Во время Пражского фестиваля независимого кино («Prague Independent Film Festival») корреспондент «Пражского телеграфа» Юлия Вовк познакомилась не только с его организаторами, многочисленными почитателями кинематографа высокого уровня, но и с людьми, кто это кино делает. В программе фестиваля были как полнометражные фильмы, так и работы режиссёров – почитателей короткого метра.

Фото: www.vgorode.ua

«Основополагающая цель PIFF – открыть новые таланты и помочь кинематографисту найти свою аудиторию, наладить профессиональную сеть. Мы, как никто другой, понимаем, что в настоящее время в мире наблюдается тенденция к коммерциализации кинематографа. С одной стороны, талантливым кинематографистам с каждым годом становится труднее сделать успешную карьеру в этой области. С другой стороны, прогресс в киноиндустрии стал насколько велик, что теперь хорошее и качественное кино под силу снять даже при довольно скромных бюджетах. Вся наша дружная команда организаторов как в Праге, так и в Вене привыкла считать, что фестиваль, который мы проводим уже второй год подряд, сможет помочь талантливым кинематографистам проложить путь к вершинам всемирного признания и стать более успешными на своем творческом поприще», – рассказала создатель пражского фестиваля независимого кино Диана Ринго.

Корреспонденту «Пражского телеграфа» выдалась возможность поговорить сразу с тремя участниками фестиваля, выбрав для разговора форму блиц-опроса. У каждого талантливого режиссёра, сценариста, оператора, молодого кинематографиста есть свой путь к успеху. Ответы разных кинематографистов дали возможность получить обширную картину мира искусства кино.

Какую роль в вашей жизни играют кинофестивали, в которых вы принимаете участие? Является ли участие в них необходимым или обязательным?

Cтудент FAMU Фараз Алам: Кинопроизводство, как и многие другие виды искусства, процветает в том случае, если распространяется среди зрительской аудитории. Некоторые кинофестивали предлагают критически важную платформу, так сказать, надёжную основу для кинематографиста. При помощи такой платформы можно, двигаясь вперёд, развиваться самому, совершенствовать свой материал. Именно на подобных фестивалях режиссёр имеет возможность услышать как критику, так и похвалу своей работы. Полезные связи и знакомства – явный плюс таких мероприятий. Всё, что я перечислил, является важным не только для начинающего режиссёра, который ищет себя, но и для уже состоявшегося мастера своего дела с мировым именем. Но, само собой, если речь идет о короткометражном кино, то кинофестивали – это находка. Во-первых, есть возможность показать своё кино, пусть и маленькое. Во-вторых, узнать мнение более опытных коллег.

Профессор из Сан Франциско Кевин Понтуэи: Фестивали невероятно важны для развития и воспитания сообщества кинематографистов. На фестивале есть зритель, который и помогает испытать фильм на прочность. В тому же фестивали по-прежнему являются лучшим местом для поиска независимых и художественных фильмов. Фестиваль – это отличный способ общения на международном и местном уровне с аудиторией. Социальные и образовательные компоненты, которые происходят после нескольких часов просмотра кино, столь же важны, как и сам просмотр фильмов.

Профессор из Бостона Дэвид Эллис (фильм Time – Retrograde): Фестивали кино отлично подходят для совместной работы с другими кинематографистами. Нравится вам это или нет, мир искусства и кино любит данные и их подтверждение. Это факт для людей, занимающихся творческой карьерой. Фестивали – это место, где кинематографисты могут делиться своей работой с глобальной аудиторией. Фестивали являются важной площадкой для знакомства с новыми идеями, оценочными суждениями и опытом, которые могут помочь нам продолжить процесс обучения в качестве режиссёров, продюсеров и кинематографистов.

В какой момент своей жизни вы поняли, что кинематограф – это не просто хобби, а то, что может стать делом жизни?

Профессор из Сан Франциско Кевин Понтуэи: Несмотря на то что кино стало моим основным занятием, я также работаю и в других сферах. Сам по себе я родом из более студийного искусства. Речь идёт о рисовании, живописи, скульптуре и фотографии. В кино я пришёл, перепробовав всё выше перечисленное. В 2014 году, снимая свой первый фильм под названием «Северный проезд» (англ. North Passage), я понял на все 100%, что режиссура и киноискусство в целом – это и есть именно та самая сфера, которая полностью совпадает с моими внутренними интонациями, желаниями и стремлениями. Мне потребовалось долгих три года работы для того, чтобы это понять. В основном я делал раскадровку, редактирование и визуальные эффекты – это был отличный опыт обучения. Моя история как режиссёра началась именно так.

Профессор из Бостона Дэвид Эллис: Я снял свои первые фильмы в подростковом возрасте на старую на 8-мм камеру модели Revere. С тех самых пор выжила только одна катушка. Я её люблю и сейчас, а с самого детства был очарован съёмкой движущихся изображений. В 70-х годах я начал снимать обычные 8-миллиметровые сюжетные темы и делал свои первые короткие клипы. В 80-х годах я начал экспериментировать с видеороликами с VHS, а потом начались эксперименты с работой в одиночном кадре. Я начал серьёзно заниматься фотографией в 80-х годах, и постепенно я понял, что быть фотографом – это моя страсть. Я экспериментировал с фотографией и снимал на Polaroid. Примерно в 2000 году мне пришло в голову преобразовать некоторые дешёвые одноразовые видеокамеры с низким разрешением во что-то более стоящее. Дешёвую веб-камеру для детей за 18 долларов я преобразовал полностью и начал записывать непосредственно на компьютер. Остальное уже история! Именно тогда я и понял, что экспериментальное кино станет моей страстью на долгие годы.

Режиссёр Эмир Зиял (фильм Varying Chains): Я почувствовал этот момент в процессе съёмки своего первого короткометражного фильма. После окончания съёмок, пройдя через множество трудностей, я понял, что ничто другое не может так сильно менять мои внутренние ощущения и приносить такое сумасшедшее чувство удовольствия, как процесс съемки кино.

Какова была самая сложная задача при создании ваших фильмов?

Профессор из Бостона Дэвид Эллис: Для меня сложнее всего – начать. Наверное, это так же, как писателю, который садится писать роман. Очень трудно найти ту самую первую букву, с которой начнётся всё повествование. Обычно у меня несколько проектов, так что, когда один закончен («завёрнут»), есть ещё один, который я продолжаю. Наличие непрерывного творческого потока облегчает работу. Я иногда склоняюсь к тому, чтобы долго «танцевать» одну идею, а затем начать ее редактирование. Создание моего фильма Time – Retrograde начиналось довольно спонтанно. Особых сложностей не было. Мне нравится снимать видео на поздних ночных улицах, как это было в городе Лионе для фильма. Я работал над ещё одним довольно сложным фильмом в Барселоне, и поздно ночью меня осенило, что мне больше не нужен перерыв в другом проекте. Я «схватил» некоторые снятые ранее видео в городе Лионе и начал монтировать, и не ждал никакого результата вообще. Я монтировал так, как-будто делал эскиз. Очень просто, очень свободно. Фильм начал каким-то чудесным образом сам собираться воедино, слои начали взаимодействовать друг с другом. Отсутствие стремления достичь результата освободило меня и позволило просто объединить движущиеся изображения, чтобы увидеть, что произойдёт. Самой сложной задачей в фильме было создание часов вращения (одним из главных героев фильма являются огромные песочные часы, которые очень символично находятся в постоянном вращении), а затем принять решение о том, как добавить их в фильм. Реальные проблемы возникли тогда, когда я обнаружил, что в итоге получился действительно захватывающий и мощный короткометражный фильм с добавлением затухания, цвета и саундтреков с моими собственными многослойными записями.

Режиссёр Эмир Зиял: Лично для меня сложнее продолжать, потому что иногда трудно оставаться верным своим первоначальным идеям и прокладывать мост между режиссёром и аудиторией. На это приходится жертвовать большую часть своей жизни, и такие жертвы могут демотивировать режиссёра. Когда я снимал свой фильм Varying Chains, самой сложной задачей для меня были мои психологические проживания, потому что в процессе съёмок я погружался в образ своего героя, в его страдания. Фильм получился сложным психологически, и всё это я перенёс и в свою собственную жизнь. Так было до тех пор, пока я не закончил съёмочный процесс.

Профессор из Сан Франциско Кевин Понтуэи: Мне нравится процесс начала творчества, наверное, это моя любимая часть. А потом мне важно понять, когда нужно остановиться, иногда это намного сложнее. Я, как правило, трачу много времени на постпроизводство. Конечная обработка очень трудоёмка и забирает много сил.

Какие фильмы и почему произвели на вас самые сильные впечатление?

Режиссер Эмир Зиял: Все фильмы режиссёра Стенли Кубрика служат большим вдохновением для меня. Его мастерство всегда поражало меня. То, как выстроено повествование в его фильмах, заслуживает высокой похвалы. Вообще я являюсь большим поклонником сюрреалистического кино. Оно оказывает на меня большое влияние. В качестве примера назову фильмы «Голова-ластик» (англ. Eraserhead) Дэвида Линча или «Священная гора» (англ. The Holy Mountain) режиссёра Алехандро Ходоровски. Также стоит отметить режиссёров Дэвида Кроненберга и Ингмара Бергмана.

Профессор из Сан Франциско Кевин Понтуэи: Я думаю, что на меня больше всего влияют режиссёры, чем какие-то отдельные фильмы. Великий режиссёр Андрей Тарковский всегда имел на меня большое влияние. В последнее время на меня, мои настроения сильно повлиял Рой Андерссон. Мне симпатичен гуманизм в его фильмах, нравятся живописные композиции и визуальное повествование в его картинах. Я считаю очень необычным и интересным его карьерный путь – его стойкость и выносливость невероятны. Также стоит отметить творчество Мирослава Слабошпицкого (фильм «Племя»), и в последнее время особенно хорош, на мой взгляд, режиссёр Тим Саттон, который снял великолепный фильм «Тёмный рыцарь».

Профессор из Бостона Дэвид Эллис: Мне очень нравится ранее творчество режиссера Джима Джармуша. Особенно его фильмы «Более странно, чем в раю» (англ. Stranger Than Paradise) и «Отпуск без конца» (англ. Permanent Vacation). Длительные изучения характера персонажей в этих фильмах меня завораживает. Само собой, нельзя не упомянуть авангардное кино начала XX века таких режиссёров, как Ман Рэй, Ханс Рихтер и Викинг Эггелинг. Кино-нуар также моя любовь! Мой любимый фильм в этом жанре – «Третий человек» (англ. Third Man) с Орсоном Уэллсом.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя