На фото Владимир Байков

Доктор технических наук, профессор Владимир Байков, герой рубрики «Гость Праги», от других отличается тем, что в Праге ему довелось пожить и поработать. Было это почти двадцать лет назад, а не так давно вышла его книга «Ленинградские хроники. От послевоенных 50-х до «лихих 90-х»», в которой автор вспоминает и о Праге тех лет. Корреспондент ПТ Ирина Кудимова поговорила с Владимиром Байковым, последние годы живущим в Германии, о том, какой он помнит Прагу и чем она отличается от сегодняшней.

Как получилось, что Вам довелось преподавать именно в Чехии? Ведь в 1995 году можно было выбрать что-то подальше от России?

Начну чуть издалека. В восьмом классе, а было это  в 1958 году, мы начали изучать географию зарубежных стран. Каждому ученику нужно было готовить материалы по «своей» стране. Мне по жеребьевке досталась Чехословакия. Я поначалу расстроился, потому что мне хотелось, чтобы досталась какая-нибудь англоязычная страна.

С пяти лет родители водили меня в группу английского языка при ленинградском Доме учёных, и мне за эти годы удалось основательно освоить язык.

Но постепенно, по мере сбора материала по Чехословакии, страна  стала интересовать меня всё больше и больше. В те годы выходил на русском языке журнал «Чехословакия», и я, купив несколько номеров, окунулся в жизнь Праги, Карловых Вар. Начал собирать открытки и чешские марки, подготовил целый альбом.

Потом мне захотелось начать переписываться с чешской девочкой. Тут сыграл свою роль пример брата: он учился в «немецкой» школе, где, помимо уроков немецкого языка, на немецком преподавались и литература, и история. Он переписывался с девочкой из ГДР. Но наша учительница сказала мне, что с этим стоит подождать. Хотя в годы «оттепели» многие вещи упрощались, но ко всему, что было связано с заграницей, относились с опаской.

Тогда, наверное, не подозревали, что доведётся преподавать в Праге?

Симпатию к Чехии, к Праге я сохранил надолго: они и явились главным стимулом для поездки в 1995 году. Для этого существовали, кроме того, две предпосылки: интернет и перестройка. Интернет позволял оперативно узнавать о вакансиях в университетах по всему миру, а перестройка избавляла от необходимости получения через ОВИР выездной визы. В 1985 году я защитил в Ленинграде докторскую диссертацию в области компьютерной техники, а в 1987 году получил звание профессора. Это существенно расширяло возможности для поездки за рубеж в качестве Visiting Professor. В то время мой стаж преподавания превышал 15 лет. Найдя в Интернете профессорскую вакансию в Пражском техническом университете, я выслал туда свои документы и сообщил координаты, включая номер домашнего телефона. Через несколько дней мне позвонил заведующий кафедрой университета и провел со мной получасовую беседу на английском языке. В конце беседы он мне сказал, что вышлет официальное приглашение. Оно было необходимо для оформления рабочей визы через Чешское консульство в Санкт-Петербурге. Я стал ждать приглашения, но оно почему-то всё не приходило.

Может, потому что в Европе совсем другой ритм жизни – они так не спешат?

Нет, я потом позвонил в Прагу, мне ответили, что выслали две недели назад экспресс-почтой. И вот спустя ещё неделю соседка по дому приносит мне письмо: «Вроде, вам», – говорит. Я смотрю адрес и… всё понимаю: индекс правильный, улица, дом номер – всё в порядке. Отсутствует только номер квартиры. А  в доме у нас больше сотни квартир.

Дело всё в том, что в Чехии, как и в Германии, нет номеров квартир, есть просто имя жильца и номер парадной (а не номер дома).

Как себя чувствовал российский преподаватель, ехавший в страну, знакомую по детскому альбому?

Билеты на самолёт для меня были дороговаты, поэтому поехал в Прагу поездом. По дороге проезжал три или четыре страны, там везде в ходу разные деньги. Хорошо, что у меня с собой были мелкие долларовые купюры. Купил на станции на один доллар три бутылки «Боржоми» и кулёк отварной картошки. То ли в Литве, то ли в Латвии. Самая жёсткая проверка багажа была в Чопе. Выдавили даже зубную пасту из тюбиков, вывинчивали потолочные люстры, всюду искали валюту. И наконец я в Праге! Черепичные крыши домов, полное отсутствие снега и на улицах, и на крышах, хотя дело было в феврале. Встретил меня мой куратор от университета – пан Доуша, доцент кафедры, где мне предстояло работать. Мы доехали на машине до гостиницы на улице Эйнштейна, где меня поселили в одноместный номер. На следующий день я должен был явиться на кафедру.

Как приняли в коллективе?

На кафедре меня представили заведующему, которому я подарил две свои последние книги. Мне выделили рабочее место в кабинете на двоих человек. Второй сотрудник был в это время в командировке во Франции, поэтому всё помещение было полностью в моём распоряжении. Невиданная роскошь: в одной комнате стояло целых три персональных компьютера с постоянным подключением к интернету! У нас в институте нужно было записываться в очередь для работы на компьютере, а выход в интернет существовал только в вычислительном центре.

Мне на следующий день оформили электронный адрес на почтовом сервере университета. Помимо лекционных курсов на английском языке, которые мне предстояло читать, мне хотелось параллельно глубже  освоить работу в интернете. Я начал искать в книжных магазинах литературу об интернете. Ни в одном книжном магазине ничего не было!

Ну не бывает же безвыходных ситуаций…

Конечно. Я обратился к своему приятелю, который преподавал в США, а получив книгу, я взялся за её изучение. Поскольку в ней был указан электронный адрес автора, я связался с этой дамой, обратившись к ней с просьбой о возможности перевода ее книги на русский язык и издания её в России. Кстати, предисловие к книге написал Альберт Гор, бывший в то время вице-президентом США. Она мне однако ответила, что для ПЕРВОЙ книги об интернете на русском её книга не совсем  подходит, она больше рассчитана на продвинутых пользователей.

А как налаживался быт на новом месте?

В течение первой недели мне оформили медицинскую страховку в размере 30 тысяч долларов, что меня очень растрогало. Кроме этого, как преподаватель университета, я имел право на бесплатное посещение бассейна и участие в теннисных тренировках. Бассейн я регулярно посещал и в Петербурге, а вот тренировки по теннису меня очень заинтересовали. Играть я умел, но хотелось совершенствоваться.

Но Вы же работали не с чешскими студентами. У Вас учились иностранцы? 

Преподавание для иностранных студентов на английском языке началось на факультете Пражского технического университета за два года до моего приезда в Прагу, т.е. в 1993 году. А я приехал туда по приглашению в феврале 1995 года. До этого с идеей преподавания иностранцам на английском, минуя их предварительное обучение русскому языку, я обращался к мэру Санкт-Петербурга Анатолию Собчаку. Меня очень приветливо приняли в Смольном, идея им чрезвычайно понравилась. Однако дело постепенно спустили на тормозах.

Здесь же, в Праге, собрали группу студентов из разных стран – из Греции, из Ганы, из Ирака, было и несколько студентов-чехов, всего около двадцати человек. Я читал им на английском языке лекции по устройству и программированию микропроцессоров, вёл лабораторные работы.

Много отличий нашли тогда от жизни в России?

Что меня сразу удивило в университете – здесь не было звонков, говорящих о начале и конце лекции. Просто составлялось расписание, по которому по согласованию с преподавателем назначались лекционные часы. Но был и контроль: каждую неделю нужно было сдавать на кафедру листок с указанием успеваемости, посещаемости и активности каждого студента. Первый небольшой конфуз, который со мною случился, произошёл восьмого марта. Я явился на кафедру с букетом цветов, чем несказанно удивил секретаря кафедры – миловидную даму лет тридцати. Она долго не могла понять, что я имею в виду. Лишь поговорив со своей мамой, она узнала, что когда-то этот день действительно отмечался и у них.

Но нашу традицию «первой получки» приняли благожелательно. Я пригласил в ресторан при гостинице, где проживал, моего куратора, секретаря кафедры, двух доцентов, с которыми у меня были дружеские отношения, и моего соседа и одновременно коллегу по работе в университете – доцента из Сиднея. После нескольких тостов мои чешские знакомые, пытаясь перейти на русский язык, стали по очереди каждый по строчке декламировать: «Мой дьядья самых чистых правьил, Когда не на шютку занемог». Кончилось тем, что мы все хором, правда, негромко, исполнили песню «Битлз» – Yesterday.

Тогда ещё сохранялись общие праздники?

Конечно, самым знаменательным событием 1995 года было отмечание 50-летия Победы. В Прагу съехались представители и ветераны тех стран, которые освобождали Чехословакию в 1945 году, приехали и другие союзники по антигитлеровской коалиции. На набережную Влтавы из самолёта времён войны высадился десант. Приехали наши военные в форме времен Второй мировой войны, они прибыли в кузове грузовика знаменитой фронтовой полуторки. На Староместской площади играл большой джаз-оркестр, они исполняли мелодии военных лет. Исполняли и нашу «Катюшу».

Съехалось много корреспондентов из разных стран. Рядом со мной стояла миниатюрная американская журналистка. Ей из-за маленького роста никак было не сделать фотографии. Поскольку все были охвачены какой-то эйфорией всеобщего братства, я предложил ей сесть мне на плечи. Минуту поколебавшись, она это сделала.

После нескольких щелчков фотоаппарата, она, сидя у меня на плечах, спросила:

«Вы сказали, что приехали из России? Так значит снова Америка с Россией союзники?» – и засмеялась, посматривая на меня сверху вниз.

Ближе к завершению моего визита в Прагу меня пригласил к себе домой мой университетский куратор. Состоялся семейный обед, на котором, кроме него самого, за столом сидели его жена и двое детей-подростков. Нынче им уже под сорок лет. Меня удивило полное отсутствие хлеба на столе. А они удивлялись, мол, неужели в России и суп едят с хлебом? Мы обменялись сувенирами, у меня были майки и кепочки с эмблемой Санкт-Петербурга, а они подарили мне альбомы с видами Праги.

Получилось, что Вы путешествовали по странам в эпоху глобальных перемен?

В это время по России катились «лихие девяностые». Буквально через несколько дней после моего приезда мой куратор встретил меня словами: «Слышали, в Москве убили какого-то известного журналиста?» Это был Владислав Листьев. Цены у нас, отпущенные в начале 1992 года, продолжали медленно расти почти каждую неделю. А здесь, в Праге, все было гораздо стабильнее и спокойнее. Ну и, кроме того, моя профессорская зарплата в Чехии была раза в четыре выше, чем в Санкт-Петербурге. Поэтому я мог регулярно посиживать в кафе, заходить в рестораны. Надо сказать, что не в пример нынешним, ресторанные цены тогда были очень скромными: за 4–5 долларов можно было пообедать, запивая огромные бифштексы большой кружкой пива Velkopopovický Kozel.

Значит, Прага оставила светлые воспоминания?

Через несколько месяцев, когда я вернулся в Санкт-Петербург, мне еще переслали отпускные за проработанные полгода в Праге. Это было приятной неожиданностью.

Какое-то время мы переписывались по электронной почте с моим чешским куратором. До сих пор я время от времени захожу на сайт Пражского технического университета и вижу, что теперь на английском там обучается уже не одна группа, а целый факультет. Т.е. это направление получило развитие. В 2009 году мы с женой были в Праге. К сожалению, это были выходные дни, и университет был закрыт. Единственное, что мне удалось – это посетить гостиницу, где я проживал в те годы.

Вставка:

Байков Владимир Дмитриевич (р. 16.02.1944, Юрга). Специалист в области специализированных цифровых вычислительных машин реального времени и информационно-вычислительных сетей. Окончил (1967) ЛЭТИ по специальности «Maтематические счётно-решающие приборы и устройства».

Кандидат технических наук (1969), доцент (1971), доктор технических наук (1985), профессор (1988). Известный в стране и за рубежом специалист по архитектуре ЦВМ, машинной арифметике, спецпроцессорам и интернет-технологиям. Преподавал в Конакрийском (Гвинея) и Пражском техническом университетах.

Известный спортсмен: участник всесоюзных спартакиад, чл. сб. команды СССР по лёгкой атлетике, чемпион (1960-1961) Ленинграда по толканию ядра и метанию диска и копья. Автор многочисленных учебных пособий для студентов. Один из активных участников-составителей интернет-энциклопедии «Википедия».

Ирина Кудимова

comments powered by HyperComments