Фото: www.mk.ru

Сергея Крикалёва называют «Человек-рекорд». С 2005 по 2015 гг. он держал мировой рекорд по продолжительности общего пребывания в космосе – 803 дня, 9 часов, 42 минуты. Он летал в космос шесть раз, восемь раз выходил в открытый космос, причём семь раз – в течение одной экспедиции. В открытом космосе он провёл 41 час и 26 минут. Сейчас Сергей Крикалёв, которому в августе исполнилось 59 лет, является исполнительным директором по пилотируемым космическим программам российской государственной корпорации «Роскосмос».

С 17 по 20 октября Сергей Крикалёв побывал в Праге в составе делегации «Роскосмоса» и дал путёвку в жизнь памятной монете Чешского монетного двора, посвящённой 60-летию полёта в космос первого искусственного спутника Земли.

Сергей Крикалёв рассказал председателю редакционного совета ПТ Наталье Судленковой о том, почему ему не удалось пообщаться с инопланетянами, как планируется использовать лунную пыль и каким будет следующий шаг человечества в космосе.

Сергей Константинович, в эти дни мы отмечаем 60-летие первого полёта «Спутника–1». Сегодня на орбите находится самый большой из созданных людьми искусственных спутников Земли – Международная космическая станция. Что можно назвать самым существенным изменением, произошедшим за 60 лет?

Одно из важнейших изменений заключается в том, что раньше за космос соперничали, это была борьба. 60 лет назад мы могли послать в космос только самый простой беспилотный аппарат. Теперь у нас есть огромный международный корабль МКС с большим экипажем, здесь работают 6 человек. Это вершина международного сотрудничества. Ранее начинала и развивала свою космическую программу каждая страна отдельно. Первым совместным проектом был «Союз–Аполлон» США и СССР в 1972 году. Сейчас мы работаем на орбите вместе.

Я убеждён, что чем больше бы будем отдаляться от 4 октября, тем лучше поймём его важность. Я не сомневаюсь, что новые полёты в космос ещё больше покажут огромный потенциал, который скрывает это неизведанное пространство.

Что будет дальше происходить с МКС? Как долго она ещё сможет работать?

Первоначально мы планировали использовать её до 2020 года, потом мы продлили договор до 2024 года. Не исключено, что договор вновь будет продлён. Продолжение сотрудничества бы было однозначно эффективнее. Мы ранее уже оценивали возможность того, что американцы откажутся от сотрудничества, оценивали, возможно ли отсоединить от МКС российские модули и продолжать работу дальше. Но это не идеальный вариант. На МКС сейчас реализуется очень много экспериментов, которые финансируются как государствами, так и частными фирмами. И МКС очень важна для подготовки полётов в глубокий космос.

Вы упомянули о том, первый полёт «Спутника» проходил в атмосфере соперничества. Насколько это противостояние отражалось на работе совместных экипажей, в которых Вы принимали участие, например, на «Дискавери»?

Наши программы конкурировали и конкурируют друг с другом. Совместный экипаж, однако, всегда должен быть единым целым. Так что никто не тянул одеяло на себя. Ни на палубе «Дискавери», ни в других случаях, когда американский космонавт летел на российском «Союзе».

Есть очень много разных теорий о том, как с космонавтами на орбите связывались инопланетяне. А с вами они на связь выходили? Вы хотели бы этого?

Конечно, мы хотели, но не очень ждали, потому что вероятность этого очень маленькая. Хотя было бы интересно.

Один из возможных совместных международных проектов – освоение Луны и Марса. Ведутся ли сейчас дискуссии на тему того, чему отдать предпочтение?

На самом деле, эти дискуссии уже давно завершились. Они действительно были, и наше мнение всегда было такое, что прежде чем лететь на Марс, мы должны попробовать свои силы около Луны. Американцы долгое время дискутировали, но сейчас все согласны, что следующим шагом будет всё равно Луна, а Марс должен быть шагом уже после Луны. Мы также рассматриваем вариант реализовать пилотируемый полёт в космос к одному из астероидов.

Если говорить кратко, то план следующий: перый этап – выход за пределы околоземной орбиты, следующим этапом будет разворачивание  инфраструктуры на Лунной орбите, потом дальнейшая высадка на Луне и исследование глубокого космоса.

Луна кажется очень близкой. Какие работы можно там проводить?

Их много. Главные – конечно, исследование Луны, если уж мы там окажемся. А также изучение космоса. На Луне нет атмосферы, на работы не повлияет земная атмосфера. Поэтому мы рассчитываем на то, что получим результаты, которые будут отличаться от тех, которые мы получали до сих пор.

Новым будет также то, что можно будет намного лучше изучить нашу собственную планету, за которой мы до сих пор следили только с низкой орбиты.

Есть тут и ещё один очень интересный аспект: как только мы начнём на Луне строить, то не исключено, что для строительства станции будут использованы материалы, которые там уже есть, например, лунная пыль, которая называется реголит. В последнее время, к тому же, говорят о возможном присутствии воды на Луне. Она может понадобиться при полётах в дальний космос.

Вы сказали «около Луны». Вы имеете в виду орбитальную станцию? Она не будет копировать МКС либо дублировать её?

Я верю, что станция возле Луны появится, в то же время будет сохранена и та, которая расположена на низкой орбите, то есть нынешняя МКС. Оба проекты не исключают друг друга и имеют абсолютно разные функции.

На МКС летали семь «космических туристов». Как сегодня выглядит программа туристических полётов в космос? Есть ли люди, которые интересуются этим?

Люди, которые интересуются, есть. Пока такого плана, каким он был на начальном этапе МКС, нет. При той пересменке, которая сейчас есть, это сложно, так как экипаж составляет шесть человек. Раньше турист летел как попутный груз с одним экипажем, а возвращался с другим.

Скорее всего, сценарий работы с туристами сейчас будет другой. Некоторые компании планируют создание собственных независимых станций, возможно создание туристического модуля, который будет пристыкован к МКС. Сценарии есть, но это будет не такое повторение полётов туристов, как это было ранее.

В США частные компании создают различные проекты и обещают в ближайшем будущем успешные пилотируемые полёты в космос. Возможно это в России?

Для начала надо посмотреть, что из себя представляют эти частные компании. Они частные, но проекты реализуют за государственные деньги, их заказчиком выступает НАСА. В этом смысле «Роскосмос» практически ничем не отличается от западных аналогов. У нас тоже есть акционерные общества, в которых мы размещаем заказы.

Россия построила космодром «Восточный». Насколько интенсивно будет теперь использоваться космодром «Байконур» или Россия постепенно будет уходить оттуда?

«Байконур» будет использоваться и далее, тем более что «Восточный» находится пока в состоянии строительства.

А когда он будет построен, то сможет заменить «Байконур»?

Он может дублировать его в каких-то задачах. Ничего необычного в этом нет. В Китае уже строится четвёртый космодром, хотя программа у них менее развитая, чем у нас. У нас фактически два космодрома, а на территории России был один – «Плесецк», который не очень подходил под программу пилотируемых полетов.

Поэтому, я думаю, что даже когда в полный строй войдёт работа на космодроме «Восточный», то космодром «Байконур» останется.

Вы бы хотели ещё раз слетать в космос?

Да, я хотел бы. И я рассчитывал полететь на новом корабле, так как тот опыт, какой я получил в предыдущих полётах, мог бы пригодиться при испытании нового корабля. Было бы интересно посмотреть, как изменилась станция. В самом начале станция состояла всего из двух модулей, потом, когда я летал, там уже было четыре модуля, потом добавились пятый и шестой. Они все были разного размера, сейчас их стало ещё больше, добавились европейские модули, японские модули, ещё один американский, ещё один российский, планируется добавление еще двух российских модулей. Было бы интересно слетать на станцию, когда она будет в окончательной конфигурации.

ВСТАВКА:

27 сентября 2017 г. новостные агентства сообщили, что «Роскосмос» и НАСА договорились о создании окололунной станции. Агентство «Интерфакс» сообщает, что первые модули станции Deep Space Gateway на орбите Луны могут быть выведены в 2024–2026 годах.

Оговорено, что участие в проекте могут принять Китай, Индия, Бразилия и ЮАР.

По словам главы «Роскосмоса» Игоря Комарова, стороны в предварительном порядке обсудили вклады стран-участниц.

«Нашим вкладом в создание станции может стать создание от одного до трёх модулей и стандартов унифицированного стыковочного механизма для всех кораблей, которые будут стыковаться к станции. Кроме того, Россия предполагает задействовать для вывода конструкций на окололунную орбиту создаваемую в настоящее время новую ракету-носитель сверхтяжёлого класса», – сказал глава «Роскосмоса».

Со своей стороны, директор «Роскосмоса» по пилотируемым программам Сергей Крикалёв сообщил, что кроме шлюзового модуля Россия может разработать для новой станции жилой модуль.

Наталья Судленкова

Окончание. Начало в №39(343).

comments powered by HyperComments