Когда мы с Викторией Головиновой договаривались о встрече, я предложила «не откладывать на завтра то, что мы могли бы сделать сегодня». Это был ход конём, потому что и сама Виктория над проблемой прокрастинации – желания отложить решение важных дел на потом – работает уже длительное время. Прокрастинация нисколько не мешает ей вышивать бисером, шить кукол, рисовать или раскрашивать пасхальные яйца, что раньше ей и в голову бы не пришло делать. Эти открытия случились после переезда в Прагу.

Мы сидели за чашечкой кофе и с удивлением находили много общих жизненных деталей. Обе – из Сибири, обе всерьёз занимались историей Праги. «А финансовым консультантом Вы не были? – с улыбкой спрашивает моя собеседница, узнав, что я тоже выучилась на экскурсовода, – У многих здесь начало похожее, приезжие часто проходят одни и те же этапы».

Сама Виктория Головинова приехала в Прагу 17 лет назад и пришла в восторг от этого города. Она считает, что этот город – её, словно она когда-то уже в нём жила. А теперь вернулась. Тогда ещё, правда, не знала, что в конце концов придёт к тому, что будет помогать тем, кому жизнь в Праге не даётся просто.

На фото Виктория Головинова

Отказавшись от погон

А у самой Виктории всё складывалось очень ровно. Даже иногда думала: если и вправду у человека не одна жизнь, то в своей прошлой она точно была здесь. Гуляла по улицам Праги, поднимаясь в Пражский Град, всякий раз находя новые упущенные детали и снова восхищаясь. «Я люблю гулять одна по городу, и в компании тоже люблю», – говорит моя собеседница.

Детство Виктории прошло в сибирском Усть-Илимске, на реке Ангаре, потом семья переехала в тёплый, но небезопасный Ставрополь, и вот второго августа исполнилось 17 лет, как она приехала в Чехию. «Не знаю почему, но у меня никогда не было ностальгии. Многие знакомые в России спрашивают, не скучаю ли я, но здесь я себя сразу почувствовала  дома».

При этом нельзя сказать, что переезд в Прагу был попыткой улучшить своё материальное положение. По образованию Виктория инженер-экономист. В Ставрополе работала старшим налоговым инспектором, человеком с погонами, поскольку находилась на государственной службе. Были нюансы, которые жизнь в этом городе осложняли, – он находится на границе с Чечнёй.

О том, что в Ставрополе происходили какие-то события, о которых мало тогда говорили, от местного населения, конечно, скрывать не удавалось. Случались теракты на автовокзале, в электричках, о взрыве на выпускном балу тоже нигде не писали. Но жители края обо всём этом знали.

А в августе 2000 года Виктория приехала в летнюю, полную цветов, зелени и растворяющего покоя Прагу. И  всю эту стабильность – профессиональную и финансовую – захотелось променять на красоты чешской столицы. Снять погоны и пожить совсем по-другому, отказавшись от реальных перспектив, карьерного роста и совершенно уже непостижимого сегодня образа жизни. Хотя дисциплинированности, воспитанной и культивируемой, здесь, в Чехии,  иногда  не хватало. Что-то важное, что нужно сделать в срок, не откладывая на завтра, делалось только в последний момент.

Не лень, болезнь

Если заглянуть в блог Виктории Головиновой, то можно почитать её собственные наблюдения и рассуждения о прокрастинации – склонности к постоянному и болезненному откладыванию важных и срочных дел. Когда вместо того чтобы начать дело, которое нужно сделать к определённому сроку, человек откладывает его на последний момент, занимаясь чем угодно, только не этим делом.

Сама Виктория, в прошлом налоговый инспектор, годовой отчёт в налоговую сдаёт в последний момент. Когда уже почти бьют часы, означающие конец срока, она отправляет документы, которые могли быть отосланы уже давно. «Как будто мне не хватает адреналина и таким образом я его  с лихвой восполняю».

Но есть способы лечения этого заболевания. «Сходите на лекцию Петра Людвига, автора, известного не только в Чехии, но и в Западной Европе, Америке и России. Он тренер, коуч, основатель Академии прокрастинации, образовательной программы. Он помогает людям, обременённым этой проблемой. И не только ей. У него есть  лекции о том, как достойно принимать старение, есть проект,  как сделать Чехию лучше», – рассказывает Виктория.

На вопрос, справилась ли сама Виктория с этой болезнью, она говорит, что бороться с ней лучше всего в группе, особенно  в качестве ведущего. Как в поговорке «Разъяснял, разъяснял, да наконец и сам понял». Преподаватель, решая проблему вместе со всеми, помогает и себе. А для Виктории Головиновой основным итогом стало то, что она поняла: жить нужно сейчас, сегодня, настоящим моментом.

Специалист по карандашам

«Я могу выбирать то, что хочу делать», – говорит сегодня Виктория. А она хочет помогать людям. Собственно, этим она занималась всегда, а теперь  ещё и работает в общественной организации InBáze на улице Легерова (Legerova 357/50).

К этому абсолютно комфортному состоянию она какое-то время шла, это не случилось сразу. Приехав в Прагу вместе с мужем, Виктория,  человек с навыками чиновника, вдруг превратилась в творческую личность. «Для наших соотечественников самый большой шок после приезда – это потеря социального статуса. А я спокойно начала с того, что раздавала приглашения в Музей инструментов для пыток. Потом в музее переводила описание всех инструментов на русский язык, с ужасом понимая, на что зову посмотреть».

В первую очередь Виктория постаралась избавиться от перфекционизма, так характерного для всех наших соотечественников, выстраивающих планы на будущее. Виктория решила для себя жить настоящим – так, как живёт в Чехии большая часть населения. А ещё её всегда привлекала общественная работа, работа с людьми.

И сейчас она в в общественной организации ведёт антистрессовый клуб. «Я просто предлагаю  забыть о том, что с нами случилось на улице, дома, предлагаю взять карандаши и начать разукрашивать. Сейчас антистрессовые раскраски можно купить всюду, это очень популярный способ борьбы с плохим настроением. Я покупаю целые книжки, разрезаю по страничкам, достаю  наборы карандашей, и мы рисуем», – рассказывает Виктория.

Ещё совсем недавно она и не задумывалась над тем, сколько оттенков и цветов способен уловить человеческий глаз. Сегодня останавливается на 150, зная, что некоторые фирмы делают карандаши, рисовать которыми – просто наслаждение. Есть и неоновые цвета, и с металлическим блеском, которые можно выбрать в случае соответствующего настроения. Есть карандаши акварельные, а есть чернильные, которые оставляют настолько яркие следы, что рисунок просто пульсирует.

Для ажурности изображения можно взять и обычную непишущую ручку, которая оставляет бесцветные контуры, а уже поверх этих контуров можно наносить тон, и   там, где прошла ручка, останутся белые кружева. Настоящим инструментом для творческого процесса становится и обычная резинка, которая помогает достигать полутонов.

Мы рассматриваем рисунки, которые получились у посетителей занятий. «В основном это молодые женщины, у которых дома с мужьями остались маленькие дети, а мамочки просто хотят отдохнуть. Есть мужчины, чьи рисунки можно узнать по более сочным, иногда тёмным цветам, – комментирует работы Виктория Головинова, – но все с радостью берут в руки карандаш и раскрашивают мир так, как им нравится. Свои работы – или насыщенные, яркие, или дышащие, нежные – многие забирают домой, чтобы повесить в рамочке на стене. Вы не представляете, какие удивительные получаются вещи».

Раскрасить мир самим

Когда кто-то из посетителей клуба пытается понять, как характеризует набор красок состояние его души, Виктория говорит, что она не психолог, поэтому она вряд ли бы смогла решать какие-то проблемы, а вот просто похвалить и поддержать человека – это как раз то, чего нам не хватает. Одна знакомая Виктории за всё берётся с горячим желанием. Она вяжет, рисует, вышивает. Не всё у неё получается, но она не обращает внимания на изъяны в своих работах и искренне радуется им.

Вторая знакомая Виктории – художница, человек творческий – никогда не бывает удовлетворена тем, что делает. Любую свою работу она разбирает по деталям и всё время сокрушается по поводу того, что ей не всё удалось,  хотя работы у неё — прекрасные. Вот такое разное отношение к собственному творчеству.

«Меня всегда восхищает то, чего я не умею делать, то, что мне не дано. Я смогу очень хорошо повторить то, чему меня научат,  но создать что-то своё, реализовать собственную творческую идею, тут, боюсь не получится».

По этой же причине Виктория считает, что в их антистрессовом клубе не нужно учить рисовать. Работая над учебным рисунком, человек скорее напряжён.  И если рисунок не получается,  мы начинаем нервничать или расстраиваться. А вот просто раскрашивать, наслаждаясь цветом,  получается абсолютно всегда.

Кстати, процесс раскрашивания идёт под девизом тестирования карандашей и красок. В этом есть элемент исследования. И расслабления. Не нужно создавать, стремиться к результату, совершенству, важен процесс, иногда достаточно просто помочь себе раскрасить мир в яркие краски, чтобы жизнь не казалась серой.

Люди приходят общаться

В общественной организации InBáze собрался коллектив, который свою работу делает с удовольствием. Здесь много занимаются с детьми,  взрослым помогают решать проблемы социальные, юридические. Особенно сейчас, когда мало кто понимает, что принесли изменения в законе для иностранцев.

Здесь преподают чешский язык, раздают продукты и одежду нуждающимся. Бесплатно занимаются йогой. А по вторникам собираются на совместный обед, где можно прийти и  пообщаться в неформальной обстановке,  почувствовать себя нужным. На базе организации долгое время существует коллектив, в котором объединились люди неравнодушные. И примыкают к ним самые активные. Здесь, например, есть женский клуб «Бабье лето». Это очень активная группа, где женщины поют, читают стихи, устраивают праздники, ходят на концерты, у них  проходят мероприятия, собирающие людей разного возраста, и есть насыщенная программа.

«Я раньше жила «под погонами», не знала, что такое расслабиться, порисовать, сотворить какую-нибудь красоту, – говорит Виктория Головинова. – А сегодня мне некогда выходить в социальные сети, живое общение так захватывает. В нашем клубе  мы  планируем заниматься и леттерингом, и дудлингом, и нейрографикой.  Ближе к пасхе  обязательно будем расписывать яйца. Эта техника называется украинская писанка. Я шучу, что расписываю писанки лучше всех в Чехии, потому что знаю — больше никто этим здесь не занимается. И я с радостью провожу мастер-классы для людей, которые хотят попробовать».

Виктория не стремится создать шедевр, она радуется любому результату, всему, что получилось и у неё, и у других. Вот что она точно умеет профессионально – это поддерживать. «Наши соотечественники – перфекционисты, мы  стремимся всё доводить до совершенства, а если не удаётся, мы страдаем. Ну нет ведь совершенства, надо это понять».

Виктория убеждена, что тем, кто делает авторские работы, вяжет или шьёт, должно быть понятно, что реализовать эти вещи за достойную цену, с учётом вложенной души, сил и времени, не удастся. К этому нужно быть готовым, и если уж делать что-то, то в первую очередь для собственной радости. У Виктории в Праге  много друзей, потому что к таким людям, как она,  тянутся, от неё идёт очень светлая энергетика, которой многим просто не хватает.

«Я всегда помогала. Мне не важно, как отреагируют, просто могу подойти на улице к людям, которые растерянно разглядывают карту города или  стоят у обменника, и предложу свою помощь. А если увидите меня в магазине с карандашами, обязательно обращайтесь, я подскажу, как выбрать самые лучшие».

Ирина Костина

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя