящих россиян. Репин был сыном солдата из Харьковской губернии. Он сделал себя сам. Начинал иконописцем, в юном возрасте отправился учиться в столицу. Сам преодолел все трудности.

Уже первые его картины завоевали сердца поклонников и почитателей. Один из них заплатил за Репина немалый взнос за обучение в Академии художеств. Илья провёл в стенах Академии восемь лет, но не захотел оставаться чисто академическим художником. Помимо картин на исторические сюжеты, писал на народную, бытовую тему. Стал одним из лидеров «передвижников». Его картины покупал и царь Александр III, и братья Третьяковы для своей галереи, и простые люди. И чтобы быть ближе к этим «простым людям», он постоянно ездил по стране. Даже то, что Репин развёлся с первой женой и вступил в новый брак «по любви», импонировало эмансипированной университетской молодёжи. Он был настоящим кумиром.

«Чешские штрихи» в картинах Репина

Сама судьба толкала художников-бунтарей из России и Чехии друг к другу. Чешская тема впервые появилась в творчестве Репина в 1872 году. Ему было двадцать восемь лет. Известный предприниматель и ресторатор Александр Пороховщиков открывал в белокаменной ресторан «Славянский базар». Он заказал у Репина большое полотно «Собрание русских, польских и чешских композиторов», пообещав заплатить 1500 рублей. В то время была модной идея общеславянского единения. Россия претендовала на роль лидера в семье славянских народов, и очень многим, в том числе и в Чехии, это нравилось.

В Праге ещё в 1848 году был проведён Общеславянский конгресс. Репин любил основательно готовиться к работе. Это было его принципом. Над картиной «Запорожцы пишут письмо турецкому султану» он работал двенадцать лет, в том числе годами изучал исторические источники. Вот и к новому заказу он подошёл серьёзно: взялся за изучение чешской культуры, слушал музыку, читал книги чешских писателей. Когда ресторан открылся, картина Репина произвела фурор. Монументальное полотно понравилось всем, кроме одного человека. Этим человеком был прославленный писатель Иван Сергеевич Тургенев.

Второй раз чешская тема всплыла у Репина в 1899 году.

В Петербурге и Москве проходила Австро-Венгерская художественная выставка, в рамках которой чешские мастера имели собственное отделение. Вообще-то чехи и инициировали эту выставку, рассчитывая, что она будет иметь строго национальный характер. Но венские власти половину помещений отдали под работы венгерских и хорватских художников. Перед зданием вывесили австрийские и венгерские флаги, а о чешских «забыли». Российская публика, которая поддерживала славянское единство, этот манёвр раскусила. Газеты наперебой расхваливали полотна братьев-славян. Причём газеты не лгали: в чешской части экспозиции выставлялись действительно работы мирового уровня, а у венгров и хорватов уровень мастерства был пониже.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя