В следующем году Чехия отмечает столетие со дня возникновения Чехословакии, а первого января исполнится 25 лет с того момента, как это государство перестало существовать и распалось на два новых – Чехию и Словакию. У последней именно 1 января – праздничный день. 

Фото: открытый источник

Мы уже говорили о том, что большинство людей создание нового государства связывает с Томашем Гарригом Масариком, который, кстати, согласно телевизионному опросу, стоит на втором месте после Карла IV в списке лучших людей Чехии. На самом деле в продвижении идеи участвовало три известных человека, которые образовали своеобразный триумвират. Какая должна быть форма нового образования, эмигранты размышляли, прислушиваясь при этом к советам европейских политиков и ища поддержки за океаном.

Словацкие историки убеждены, что Милан Штефаник, погибший при невыясненных обстоятельствах 4 мая 1919 года, в этой тройке вполне мог претендовать на лидирующую роль. Он начинал свою карьеру как учёный, астроном, но его интересы, характер и взгляды привели его к знакомствам, сыгравшим в дальнейшем решающую роль в его жизни. Еще в студенческие годы он дружил с Вавро Шробаром (Vavro Šrobár), через которого вышел на публикации Томаша Масарика. Впоследствии в эмиграции он познакомился с Масариком, и они стали единомышленниками.

Не Масариком единым 

Милан Растислав Штефаник – интеллектуал, блестящий астроном, любимец женщин – переехал во Францию, где принял гражданство. Говорят, его имя и сегодня больше известно именно там. После его гибели более 50 женщин Франции и Италии держали траур. Ежегодно те, кто называет себя его потомками, объединившись через социальные сети, проводят встречи: считается, что потомков словацкий учёный сотворил столько, что многие перестраховываются и проверяют своих избранников, чтобы случайно не оказаться родственниками по крови. Из Франции Штефаник совершал научные поездки в Азию, Африку, Южную Америку.

С началом Первой мировой войны он без размышлений отправился в армию, но у него были серьёзные проблемы с желудком. Рвущийся на передовую Штефаник ждал, как решится его вопрос. Пехота исключалась по состоянию здоровья, а вот летать с больным желудком он, по мнению специалистов, мог.

Милан Штефаник стал военным лётчиком и был направлен в Сербию. После одной из аварий в 1915 году он находился на лечении в Риме, где сошёлся с группой чешских и словацких эмигрантов, уже вместе они сформировали в 1916 году Чехословацкий национальный совет. Расширить знакомства ему помогла французская светская львица Клэр Жувинель.

Она стала одной из жертв его необъяснимого очарования сразу после того, как он, по её словам, сказал ей, что с её помощью он вернёт себе родину. Клэр Жувинель действительно привела его в «высший политический свет», его связи потом очень помогали чешским и словацким эмигрантам находить моральную и материальную поддержку.

С помощью единомышленников Штефаник надеялся реализовать свою мечту о самостоятельной Словакии. И хотя государство Словакия вообще не сууществовало никогда до этого ни в какой форме, многие считают, что одним из первых, кто зародил эту идею в самосознании словацкого народа, был Милан Штефаник.

Попав в политические круги, он подумывал о политической карьере, но понимал, что для противостояния Австро-Венгерской империи необходимо, чтобы у борющегося за самостоятельность государства была надёжная сила. Так была сделана ставка на легион. Томаш Масарик и Милан Штефаник стояли у создания корпуса чехословацких легионеров в царской России.

По инициативе снизу 

22 октября 1918 года уже было понятно, что Карл I Габсбург пойдёт на уступки своим народам. Он обратился к Народному собранию Чехословакии с просьбой о том, чтобы дальнейшие шаги прошли без кровопролития. 28 октября Карел Крамарж и Эдвард Бенеш в Женеве провозгласили самостоятельность Чехословакии. Тогда ещё никто не был уверен в том, что это будет республика. Предполагалась и монархическая форма правления.

Вожделенная новость молниеносно распространилась по крупным городам Чехословакии. В этот же день на Вацлавской площади священник Теодор Заградник сообщил торжествующему народу о создании самостоятельной Чехословакии. До 30 октября во всех крупных городах прошла передача власти Национальным комитетам, и мирный переворот был завершён.

Главные герои были далеко от своего государства: Масарик – в Америке, Штефаник – в России, Бенеш, единственный оказавшийся в судьбоносный момент в Европе, спешил к соотечественникам. Масарику сообщил, что ему уготована должность президента. Крамарж становился премьер-министром, Бенеш – министром иностранных дела, а вот Штефаника как-то забыли «пристроить». Точнее, ему планировалось предложить должность посла в какой-нибудь далёкой стране.

Весть о том, что провозглашено самостоятельное государство Чехословакия застала Милана Штефаника в Сибири, откуда он в январе 1919 года спешно отправился в Рим, якобы решить некоторые моменты, с которыми был не согласен, а 4 мая 1919 года он и ещё три лётчика летели итальянским бомбардировщиком Caproni 450 в Братиславу. Это была первая авиакатастрофа в Чехословакии. Причины гибели и сегодня вызывают много вопросов.

Воинская доблесть Штефаника, заслуги перед новым государством были вне конкуренции, его авторитет был неоспорим. Он торопился домой. Собственно, мог приехать поездом, но это был бы совсем иной формат, нехарактерный для человека, любящего риск, эффекты и внимание.

Когда самолёт появился на горизонте, по нему начали стрелять. Сегодня многие в Словакии утверждают, что приказ стрелять отдал Эдвард Бенеш. Нужно признаться, что и для Масарика, и для Бенеша словацкий герой стал фигурой нежелательной. Его популярность и иные взгляды на планируемые реформы могли стать помехой. Масарик слегка ревновал Штефаника к женщинам, не понимал, чем он очаровывал прекрасную половину человечества. А вот для Бенеша он за последнее время из единомышленника превратился в настоящего противника.

Гибель Штефаника предоставила возможность его бывшим единомышленникам проводить их планы по созданию Чехословакии без корректировок со стороны представителей интересов словацкого народа.

Спустя годы. Инициатива сверху 

Однажды Словацкое государство всё-таки отделилось. Правда, для того, чтобы в годы Второй мировой войне стать союзником нацистов. После войны всё автоматически вернулось к прежней форме. О том, что и до, и после этого в Словакии были силы, настроенные на федерализацию и самостоятельность, не разглашалось.

После Бархатной революции этот вопрос достаточно назрел. Многие чехи были искренне удивлены фактом, что со стороны Словакии идёт инициатива образования нового государства. 25 августа 1992 года состоялся самый последний разговор двух лидеров – Вацлава Клауса и Владимира Мечьяра на вилле Тугендгат (Брно). Что называется, с глазу на глаз. На трёхчасовую дискуссию никого не пустили, о деталях разговора никто ничего не знает до сих пор, тем более что аудиозаписи не существует. Ожидавшим журналистам сообщили, что с 1 января 1993 года Чехословакия распадается на 2 отдельных государства – Чехию и Словакию.

Окончание. Начало в №40(345).

Ирина Костина

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя