Возможно, и читатели газеты «Пражский телеграф» за последнее время заметили беспрецедентное количество чешских государственных флагов, появившихся на рекламных щитах, связывающих автомагистрали и скоростные дороги. Один мой друг, который по чистой случайности родом из России, спросил меня вчера: «Что это значит? Не празднуем ли мы какой-нибудь государственный праздник?»

Мне нравятся всевозможные торжества, ведь так приятно найти причину, чтобы заменить будничный день на праздничный, встретиться с друзьями и выпить немного пива или вина. Но на этот раз я должен был разочаровать российского друга. Флаги появились на рекламных щитах, чтобы выразить протест против того, что 1 сентября вступит в силу новый закон, согласно которому вдоль автомагистралей и скоростных дорог не смогут находиться рекламные щиты, поскольку они отвлекают внимание водителей. И именно предприниматели в сфере рекламы, которые владеют гигантскими рекламными площадями, выстилающими чешские дороги как немой знак потребительского общества, внезапно чувствуют себя обманутыми. Неудивительно, ведь их необычайно выгодный бизнес не будет приносить им такой доход, как раньше. И поэтому они решили поставить чешский национальный флаг в знак протеста.

Шутка заключалась в том, что флаги вдоль дорог и автомагистралей стали появляться по совпадению именно в то время, когда мы вспоминаем 25 лет с момента подписания соглашения, которое решило без ведома граждан разделениe Чехословакии. Поэтому многие особенно активные граждане начали думать, не относится ли ирония именно к этой бесславно памятной дате. Почему? Флаг, который смотрит на водителей с тысяч рекламных щитов, изначально был не чешским, а чехословацким. И чешская сторона присвоила его после разделения общего государства чехов и словаков, впрочем, так же, как и бренд авиалиний ČSA. Но на настоящие причины и виновников разделения Чехословакии в Чешской Республике и четверть века спустя наложено табу.

Вновь это во всей красе подтвердила программа канала ČT 24, которая повторяла как попугай официальное мнение о том, что распад страны в 1992 году был самым маленьким злом и единственным выходом. Это было восстановление мифа о словаках, которые хотели освободиться от пражского ига, и чехах, которые были очень грустными, когда словаки их предали. Эту версию, по сути реальные виновники распада, Клаус и Мечиар повторяют до бесконечности. Но правда другая: для Клауса после фиаско на выборах в словацкой части федерации разделение было единственной возможностью удержаться в политике. Пусть и ценой разрушения государства. Несмотря на то, что даже в опросах, не говоря уже о референдуме, который вопреки воле граждан никогда не был объявлен, разделение никогда не поддерживало более трети населения как в Чехии, так и в Словакии.

comments powered by HyperComments